Написать в блог
«Я пошел на работу» или о том, как взрослеют дети

«Я пошел на работу» или о том, как взрослеют дети

Время чтения: 3 мин

«Я пошел на работу» или о том, как взрослеют дети

Время чтения: 3 мин

«Ну сколько уже можно просыпаться так рано каждое утро?» — звучит голос нашего младшего сына. Через месяц ему будет три года. Надутые губки, возмущенный взгляд, жест руками и столько эмоций — разве можно не поверить такой искренности? Так и кажется, что он правда возмущен утренним подъемом. Но он тут же встает и весело бежит кушать и играть.

Или бывает так: «Опять гречка? Я не хочуууу!», он спрыгивает со стула и возмущенно отворачивается и выбегает в коридор — и через две минуты гречка съедается за обе щеки.

Или еще. Они с братом собирают коллекцию фигурок, которые продаются в непрозрачной упаковке и никогда заранее не знаешь, какая попадется. И вот он открывает очередную упаковку и возмущается: «Да что такое, опять зеленая! У меня такая есть!». И тутже начинает увлеченно с ней играть.

На самом деле, он встал в привычное для него время. И гречку он тоже любит. И фигурка ему нравится. Просто у него сейчас такой период, когда свою связь и привязанность с близкими ему людьми он подтверждает через уровень похожести. Он хочет быть похож на папу — поэтому ходит на работу, работает за компьютером. Он хочет быть похож на маму — поэтому старательно закатывает равиоли из кусочков теста, моет полы, просит краски, как у мамы. Он хочет быть похож на брата — и поэтому искреннее копирует его эмоции, фразы, жесты, ворчит, что мы рано встали и убегает от вида гречки. И все это не мешает ему вставать рано и есть гречку. Просто именно так, за счет похожести, он сейчас находит свое место в этом мире и ощущает связь со взрослыми. Помимо того, что это приятно, этого еще требует инстинкт выживания, который есть в каждом из нас.

После рождения ребенок привязан к близкому взрослому через ощущения. Первый год ему важно быть на руках, чувствовать родительское тепло, прикосновения, стук сердца, а чуть позже — слышать голос, поддерживать контакт «глаза в глаза». Первые месяцы своей жизни малыш почти все время проводит на руках. Но дальше природа делает свое дело: он учится ползать, сидеть, делает первые шаги. Потребность физической близости остается, но и исследовать окружающий мир становится тоже интересно. Мебель, кубик, кот, упавшая на пол вещь, полки, шкафы, посуда — все подвергается тщательному изучению. Физически ребенок немного отдаляется от мамы, но связь поддерживать также важно.

И природа помогает освоить новый канал связи со взрослым — «Я хочу быть похожим на того, к кому привязан». Это очень важный этап углубления привязанности, о которой говорит канадский психолог Гордон Ньюфелд. Он дополнил и развил теорию привязанности Боулби, расширив и углубив ее.

Похожесть помогает ребенку не только поддерживать связь со взрослым, но и освоить многие бытовые навыки: чистить зубы, держать ложку, разговаривать, реагировать на разные ситуации и многое другое. И ценности, которые перенимает ребенок — это, по большей части, результат того, к кому он привязан, а не того, чему его научили. Через некоторое время придет другой уровень — через принадлежность и преданность, значимость, любовь и познанность.

Но стремление быть похожим остается с нами практически всю жизнь. Некоторым взрослым, например, легче начать общение с теми незнакомыми людьми, которые чем-то на нас похожи, или имеют общие с нами взгляды на что-то.

А для ребенка это стремление станет залогом успешного обучения, потому что уровень похожести в привязанности включает эмоциональную потребность быть похожим на тех, к кому ты привязан. Когда-то ребенок вырастет и сможет учиться вне контекста привязанности, ради знаний и устремлений. Но первые шаги в обучении — они всегда более успешны, если ребенок хочет быть похож на своего учителя. Тогда отходят на второй план методики, они могут быть самыми разными, а мы можем использовать саму суть.

А пока ребенок мал — примерно на втором году жизни (может быть чуть раньше или позже) — расцветает вот такой уровень похожести через бытовое и эмоциональное подражание. Поэтому когда наш Даня вскакивает со стула, сморщив носик и возмущается гречкой, как его старший брат — мы просто ждем, зная, что сейчас он снова сядет за стол и будет есть Он просто повторяет то, что когда-то увидел у старшего брата. А когда он говорит, что он как папа, как мама или как брат — мы киваем головами. «Конечно, сынок, ты совсем как папа!».

Свою индивидуальность он познает позже, когда привязанность станет глубокой настолько, что позволит ему быть не похожим на нас, быть самим собой, проявлять свое Я, все также ощущая себя в безопасности, значимым и важным. Как обрести индивидуальность и стать независимой личностью? В период похожести и подражания ответ на этот вопрос не в том, чтобы учить самостоятельности, а в том, чтобы создать такую среду, в которой уровень привязанности через похожесть углубится настолько, что природные механизмы ребенка созреют до перехода на новый уровень. С каждым новым уровнем привязанность будет становиться глубже и сильнее.

И, возможно, что звучит это противоречиво, но чем глубже и надежнее привязан ребенок ко взрослому, тем легче будет его путь к самостоятельности и независимости.

Привязанность — не привязывает, она, наоборот, позволяет в свое время все больше увеличивать физическую дистанцию между взрослым и ребенком, со временем становясь лишь незримой нитью, помогающей взрослеющему ребенку найти опору внутри самого себя.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей