Танцовщица, историк и основатель научной школы:
Блоги25.12.2020

Танцовщица, историк и основатель научной школы:

чем интересна Ия Леонидовна Маяк

Творческая семья

Пронесся ураган Великой войны и стер старый мир с лица земли. Отгремела революция. Заканчивается разрушительная Гражданская война. Страна едва поднимает голову из пепла. На руинах уничтоженной жизни нужно было строить новую: новое общество, новую культуру, новое искусство. На этой волне в советской России развивается школа пластического танца Айседоры Дункан, возводимого к древнегреческому танцу. К этой школе примкнула Вера Владимировна Боголюбова, дочь священника и выпускница Московской консерватории. Несмотря на неоднозначное отношение своей семьи к танцам, она стала танцевать, но под фамилией Майя. Муж Веры Майя, Леонид Устинович Серавкин, выпускник юридического факультета МГУ и Студии Станиславского и Немировича-Данченко, пришел в театр вслед за женой и взял себе созвучный псевдоним — Маяк, который в будущем передал дочери в качестве фамилии.

Семья: Вера Майя, Леонид Маяк и их дочь Ия
Семья: Вера Майя, Леонид Маяк и их дочь Ия

Детство и насыщенная культурная жизнь

Ия Леонидовна Маяк родилась 27 сентября 1922 года в доме Нирнзее в Гнездниковском переулке. Росла она, однако, в Новопресненском переулке, в особняке, который семья разделила с братом ее матери и его другом, рядом с зоопарком, и, по собственным воспоминаниям, слышала по ночам, как кричат птицы и рычит лев.

С самого детства маленькая Ия Маяк вращалась в культурной среде: смотрела выступления своей матери во МХАТе, ходила в Планетарий, первый директор которого был другом семьи. Девочка любила Скрябина, Грига, Бородина, Мусоргского, оперу «Пиковая дама». Еще в детском саду выучила немецкий, посещая частную немецкую группу, где работала дворянка Фаина Петровна Калугина. Увлекающаяся натура, юная Ия посещала в школе все, какие можно, кружки: исторический, математический, географический и, конечно же драматический, а также гимнастическую секцию. По воскресеньям ходила в Музей изящных искусств, Третьяковскую галерею, Исторический музей. Дома участвовала в танцевальных и поэтических вечерах. До войны Ия Маяк занималась танцами в студии Валерии Цветаевой, старшей сестры Марины Цветаевой.

Суровые годы

Тем временем над страной сгущались тучи. Репрессии затронули многочисленных представителей интеллигенции. Пострадали отцы многих из соучеников Ии Маяк. Однако это никогда не служило поводом для травли в школе, учителя сочувствовали детям, а одноклассники деликатно не напоминали друзьям о случившемся. В 1938 году ребята лишились любимого учителя — Александра Померанцева, который вел литературу. Когда ученики его разыскали и написали в ссылку, они получили единственное письмо: «Не пишите мне, я вам не отвечу». Несмотря ни на что, дети были влюблены в Сталина, считая, что он ничего не знает о репрессиях, которые творят его подчиненные. Иначе ребята и не могли говорить о Сталине, ведь с девятого класса они учились в одном здании с его сыновьями — к ним подселили Вторую артиллерийскую спецшколу. Две школы учились по разному расписанию, но объединялись на концерты и танцы.

Как стать историком

Ввиду разностороннего развития личности, Ия Маяк поначалу не знала, какую профессию выбрать. Получив аттестат с отличием, она думала выбрать математику, но склонилась к любимой с детства истории и поступила в 1940 г. в ИФЛИ. Сама Маяк позднее признавалась, что сделала это под влиянием моды: ИФЛИ считался более элитным заведением, чем Московский университет, который после революции лишился искусствоведов и специалистов по классическим языкам. ИФЛИ был выделен ранее из состава МГУ, и в нем эти специалисты были.

С началом Великой Отечественной войны в крышу дома Маяк попала бомба. Из имущества уцелели, по случайности, только рояль и флакон духов. Вся одежда была испорчена осколками, пришлось до конца войны, ходить в том, что отдавали другие.

Эвакуировалась творческая семья к родным во Владимир. Вера Майя стала музыкальным руководителем областного театра, а Ия там танцевала. Танцевала девушка и в госпиталях перед ранеными, выступала в инсценировках рассказов А. П. Чехова и Н. В. Гоголя. В эвакуации Ия Маяк в 1943 году вышла замуж за владимирского артиста Александра Николаевича Хренова, выпускника Ивановского театрального училища. «Творческую» девичью фамилию Ия, однако, не поменяла. В том же году семья Маяк вернулась из эвакуации и молодожены получили комнату в коммунальной квартире в доме постройки 1912 года. ИФЛИ к тому моменту уже слили с историческим факультетом МГУ, и Маяк после перерыва в учебе попала в кабинет истории Древнего Рима, созданный лаборантом Тамарой Михайловной Шепуновой. К слову, античность с самого детства вызывала у Маяк интерес — с тех самых пор, как она увидела античные фрески на иллюстрациях к книге «История танца», которую читала Вера Майя. Так два главных увлечения Ии Маяк — танец и история, сплелись воедино.

Послевоенные будни и становление молодого ученого

На кафедре осталось всего четыре студентки. Подруги делились едой и карточками, ходили друг к другу в гости. Однако даже после войны невзгоды не оставили Университет: началась борьба с космополитизмом, которая коснулась множества невинных людей. На кафедре древнего мира было решено, во избежание проблем, понарошку пожертвовать академиком Виппером, только вернувшимся из эмиграции. Для виду объявили, что Виппер «задет космополитизмом», но по-настоящему он не пострадал и даже ничего не узнал, так как не читал газет. Коллеги поняли игру и не стали реагировать.

Несмотря на репрессии, смерть Сталина в 1953 г. потрясла всех, даже пострадавших. Маяк с подругами после работы пошла на его похороны, но из-за давки под утро вернулась домой, думая поспать и вернуться, но мать не пустила Ию обратно, узнав, что на похоронах были жертвы. Как оказалось, Вера Майя и Леонид Маяк не любили Сталина, но, как многие другие родители того времени, не говорили об этом дочери, не развенчивали создавшийся в юном разуме образ, чтобы уберечь ребенка, росшего при сталинизме от страшной судьбы.

Научным руководителем Ии Леонидовны Маяк в университете был Николай Александрович Машкин. Он не торопил своих «питомцев» с работой, говоря: «По нашей специальности в три года нельзя уложиться. Это по истории партии можно». Ия Леонидовна писала диплом по теме «Социальная политика императора Адриана». Маяк заметила, что все римские императоры после Траяна пропагандировали древнегреческую классическую культуру и язык (Греция была в свое время завоевана Римом). Кандидатскую диссертацию «Взаимоотношения Рима и италийских союзнических общин в III–II веках до нашей эры (до гракханского движения)» Маяк защитила в 1954 г., уже после смерти научного руководителя. Несколько лет Ия Леонидовна работала в Академической библиотеке (ныне ИНИОН РАН) в отделе книгообмена. Опыт нудной бумажной волокиты перед дальнейшим карьерным ростом так повлиял на Маяк, что в будущем она не давала сразу своим студентам рекомендации на работу ни в каком другом месте, а отправляла их на несколько лет маяться в библиотеке, считая это испытанием молодых ученых. Во время работы в библиотеке Ия Леонидовна переписывалась с Францией, Италией, Бельгией и Грецией.

Путешествие в античность

В 1958 г. Ия Леонидовна вышла замуж за Ростислава Яковлевича Зверева, заместителя директора по науке Исторической библиотеки. Фамилию она и на этот раз оставила девичью. Когда Зверев перешел работать в библиотеку Института марксизма при ЦК, семья получила невиданные для того времени возможности — они стали ездить за границу. В 1964 г. супруги отправились в Италию, побывали в Риме, Неаполе, Болонье, Милане, Вероне. Все, кто ехал с ними, испытали культурный шок, познакомившись с бытом другой страны, но Ия Леонидовна от счастья не замечала таких мелочей. Ее, ученого-романтика, поразили древности; попав в Помпеи, она воображала древних римлян за поворотом каждой улицы. Древний Рим — вот вечная любовь Ии Леонидовны, поглотившая все ее существо. Больше всего ее интересовала Римская республика. Маяк преклонялась перед сильными духом, высоконравственными римлянами, честно трудившимися на своей земле и готовыми защищать ее до последней капли крови. Как она говорила: «В своем патриотизме римляне доходили до геркулесовых столбов». Коренная москвичка, Ия Леонидовна видела в Риме сходство со своим родным городом: объединение деревень на семи холмах, стремление к культурному времяпрепровождению, простоту общения и гостеприимство жителей.

Преподаватель и реформатор антиковедения

В 1961 г. Маяк начала работать на историческом факультете МГУ преподавателем-ассистентом. В 1966 г. она стала доцентом, а в 1987 году — профессором. В 1983 г. она защитила докторскую диссертацию на тему: «Рим первых царей». Эта тема всегда была «белым пятном» в истории. О дореспубликанской эпохе писали только в поздней античной литературе, то, что там написано, ученые объявили вымыслом римских эрудитов конца Республики. Таким образом, источников сведений по царскому Риму не осталось, и с конца XIX века эпоха царей признана не поддающейся изучению. Но это не остановило амбициозного и неутомимого ученого. В начале нового XXI века Ия Леонидовна основательно взялась за изучение этой темы, годами искала и собирала источники на латинском и греческом языках. В языках она всегда была сильна и даже читала лекции за границей — в Германии и в Италии. Итальянцы восхищались тем, как хорошо российский ученый знает их историю.

Общение с итальянскими учеными вдохновило Ию Леонидовну и других ученых кафедры истории древнего мира на небывалое нововведение на историческом факультете МГУ — создание на кафедре курса по римскому праву. Этой специализации на факультете раньше не было, и теперь многие исследователи с охотой и любопытством взялись за изучение темы, с которой раньше знакомили только юристов — но никак не историков!

Исследование раннего Рима оказалось весьма плодотворным. В 1993 г. профессор Маяк издает книгу «Римляне ранней республики», в 2012 г. — «Римские древности по Авлу Геллию. История. Право». Помимо этого, она, конечно, продолжала заниматься преподаванием: в 2005 г. вместе со своими бывшими учениками впервые перевела «Римские древности» Дионисия Галикарнасского на русский язык.

«Байки из цеха»

Ия Леонидовна Маяк в 95 лет выступает с докладом «Новейшие открытия в истории древнего Рима»

Как истинный романтик, Ия Леонидовна на лекциях по истории Рима любила вспоминать мифы: о спасении Ромула и Рема волчицей, о похищении сабинянок, и пыталась понять, что в этих мифах правда, а что — вымысел. Так, она предполагала, что у жены пастуха, который подобрал близнецов, могла быть дурная репутация, а таких женщин иногда называли ‘lupa’. То же слово по-латински значит «волчица». Таким образом, по мнению Маяк, неизвестно, были ли Ромул и Рем детьми-маугли на самом деле, и какая «волчица» их вскормила. Не верила профессор Маяк и слухам об эпилепсии у Юлия Цезаря, а считала, что он страдал от низкого артериального давления (гипотонии). Мифами и легендами преподавательница умело разбавляла свои лекции, не позволяя студентам впасть в скуку. О ней самой тоже слагали легенды. Говорили, что в Ярославле, где проходила конференция, во время прогулки по главной площади города, когда молодые женщины в спортивной обуви спотыкались на брусчатке и были вынуждены постоянно смотреть под ноги, Ия Леонидовна, в свои восемьдесят с лишним лет, с гордо поднятой головой рассекала площадь в туфлях на шпильках — сказывалась гимнастическая выучка юности. Гимнастикой она занималась всю жизнь; по собственному признанию, в 88 лет последний раз сделала «мостик». Даже дома бывшая танцовщица носила туфли на каблуках.

После выпуска бывшие студенты, а теперь зрелые ученые никогда не забывали своего научного руководителя. Звонили, чтобы поздравить ее с Рождеством и с Новым годом, нередко собирались, чтобы отметить день ее рождения, приводили к ней в гости и своих детей. Студенты и выпускники, аспиранты лаборанты кафедры древнего мира и даже профессора — все общались с нею в домашней обстановке за чаем. Даже в таком солидном возрасте Ия Леонидовна продолжала активно заниматься наукой. В 85 лет она жаловалась одному из своих выпускников, что молодые ученые совсем не интересуются новейшими исследованиями, берут только избитые «модные» темы. На посиделках в честь дня рождения Ии Леонидовны собиралось человек по двадцать-тридцать. Не все помещались в маленькой квартире, поэтому приходили в разное время. На юбилей профессора Маяк, когда ей исполнилось 90 лет, пришлось даже арендовать целый зал в ресторане. Помимо песни «Орел шестого легиона» (А. Козлов, В. Колмогоров), ученые историки исполняли также частушки на древнеримские темы, например:

Были Цезарь с Брутом друзья,

Но кончать так дружбу нельзя,

Лучше стиля кубок с вином,

Если только яда нет в нем! (На мотив песни «Разговор со счастьем)

Счастливой имениннице преподнесли торт в виде гигантской цифры «девяносто». На празднике присутствовал внук Ии Леонидовны, один в один похожий на свою бабушку. Встретились две стороны ее жизни: работа и семья. Одна из выпускниц признала, что научная руководительница опровергла известное сравнение женщины-ученого с морской свинкой («не имеет никакого отношения ни к морю, ни к свинкам»). «Вы», — говорит: «и ученый, и замечательная женщина».

Следующие несколько лет Ия Леонидовна гостей уже не собирала — неважно себя чувствовала по осени. На пенсию, однако, она не уходила. Пару раз зимой Маяк неудачно падала и ломала руку, поскользнувшись на лестнице, но, несмотря ни на что, едва поправившись в кратчайшие сроки, снова шла на работу. Когда заболевала особенно сильно, вызывала сиделку и с ее помощью на такси добиралась до Университета. Словно феникс, она снова и снова собиралась с силами и возвращалась — к труду, к любимой науке. Известие о смерти Ии Леонидовны Маяк 16 декабря 2018 года выглядело невероятным — казалось, несгибаемая, она была способна вечно преодолевать любые препятствия и возвращаться к работе.

Итоги деятельности

На сегодняшний день многие специалисты по истории Древнего Рима, окончившие истфак МГУ за последние 57 лет, — ученики Ии Леонидовны Маяк. Среди них кандидаты и доктора наук. Кроме того, профессор Маяк оставила после себя около 14 книг и около 155 статей в сборниках и в журналах. Римскому праву историков-антиковедов обучают в Московском университете и по сей день.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей