Традиционная школа или интернет-курсы: что общего у разных образовательных подходов | Мел
Традиционная школа или интернет-курсы: что общего у разных образовательных подходов
  1. Блоги

Традиционная школа или интернет-курсы: что общего у разных образовательных подходов

Время чтения: 4 мин

Традиционная школа или интернет-курсы: что общего у разных образовательных подходов

Время чтения: 4 мин

Споры об образовательных подходах не утихнут, наверное, никогда. Одни родители считают, что только в классической школе ребёнок может получить необходимый объём знаний и социализацию, другие — сторонники семейного образования, третьи верят, что только система Эльконина — Давыдова приносит результат. Наш блогер Евгения Елизейко собрала мнения профессионалов по этому поводу.

На конференции «Современная дидактика» присутствовали как представители старой советской школы, так и молодые учёные. Преподаватель Высшей школы экономики Андрей Дементьев удивил всех присутствующих смелостью образовательного эксперимента, проводимого университетом: на первом курсе экономического факультета отказались от использования высшей математики, важной составляющей экономического инструментария.

«То, что остаётся, — это ровно критическое мышление. Студенты помещены в такие условия, что они вынуждены развивать и интуицию, и аргументацию, и кругозор, но не операционализировать и не рутинизировать процедуры, которые потом превращаются в решения задачек с ответом». Тем не менее не стоит беспокоиться за будущее нашей экономики. В программе всё-таки присутствуют такие предметы, как математический анализ и линейная алгебра. Однако, по словам Дементьева, в обсуждении экономики инструментарий высшей математики на первом курсе не используют.

Дементьев А.В., Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики
А. В. Дементьев, НИУ ВШЭ

Преподавателей ВШЭ занимает вопрос развития критического и креативного мышления студентов. Поток информации в современном мире требует умения оценивать источники. Если в начале XX века грамотность включала в себя навыки чтения и письма, то сейчас планка выше, молодым людям необходимо уметь работать с информацией.

Несмотря на количество подходов к образованию, можно выделить точки их соприкосновения:

1. Командная работа способствует улучшению мыслительной деятельности. Встреча точек зрения, диалектичность ситуации, необходимость доносить и аргументировать свою позицию — всё это провоцирует работа в команде. Андрей и Татьяна Губановы, разработчики смысло-деятельностного подхода в педагогике, регулярно проводят командные игры с учащимися в школах: «В игре, в проблемной ситуации, происходит отказ от выведения из единого основания, провозглашается полилогизм (множественность логик), при этом от логики никакого отказа нет. Иначе наша коммуникация из полилогизма сразу превращается в ток-шоу, если нет рефлексии и попытки выделять логику». Мыслительная деятельность, разворачивающаяся в интерсубъективном пространстве коллектива, не тождественна мыслительной работе отдельных участников. То есть в совокупности целого появляется то, чем участники в автономном состоянии могут и не обладать.

А. Ю. Губанов, школа № 1811 «Восточное Измайлово»
А. Ю. Губанов, школа № 1811 «Восточное Измайлово»

2. Хотя цифровизация и открывает новые возможности, но школа в её традиционной институциональной форме необходима. Директор Открытого института «Развивающее образование» Андрей Воронцов считает: «Мышление [затруднительно] без тех вещей, на которые нацелен младший школьный возраст, без специального места в виде школы, в виде какого-то центра, где будут использоваться пошаговые методики, разворачиваться учебная деятельность». Андрей Губанов также заявил о необходимости формального образования, дополнительные же игры, направленные на развитие мышления, должны занимать приблизительно 10% учебного времени: «Учебные предметы, с нашей точки зрения, — это не просто какой-то мусор. Какие бы они ни были, это аккумуляторы человеческого мышления и культуры. Если предметное обучение убрать и заменить его чем-нибудь другим, это будет крах образования и полная потеря целых поколений людей, которые вообще ничего не будут понимать».

А. Б. Воронцов, Открытый институт «Развивающее образование»
А. Б. Воронцов, Открытый институт «Развивающее образование»

Сохранится ли школа в будущем? Не вытеснит ли её рынок всевозможных цифровых курсов, чего так хочет Министерство просвещения? Своими опасениями по этому поводу поделилась президент Межрегиональной тьюторской ассоциации Татьяна Ковалёва: «В российском контексте меня тревожит то, что, грубо говоря, мои тьюторы „выбьют“ всю эту отечественную дидактику и ещё через 50 лет не будет школы. Если мы сейчас не поймём фокус дидактики в школе, то вся школа растащится. Будут индивидуальные программы, будут тьюторы, даже останутся какие-то элитные школы математические, физические, химические. И дети, которые будут субъектно-предметные, они туда пойдут, но это будет как оказание услуг. Тогда исторический период школы закончится». В вопросе критического мышления заимствовали американское понимание, где критическая способность представлена как «процесс процедурный», как набор техник и правил, посетовала Ковалёва.

Нам же требуется воспитание субъекта мысли, человека, способного понимать и критически оценивать благодаря мышлению, а не усвоенным техникам

Воронцов отметил, что мышление из самоценности перешло в категорию инструмента для достижения чего-то другого. Ректор Института образовательной политики «Эврика» Александр Адамский высказал точку зрения, что «школа должна учить мыслить, до границы счастья. Если мышление не делает человека счастливым — к черту мышление!». На что философ, исследователь Ильенкова Геннадий Лобастов заметил, что, действительно, «счастье быть дураком. Дурак — это самое счастливое, блаженное состояние», он также напомнил об экспериментах фашистов по созданию управляемого и счастливого человека.

Г. В. Лобастов, Национальный исследовательский университет Московский авиационный институт и А. И. Адамский, Институт проблем образовательной политики «Эврика»
Г. В. Лобастов и А. И. Адамский

Щедровицкий продолжил давний спор со школой Давыдова по вопросу, нужно ли пытаться ускорять у ребёнка развитие понятийного мышления, которое естественно формируется только на пороге пубертата. Спор начат ещё в 70-е годы. К сторонникам попыток ускорения детского развития Щедровицкий отнёс и советского психолога, теоретика детского развития Льва Выготского.

По-своему пытается ввести детей в мир чуждых их возрасту понятий томская школа «Эврика-развитие». Их подход в некоторой степени совмещает методики Монтессори, вальдорфской школы, системы развивающего образования и педагогики по идеям Л. Н. Толстого. Сейчас наряду с магистральным направлением можно найти черты и других методик. Работа с детьми строится на основе специальной обучающей среды, где сама структура материала подготавливает ребёнка к работе с понятиями. Старшие школьники познают мир, прогуливаясь с наставником по городу. Важной особенностью подхода является взаимодействие педагога с ребёнком, который составляет часть среды. «Я не стою и ничего никогда не объясняю. Я как тот шкафчик с материалами — где-то в сторонке. Ко мне могут подойти, а могут не подойти, если я неинтересна», — рассказывает тьютор школы Ирина Евстигнеева.

Находим ли мы общие теоретические основания, дидактику, преподавания — или школа как единый институт потонет в многообразии отдельных подходов, методик, программ? Разглядеть за всем разнообразием методов какое-то возможное единое дидактическое представление не удалось. «Бесполезно дальше говорить о развитии конференции дидактик, а надо просто понимать, что в каждой концепции будет разворачиваться своя дидактика. А для социума это просто выбор: вот я верю — я отвожу ребёнка в одну школу, верю — отвожу в другую», — подвела итог Ковалёва.

Мауриц Карнелис Эшер «Метаморфозы II»
Мауриц Корнелис Эшер. «Метаморфозы II», 1940 год

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей