Московские власти подают иск об ограничении прав родителей пятилетней девочки, которая всю жизнь провела в больнице

Московские власти подают иск об ограничении прав родителей пятилетней девочки, которая всю жизнь провела в больнице

10 декабря, 2019

Московские власти подают иск об ограничении прав родителей пятилетней девочки, которая всю жизнь провела в больнице

10 декабря, 2019

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения Москвы прокомментировала историю пятилетней девочки, которая без видимых на то оснований всю свою жизнь живёт в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя». Ранее подробно в об этом случае в «Медузе» рассказала Катерина Гордеева.

За пять лет своей жизни девочка, которая в тексте «Медузы» выведена под именем «С.», сменила три отделения клиники «Мать и дитя»: реанимацию, отделение для новорождённых и была переведена в отделение для «детей старшего возраста. При этом ребёнок переведён туда лишь формально, по документам. Фактически дошкольница продолжает находиться в младенческом отделении ПМЦ.

— Почему С. находится в больнице? — спрашиваю у Марка Курцера.

— Потому что вначале были медицинские показания, а потом родители не хотели забирать ее домой, называя разные причины. У нас же нет правового механизма, по которому мы можем насильственно выставить пациента — несовершеннолетнего, подчеркиваю, пациента — на улицу, — говорит Курцер.

— Но за пребывание С. ваша клиника получала огромные деньги.

— Родители оплачивали наши услуги в соответствии с условиями заключенного договора. С 21 марта 2019-го клиника прекратила договор — мы выписали ребенка из стационара. Сейчас оплата за проживание и питание девочки вместе с нянями в центре не взимается, поскольку юридические отношения прекращены, — говорит Курцер.

— Если вы ее выписали, почему она все еще здесь?

— Физически забрать ее могут только родители. А они этого не делают. Патовая ситуация.

Фрагмент разговора Катерины Гордеевой и создателя сети клиник «Мать и дитя» Марка Курцера

В феврале в центр «Мать и дитя» пришла проверка из Следственного комитета. В результате нее, по словам одного источника «Медузы», в марте было возбуждено уголовное дело, которое закрыли через несколько дней под давлением прокуратуры; по другим данным, оно не было возбуждено вовсе. В феврале проверку начала и прокуратура Черемушек, причем в отношении ПМЦ — о разглашении данных.

С каждым днем пребывания в клинике у С. всё меньше шансов на нормальное развитие психики и личности, потому что она теряет самый важный для развития и социализации период, считают эксперты.

Конфликт между администрацией ПМЦ и родителями С. обнажился в январе 2019 года, когда клиника расторгла с последними контракт, но ребёнок по ряду юридических причин остался в больнице.

«Это решение её родителей. А у них в свое время пошел на поводу медицинский центр. И все это привело, на мой взгляд, к тяжелым последствиям. А приведет — к катастрофическим. Понимаете, если бы ни в чем не виноватого взрослого посадили в тюрьму с хорошими условиями, все бы возмутились, а ребенку — считается, что так лучше, ведь так решили его родители».

Наталия Белова, доктор медицинских наук, педиатр, генетик, независимый эксперт, одной из первых осматривала С.

Рассказ о девочке вышел 9 декабря, а реакция московского Департамента труда и социальной защиты населения появилась 10 декабря, хотя, по сути, сама история тянется столько же времени, сколько лет запертый ребёнок живёт в больнице.

В официальном ответе властей говорится, что отправке С. домой в семью препятствуют родители, которые уверены, что ребёнок неизлечимо болен. С марта 2019 года ПМЦ судится с родителями девочки и требует забрать её из учреждения. При этом суд первоначально отказывал ПМЦ в удовлетворении исков и не возлагал на органы опеки и попечительства обязанностей совершить какие-либо действия, в том числе забрать ребёнка из ПМЦ.

«Оснований для отобрания ребёнка у опеки не было, так как жизни и здоровью девочки ничего не угрожало: родители все эти годы оплачивали проживание девочки в отдельной палате, а также услуги двух нянь, которые пребывали с ребёнком круглосуточно, занимались с ней, она получала необходимое лечение и обучение. Это подтверждалось на различных встречах и комиссиях с участием представителей опеки, здравоохранения, в том числе с участием Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве. Было решено дождаться решения очередного суда.

В ноябре 2019 года суд не находит оснований передать ребёнка в опеку, но обязывает родителей забрать девочку домой. Исполнение решения суда возложено на Федеральную службу судебных приставов».

Фрагмент ответа пресс-службы профильного департамента

Сейчас, фактически только после выхода текста Гордеевой, органы опеки и попечительства решили в ближайшие дни подать исковое заявление об ограничении родителей девочки в родительских правах. В случае выявления дополнительных обстоятельств речь пойдет о лишении их родительских прав. В рамках иска департамент готовит ходатайство о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы в отношении С. и её родителей.

«По рассказам людей, встречавшихся с С., все игрушки девочки постоянно ходят в гости и уходят из них, воспроизводя ситуации встречи и расставания. Вероятно, это отражение ее представлений о контакте с близкими, которые приходят ненадолго и быстро уходят (неизбежный, как будто неэмоциональный, холодный уход — непременная часть ее игры, повторяющаяся снова и снова). В играх С. мама не участвует, а папа «всегда сразу уходит», в игру включены фигурки бабушки и дедушки, но они «могут поиграть только пять минут, потом им нужно уходить». С. играет как ребенок, который сам никогда не был в гостях и не очень представляет, что люди там делают, но очень хочет иметь возможность ходить, путешествовать, встречаться с друзьями, например она часто повторяет о своей мечте «поехать к морю».

Фрагмент текста Катерины Гордеевой

Прокомментировавшая историю С. руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская рассказала, что за все 15 лет своей работы «никогда не сталкивалась с настолько тяжелой и тупиковой историей».

Ещё больше интересного и полезного про образование и воспитание — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
У неё же эффект Маугли может проявиться! А это неизлечимо… Родителей судить надо.
А что родители говорят?
" — Физически забрать ее могут только родители. А они этого не делают. Патоваяситуация.»
Ну уж нет!!!
Есть такое основание — п. 1 ст. 123 Семейного кодекса — уклонение от выполнеия родительских обязаннстей. Там черным по-белому написано «В том числе в связи с отказом забрать из организации (перечень)». Эта ситуация туда железнопопадает.
В этой ситуации ребенка передают в другую семью подопеку.
А родителей сейчас уже стоит не только лишить прав, но и начать уголовное и гражданскоепреследование.
Департамент Труда и Соцзащиты в части защиты прав ребенка в этой части окончательно сдох, ещё при С. А. Петросяне. Его сняли, но дух его жив. Каждый месяц сталкиваюсь с такими историями — не хотят признавать детей, оставшимися без попечения. Ждут пока, что-то произойдет. Департамент борется за статистику и упирается ногами и рогами, чтобы не ухудшать статистику выявляемости детей, оставшихся без попечения родителей.
Больше статей