Как меняется жизнь детей, когда родители разводятся. И теперь два дома

Как меняется жизнь детей, когда родители разводятся. И теперь два дома

Отрывок из новой книги Мони Нильсон для подростков
3 753

Как меняется жизнь детей, когда родители разводятся. И теперь два дома

Отрывок из новой книги Мони Нильсон для подростков
3 753

В издательстве «Белая ворона» вышла новая книга шведской писательницы Мони Нильсон, той самой, что написала классную серию о Цацики. Главной героине книги «Семла и Гордон: папа с большими ботинками» 12 лет (и четыре месяца, если совсем точно), и её родители разводятся. Она с братом по очереди живут у мамы и папы и привыкают к новым правилам. Мы публикуем фрагмент из четвёртой главы.

Мы с Бенто не бежали за папиным автомобилем, пока наши сердца не разорвались на кусочки — как папа, когда ему было двенадцать. Нет, когда наш папа сложил свои коробки и чемоданы и наша семья перестала быть самой обыкновенной полной семьей, мы помогали ему их таскать, хотя эксплуатировать детский труд запрещено.

Я думала нести сумки с папиными ботинками, но папа не разрешил. Он хотел тащить их сам. (Не понимаю, чего ему так дались эти ботинки.)

Папа уже купил себе точно такой же дом, как у нас, только в нескольких кварталах от нашего. Он ни слова не сказал об этом маме, и она на него ужасно обиделась. Он купил его несколько месяцев назад, еще до того, как они окончательно решили разрушить жизнь мне и Бенто.

Хотя вообще-то было очень прикольно в первый раз заглянуть в наш новый дом, где все оказалось точь-в-точь как в старом, только наоборот, как в зеркале. Например, у мамы, как войдешь в прихожую, кухня справа, а у папы — слева. Это немного сбивает с толку. Даже не столько меня, сколько Бенто. Ночью вместо уборной он ходит пúсать в шкаф. Потому что у мамы уборная находится там, где у папы шкаф. Я очень надеюсь, что Бенто скоро привыкнет к зеркальному дому, потому что у папы теперь все полотенца и простыни слегка пахнут мочой, хотя мы живем у него уже больше года.

В последний раз, когда папа хотел надеть свои коричневые ботинки и оказалось, что они все записаны, он сказал, что установит в шкафу туалетную сигнализацию. Но я попросила его этого не делать, потому что Гордон сказал, что будить лунатика, который ходит во сне, опасно.

— Бенто не лунатик, — возразил папа.

— Уж поверь мне, — ответила я, — не может человек писать в шкаф наяву.

А в остальном жить в двух местах одновременно оказалось совершенно нормально. Тем более что папа сделал ремонт и у него дома все было точно такое же, как у мамы. Только разве что посвежее, без дырок в обоях, и вообще покруче.

Бенто тоже так думал. В наших новых комнатах с такими же обоями, как в старых, стояли новый плейстейшн, новый компьютер и телевизор. Лично я бы не отказалась от новых обоев. Без звездочек. Какие-то они детские. —

Неужели нельзя было обойтись без телевизора? — мрачно буркнула мама папе, когда пришла посмотреть, как он все устроил.

Дома у мамы у нас только один телик, в гостиной. Моя мама не разрешает много смотреть телевизор. А у папы можно смотреть сколько хочешь, только если он вдруг не решил отправиться:

  1. в лес;
  2. на пробежку;
  3. в кафе поесть суши.

Бенто ненавидит суши, а я ненавижу пробежки. Тем не менее папа всегда настаивает, чтобы мы ходили с ним. И всякий раз страшно обижается, когда мы начинаем ныть. Последнее время он, к счастью, перестал звать меня на пробежки. Потому что я все время от него убегаю. Нелегко, наверное, бегать в таких больших кроссовках.

Жить рядом с обоими родителями удобно, и вот почему:

  1. Когда дома у папы не осталось чистой одежды, всегда можно пойти к маме и взять пару чистых трусов или чего тебе нужно.
  2. Соскучившись по одному из родителей, можно просто сбегать к нему домой и немного пообниматься, пока не пройдёт тоска.
  3. Оба дома находятся рядом с Гордоном.
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей