«Вся эта „Московская смена“ — это же как будто заслуга „Единой России“»
Новости21 июля, 2016

«Вся эта „Московская смена“ — это же как будто заслуга „Единой России“»

Екатерина Гордеева о том, как организация детского отдыха превратилась в предвыборную кампанию
Фото: mos.ru

20 июля сняла свою кандидатуру с выборов в Госдуму Татьяна Барсукова — чиновница, которая отвечала за программу «Московская смена» и занималась организацией отдыха для малоимущих семей Москвы. В частности, она подписала контракт с организацией «Парк-Отель „Сямозеро“» по которому в Карелию поехали погибшие в шторме на Сямозере школьники. Журналист и попечитель благотворительного фонда «Подари жизнь» Катерина Гордеева в издании Meduza рассказала, как организация детского отдыха стала частью предвыборной кампании.

Заместитель главы Департамента социальной защиты и здоровья населения Москвы Татьяна Барсукова баллотировалась от «Единой России» в Медведковском округе. В то же время она отвечала за «Московскую смену» — программу городского летнего детского отдыха, запущенную 1 июня партией «Единая Россия». Программа предусматривала проведение бесплатных лагерей на базе московских школ для 50 тысяч детей, у которых нет возможности уехать из столицы на лето.

В качестве площадок для «Московской смены» использовали не только пустующие летом школы, но и детдома и центры содействия семейному воспитанию (в них дети-сироты готовятся к жизни в семье), которые обязали обеспечить участникам программы «питание, отдых, досуг в рамках учреждения», при том что в них продолжали жить воспитанники. «В этих квартирах у меня живут дети. Они считают их своим домом, — говорит директор одного из столичных Центров содействия семейному устройству. — И вот в дом пришли люди, в уведомительном порядке сообщили, что теперь здесь будет жить, пускай и временно, кто-то другой. Спать в чьей-то кровати, кушать из чьей-то тарелки».

«Нам велели за свой счет переоборудовать здесь все так, чтобы мог разместиться лагерь. И за свой же счет — потом вроде бы вернут — пошить кое-какую униформу», — рассказал сотрудник другого центра.

Всего под «Московскую смену» задействовано 146 площадок, 14 из которых — Центры содействия семейному воспитанию. «Непонятно, зачем было декларировать на государственном уровне, что центры семейного воспитания — это настоящий дом для детей, а потом, только они за дверь — в их дом приводить совсем других людей и давать им есть из чужой тарелки, спать в чужой кровати, сидеть на чужом стуле. Какая-то „Маша и медведи“, — сказал глава Национальной родительской ассоциации Алексей Гусев. — Я вообще-то очень поддерживаю идею „Московской смены“, мне кажется, это здравая мысль — предоставить возможность отдохнуть тем детям, у чьих родителей нет возможности. Но почему это надо делать в чужом доме и, в общем-то, за чужой счет?».

«Ситуация предельно ясная: выборы на носу, денег у людей нет, — считает бывший уполномоченный по правам ребенка в Москве Алексей Головань. — Никто никуда не едет, все еле сводят концы с концами и трясутся, чтобы работу не потерять. А неотдохнувшие родители, у которых к тому же дети все лето просидели на шее, пойдут голосовать протестно. Кому это надо? Вот и придумали мобилизовать имеющийся ресурс. Вся эта „Московская смена“ — это же как будто заслуга „Единой России“». «Формально — это использование государственного ресурса и государственных денег для проведения рекламной кампании», — считает директор одного из воспитательных центров

Дети-участники «Московского лета» о программе отзываются положительно. «Вчера мы были в зоопарке, завтра — какой-то музей. А на следующей неделе даже в аквапарк поедем. Нам сказали поаккуратнее с вещами обращаться, с посудой. Здесь вроде обычно другие дети живут, у которых нет родителей. Но сейчас они в Крыму. В море купаются. Так что вроде никто не в накладе».

И всё же путёвки, которые выделяются «сверху», не всегда соотносятся с лучшими условиями для детей. «Нас не спрашивают, что мы хотим или куда мы хотим. Считается, что в департаменте знают как лучше, — объясняет директор Центра содействия семейному воспитанию „Наш дом“. — Мне кажется, было бы гораздо логичнее дать возможность, например, мне — как директору — самому решить, как и где будут отдыхать воспитанники, исходя из выделенной суммы. Но такой поворот даже не рассматривается».

В результате происходят случаи, подобные произошедшему на турбазе «Ракета» в 2015 году, когда детей с синдромом Дауна, приехавшим в лагерь по путёвкам от департамента соцзащиты, отказались размещать на базе. В 2016 году, по словам педагогов, сопровождавших детей на отдых, для одной из групп детей-инвалидов купили билеты не только в разные (все — плацкартные) вагоны одного поезда, но еще и на разные поезда, при этом не предусмотрев мест для сопровождающих.

Ранее Татьяна Барсукова руководила социально-реабилитационным центром «Отрадное». Работавшие с ней представители социальной сферы знали её как порядочного человека и профессионала. «В первое время, когда она ушла на административную работу, мы думали, что это большая удача, и ее назначение — на пользу социальной сфере, — рассказала одна из бывших коллег Барсуковой. — Но оказалось, что у Татьяны Митрофановны большие политические амбиции. И тут уж не до людей, все идет в топку».

Снятие Барсуковой с выборов в Госдуму произошло в связи с ситуацией, сложившийся после трагедии в Карелии. Об этом сообщил источник, близкий к штабу чиновницы, изданию «Коммерсант». После случая на Сямозере у Федеральной антимонопольной службы появились претензии к департаменту соцзащиты Москвы, от имени которого Барсукова подписала договор с организаторами лагеря.

Распределение заказов на организацию детского отдыха происходит с помощью системы электронных аукционов. Первые аукционы прошли в 2014 году. По словам Юрия Урсу, помощника руководителя фракции КПРФ в Мосгордуме, «по этим тендерам очень много вопросов». В частности, содержание технического задания в точности повторяет перечень услуг «Парк-отеля „Сямозеро“», который и стал победителем аукциона, в котором было всего два участника. Почти на всех ТЗ стоит подпись Татьяны Барсуковой. «Чтобы на документе появилась подпись Барсуковой, все это должно быть одобрено ее начальством, она сама по себе ничего не подписывает — вначале ей нужна резолюция кого-то вышестоящего. Я не думаю, что Татьяна Митрофановна замешана в какой-то коррупционной схеме, — сказал бывший уполномоченный по правам ребенка Алексей Головань. — Но понять, что сейчас происходит с детским отдыхом — кто ищет выгоды, а кто защищает интересы детей — невозможно. Слишком большое сплетение разных интересов, слишком велики перед выборами риски».

После лета 2016 года организацию льготного отдыха московских детей планировали полностью передать департаменту соцзащиты. После событий в Карелии эти планы, вероятно, будут скорректированы.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей