«Не надо оправдываться, если в школе что-то идёт не так»

«Не надо оправдываться, если в школе что-то идёт не так»

Монолог директора школы, которая входила в список худших в США
3 329
1
Фото: ted.com

«Не надо оправдываться, если в школе что-то идёт не так»

Монолог директора школы, которая входила в список худших в США
3 329
1

Педагог Линда Клайэт-Уеймэн возглавила одну из самых опасных школ северной Филадельфии и вывела её из чёрного списка. Выступление Линды на TED «Как вывести школу из отстающих» набрало почти два миллиона просмотров, а её опыт из года в год становится темой для обсуждения на различных конференциях по образованию.

В детстве я ходила в среднюю школу, здесь, в Филадельфии — это была скверная школа. Я приходила домой и говорила маме: «Я ничему не учусь. Нас ничему не учат». Когда я поступила в колледж, то хотела выбрать юриспруденцию. Начала учиться, но после слабой школы это было очень тяжело. И я поняла, что всё же хочу стать учителем — чтобы мои ученики так не страдали в колледжах.

Однажды, когда я уже работала в системе образования, мне поручили подобрать директора для школы Strawberry Mansion. Это была плохая школа в очень опасном районе с отвратительной репутацией. Я пыталась найти хоть кого-то, но тщетно. Один из кандидатов, услышав о том, что я намерена перевести его в Strawberry Mansion, поднял рубашку и показал мне сердечный монитор: «Я стану директором, но это может меня убить».

Я продолжала поиски, впала в депрессию из-за неудач. И однажды голос в моей голове сказал: «Это должна быть ты сама». На следующий день уволилась из окружного департамента и стала директором Strawberry Mansion. Я знала специфику школы и района, и мне хватило мужества. Надо было сразу понять, что я лучше всего подхожу для этой должности.

Три принципа Линды Клайэт-Уеймэн:

1. То, что происходит в школе, зависит только от директора: от мелких проблем типа замены лампочек до финансирования и учебных планов.

2. Всегда существует много оправданий, почему у школьных проблем нет решения. Надо прекратить искать их и начать работать.

3. Учеников надо любить и безоговорочно в них верить. С ними надо открыто говорить об их ожиданиях и прямо указывать на то, что школа может изменить их сегодняшнюю жизнь и будущее.

Когда я попала в школу, то поняла, что внутри всё ужасно — от классов до отношения учителей, но никто ничего не пытается исправить. Всё было неправильно выстроено, вплоть до расписания уроков. Дети отказывались заходить в классы, а учителя и не ждали, что они зайдут. Плюс проблемы с наркотиками, оружием, насилием, угрозами в отношении персонала школы. Никакой надежды ни на что и ни в чём.

Я начала с того, что собрала учителей и сказала, что мы должны создать настоящую школьную среду для наших учеников, не думая о том, что они плохие. Тем, кто отказывался верить в то, что проблемы можно решить, я просто предложила уйти. Я поговорила с учениками и сказала им, что каждый живёт в своём доме по своим правила.

В школе они должны будут принять мои правила и следовать им. Если ты их нарушаешь, если ты их не хочешь соблюдать, то из школы тоже можно уйти

С формулировки правил всё и началось. Учителя вместе с учениками разработали в итоге новую программу дисциплины. Мы назвали её «Обсуждению не подлежит».

А дальше было нужно мужество. Я считаю мужество навыком. Ты работаешь, изучаешь что-то, постоянно совершенствуешься. Когда есть знания, становится меньше страха — это даёт силы работать и идти вперёд.

Чтобы справиться с насилием в школе, мне нужна была помощь. Я попросила её у правоохранительных органов. Вы не поверите, но они предложили нам сводную программу, посвящённую стрельбе в Колумбайне. Когда ученикам показали видеореконструкцию тех событий, они смеялись. Я спросила, почему им смешно, думая про себя: «Если даже это вызывает у них смех, что же мне делать?».

Дети ответили: «Это видео — ничто по сравнению с тем, что мы видим вокруг себя каждый день». И тут я поняла. Поняла, что дети напуганы, а путь к исправлению в том, чтобы предложить им альтернативу страху и ужасу. Это я и начала делать.

Мы просто вытаскивали их из привычных компаний. Водили на экскурсии, показывали им другой мир. Собирали деньги и снова возили, даже когда дети не очень-то и хотели. Большинство из них, к слову, даже в зоопарке ни разу не были.

В школу взяли новых наставников, разработали специальные программы помощи и реабилитации, некоторые были ориентированы на конкретного ребёнка и его частные проблемы.

Дети стали видеть себя в этим мире, они стали не одиноки, смогли пережить то плохое, что с ними когда-то уже случилось, и двигаться дальше. Мы делали так, что они переживали новый опыт, в том числе жизненный, позволили им видеть и слышать всё, что вокруг них, по-другому. Это изнуряющий и изматывающий путь, но он работает. Главное — постоянно говорить им, что мы их любим.

«Я люблю вас и буду любить», — это было моим посылом

Директора должны понимать, что школа — это только их зона ответственности. Никто не придёт и не решит проблемы за них. Здесь всё контролируете вы. И отвечаете за всё тоже вы. Не ждите бесконечно помощи, работайте.

По материалам публикаций Wharton School и Principal Wayman.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
Полностью согласен. И поступаю так же.
Больше статей