Написать в блог
Талант — благо? Или наказание?

Талант — благо? Или наказание?

Время чтения: 19 мин

Талант — благо? Или наказание?

Время чтения: 19 мин

Талант — благо? Или наказание?

Интересный бум последние полгода на телевидении — по разным программам в самое смотрибельное время показывают детей, не просто детей, а одаренных какими-нибудь талантами: «Синяя птица», «Голос», «Удивительные люди», «Супердети», «Лучше всех».

Мы же с вами понимаем, что ничего не бывает просто так. Возможно, в этом есть откровенное послание миру: у нашей страны не только великое прошлое (кто б сомневался?), но и грандиозное будущее — при таком-то количестве вундеркиндов!

У меня свой интерес к этим программам — когда-то я профессионально занималась развитием творческих возможностей, знаю не только, где таятся истоки одаренности, но и какие подводные камни подстерегают таланты на пути к становлению.

Реплика в сторону: это статья-исследование. И одаренность здесь — только предлог поговорить о призвании, о погасших звездах, об опасности невежества в воспитании детей, о полноценности и жизнестойкости, о том, что такое адаптация, и почему это самое ценное, что могут дать родители свои детям.

***

Что можно увидеть в коротком телевизионном выступлении? Многое. Например, как ребенок ведет себя с взрослыми: смотрит ли в глаза, насколько развита речь, в общении — погружен в себя, или напряжен, или расторможен, или свободен…

А еще я прицельно смотрю, какой процент одаренных детей в группе риска — это когда параллельно таланту есть еще и предрасположенность к душевным расстройствам.

***

Есть два популярных мифа.

Миф № 1 — все люди от рождения обладают талантами. Не зря самые частые заявки взрослых людей ко мне на группу: «раскрыть свои способности (потенциал, ресурсы)… «вытащить жемчужину из раковины»… Предполагается, что все это имеется в наличии, надо только вытащить.

А если не имеется?

***

Одаренность от слова Дар.

Дар — это значит даром? То есть просто так, бесплатно, ни за что?

Кому и почему достается, мы до сих пор не знаем.

На кого Бог пошлет?

Или — на кого попало…

Что же всех так задевает, трогает, волнует, привлекает в этой самой одаренности?

Помнится, когда-то проводились достаточно простые, но очень показательные опросы: что бы вы заказали волшебной палочке из перечисленного: красоту, богатство, славу, власть, талант? Выбрать надо было что-то одно. И объяснить, почему.

По результатам опросов выяснилось, что талант считается наиболее твердой валютой. Потому что, как объяснял народ: красота со временем увядает, богатство можно потерять по независящим от тебя причинам, не говоря уж о славе и власти. Зато данный Богом (или природой) талант, как считается, остается с человеком до конца жизни.

А зачем человеку талант? Чтобы состояться как Личность!

Помню, как я в подростковом возрасте терзала маменьку главными тогда для меня вопросами:

— В жизни есть смысл?

— Конечно!

— В чем?

— Найти свое дело.

— Как понять, что дело твое?

— Это то, что тебе очень интересно. И чем дальше, тем больше.

— А что такое интересно?

— Это когда ты тратишься, а тебе не жалко, а радостно. Когда заснуть не можешь, а тебе от этого хорошо…

***

Ах, сколько времени и сил мы все тратим, чтобы найти свое призвание! И, конечно, это здорово облегчает жизнь, когда человек обладает каким-то явным талантом и знает, в каком направлении двигаться, чтобы состояться.

При этом, если смотреть правде в глаза, людей, так и не нашедших себя, так и не понявших, чем они хотели бы и могли заниматься, вокруг пруд пруди. А вот «исполнивших свое предназначение», по большому счету, — единицы.

Почему? Не всем дано?

***

Вопросы, откуда берется эта самая одаренность (а заодно и способности, талант, гениальность), давно волнуют человечество.

Было много разных теорий. Например, что гениальность человека определяется величиной мозга и его весом. Оказалось, дело не в величине и не в весе, а в скорости химических процессов в мозгу. По словам Бехтеревой, у гения «удивительно гибкая, быстрая химия», то есть связи между миллионами клеток идеальны. При этом мгновенно просматриваются все ячейки памяти, выхватывая нужное. Миг — и отдельные фрагменты задачи соединяются в единую картину. Даже если биохимия работает чуть быстрее, чем у обычного человека, мы уже говорим большое, серьезное слово «талант».

Можно ли искусственным образом ускорить биохимические процессы мозга? Можно. Мы этим занимались много лет. Только мы не раскрывали способности, мы их развивали. Часто с нуля. Иногда получалось. Почему не всегда? Да потому что большинство хочет быстро и легко, а в реальности это долго и сложно. К тому же, это требует мужества, честности, мотивации, воли… И когда не хватает хотя бы одного ингредиента, человек с дистанции сходит.

Долгое время наблюдая, как у людей появляется шанс и как они сами от него отказываются, приходишь к выводу, что в этом есть некая закономерность. Становится понятным, почему зная, где таятся истоки творческого воображения, мы (человечество) ни на шаг не приблизились к тому, чтобы печь гениев и творцов, как блины.

В связи с этим у меня возникло предположение: что если Дар — это только аванс? А сможет ли человек реализовать его, зависит от множества условий и обстоятельств.

***

Но вернемся к шоу. И к детям.

Были таланты бесспорные. Были относительные. Были сомнительные.

Обратила внимание, что в «Синей птице» отбор участников намного качественнее во всех смыслах. И тех, кто в группе риска, немного.

Больше всего мне понравились дети с двигательной одаренностью: танцоры, спортсмены, цирковые. Было видно, сколько радости доставляет им каждое движение их ловкого, тренированного тела. Кстати, хорошая координация — один из симптомов душевного здоровья!

Были дети, вызывающие у меня не только восторг, но и уверенность, — как бы судьба ни повернулась, с ними все будет хорошо.

И были дети, вызывающие у меня обоснованные тревоги — бедной мимикой, отстраненностью или, наоборот, неестественной возбудимостью. Для меня было очевидно, что они в группе риска.

***

Вот в шоу «Лучше всех» крошечный мальчик-шахматист растеряно мечется по огромной сцене, он зовет маму, его личико кривится от слез. Что случилось? Ничего страшного. Он всего лишь проиграл чемпиону мира. Будь он постарше, сам факт игры с чемпионом мог стать для него замечательным событием, но он маленький, значения титулов не понимает, а проигрыш понимает. Не застрянет ли в его памяти занозой, отравляющей душу, это ощущение растерянности на сцене Жизни?

Зачем его притащили в это шоу, понятно — на него обратили внимание большие шахматные мэтры, для его будущей карьеры это хорошо. А для его психики?

Отчего-то на память пришла повесть Набокова «Защита Лужина», где блестяще описан гений-шахматист, для которого его дар — это и смысл, и крест, и единственное убежище от совсем непонятного для него мира людей.

***

Миф № 2 — все таланты, тем более гении, априори безумны.

На эту тему позволю себе опубликовать здесь переписку со знакомым художником.

Уважаемая Е.П.!

У меня к Вам как специалисту вопрос этического порядка.

Психическое заболевание Врубеля, Ван Гога, Дюрера — факт общеизвестный. Писатели, музыканты, философы, математики, физики — все, составившие ядро современной науки, культуры и искусства, страдали в той или иной форме психическими недугами. И вряд ли они были бы замечены миром, если бы им чудесным образом удалось выздороветь в начале своего жизненного пути. Но разобщённые с миром, страдая и мучаясь своими недугами, они очеловечивали лицо современной цивилизации.

Всегда ли должно исправлять психический недуг, если речь идёт о творческой личности?

*

Уважаемый N.N.!

С чего вы взяли, что «все, составившие ядро современной науки, культуры и искусства, страдали в той или иной форме психическими недугами»???

Вот уж не все!!!

Психически больных среди гениев — тот же процент, что и среди обычных людей. Просто гении на виду, и каждый случай сумасшествия становится достоянием общественности.

Уверяю вас, одаренность вовсе не является следствием психического заболевания! Болезнь существует сама по себе и параллельно таланту.

Можно быть безумным и бесталанным.

Можно быть талантливым и абсолютно здоровым.

И если они пересекаются — болезнь и Дар — тогда кто кого поборет.

Некоторые гении (Ван Гог, Врубель, например), пробивались сквозь болезнь и состоялись не благодаря болезни, а ВОПРЕКИ ей. А некоторых, поэта Рэмбо например, болезнь «смела» под корень, и творчество кончилось.

Потому что психическое заболевание часто убивает все интересы, насылает вечную усталость, снижает волю.

Нет, психический недуг (как вы его называете) — не помощник в творчестве. Он часто губит Дар и всегда разрушает жизнь.

*

Реплика в сторону: в психиатрической больнице, где я проработала 10 лет, мы как-то устроили для пациентов шахматный турнир. И вдруг пациент, который обычно лежал, отвернувшись к стене, встал с кровати, в несколько ходов обыграл местного чемпиона, а потом… вновь лег и отвернулся от мира. На уговоры продолжить турнир отвечал одним словом: «неохота». Лезу в его больничную карту — выясняется, что в детстве занимался шахматами. В подростковом возрасте заболел, и все стало «неохота». Так уже 20 лет и живет.

Какая разница, какими скрытыми или явными талантами обладает человек, если это болезненное «неохота» рушит все?

***

Можно ли «подстелить соломки»? Возможна ли профилактика душевных расстройств? Возможна. Только кто ж этим будет заниматься? Людям нравится, когда их ребенок «лучше всех» — иметь в своей семье гения — круто, престижно, почетно! Это свидетельство, что наш род отмечен где-то там, в небесной канцелярии. Раньше о талантах так и говорили: «Бог в темечко поцеловал».

Какая такая профилактика? Зачем? Признать, что у нашего «лучше всех» могут быть проблемы? Да еще с психикой? Но эта тема во всех странах, в течение веков, вплоть до сегодняшнего времени, табуированная. Вот уж о чем стараются не говорить, не упоминать ни при каких обстоятельствах. И не думать в этом направлении… ни в коем случае!

Инстинкт самосохранения подчас столь силен, что душит все, что может задеть, взволновать, огорчить, расстроить. И тогда программа защиты своего потомства выключается. А на место взрослой ответственности прибегает детская уверенность, что всё обязательно будет хорошо. И никаких сомнений, что талант, дарованный свыше, может куда-то деться.

А вот может.

Шабаш вокруг божьего дара

Исследования по одаренности никогда не были засекречены, тем более, сейчас они в открытом доступе. Просто ими не особо интересуются. Даже те, кого это касается непосредственно, — родственников, воспитателей, учителей вундеркиндов. Иначе бы знали, что никакие способности ребенка сами по себе еще не предопределяют его блестящее будущее.

Во всех работах замечательного советского психолога Н. С. Лейтеса, который около 40 лет занимался изучением одаренности детей, рефреном звучит мысль, что «признаки одаренности, проявляемые в детские годы, даже при самых благоприятных условиях могут либо постепенно, либо весьма быстро исчезнуть». Но поразила меня в свое время вот эта цитата из его статьи (подчеркнуто мной): «среди тех детей, которых мне удалось подробно изучать, был лишь один бесспорный случай, когда бывший вундеркинд рано стал известным ученым, создал научную школу. В других случаях успехи были более или менее значительные, но совсем не того масштаба, которого можно было ожидать от выдающихся детей».

Почему об этом знать не хотят? По той же причине — может огорчить. И вообще, думать вредно! Исходя из этого, понятно, почему любящие родственники устраивают шабаш вокруг юного дарования, наваливая на него кучу ожиданий и надежд. При том, что этот шабаш губителен не только для таланта, но и для его обладателя.

***

Вот пятилетняя девочка, демонстрирующая замечательную память. Знает кучу стихов. Зрители кричат ей «Ахматова», или «Гумилев», или «Есенин», и девочка радостно выпаливает стих заказанного автора. Почему-то это напомнило стародавние автоматы с пластинками в кафе — опускаешь монетку, нажимаешь кнопку и — вуаля — звучит выбранная тобой музыка.

На вопрос, кого из поэтов она любит больше всех, девочка, не моргнув глазом, отвечает: Бродского. Публика балдеет. Пожилая известная режиссерша в восторге — она всерьез думает, что выучить наизусть — значит понять смысл?

Читает девочка стихи вполне по-детски, и, судя по интонациям, экзистенциальные размышления Бродского о жизни и смерти, страданиях и любви ей пока не по зубам, не по мозгам. Боюсь, что если девочку расспросить, о чем стихи, она не сможет ничего вразумительного сказать.

Собственно, ее репертуар отражает амбиции родителей, а любому ребенку, понятное дело, так хочется угодить окружающим его взрослым!

Реплика в сторону: в перестроечные времена я была на концерте человека, обладающего феноменальной памятью. Он с любого места, предложенного публикой, цитировал Библию, Коран и Тору — на соответствующем языке. По ходу представления его спросили, в какого бога верит он сам, и он честно признался, что ни в какого. И публика вдруг увяла. Всем было непонятно, зачем человек заучивает слова, для кого-то священные, а для него — ничего не значащие…

Получается, его замечательный дар сгодился только для эстрадного номера?

***

Я понимаю правила игры — в конце концов, весь мир — театр, а все на свете — шоу. А главная цель шоу — развлечь уважаемую публику.

Отчего-то мне кажется, что прообразами шоу являются старые цирковые балаганы, куда ходили смотреть разные диковины типа карлика с двумя головами, человека без рук, женщины с бородой и т. д. Мне кажется, для большинства зрителей вундеркинды где-то из этой же категории. Интересно ведь посмотреть на дитя, демонстрирующее чудеса ловкости, памяти, учености. Интерес подогревается еще и тем, что большинство-то догадывается — век вундеркинда короток, судьба непредсказуема…

Ну, да, процент «отсева из вундеркиндов» давно известен — 90%. То есть в сухом остатке лишь 10% юных дарований, вырастая, становятся выдающимися профессионалами. А представьте себе, что за этими процентами «естественного отбора» стоят живые люди. Вернее, маленькие дети… Каково это — подавать большие надежды, а потом не оправдать их?

Что дает талант, мы знаем, — профессию. Дело жизни. Смысл жизни.

А что отнимает?

***

Вспоминаю горькую судьбу ныне забытой юной поэтессы Ники Турбиной.

С четырех лет начала писать стихи, потрясающие своей взрослостью, многогранностью, трагизмом и недетскими переживаниями. В 10 лет Ника Турбина уже была известной поэтессой, выступавшей на литературных вечерах, издала 2 сборника стихов.

Это тем более удивительно, что по всем законам природы литературное творчество может проявляться, в основном, в пубертате, когда развивается абстрактное мышление.

Кульминацией было получение в 1986 году престижнейшей премии в области искусства — «Золотой лев». Ника стала второй русской поэтессой, удостоившейся этой награды. Первой была Анна Ахматова, и она получила эту премию, когда ей было за шестьдесят. Нике едва исполнилось двенадцать…

А в это время ее ровесники ходили в школу, играли в прятки и казаки-разбойники, учились дружить, любить, искать себя, завоевывать знания и людей. Они развивались и взрослели естественным путем, предопределенным природой.

Зато Ника ездила по миру с концертами: слава, аплодирующие залы, поклонники, автографы на обложках собственных книжек, международные премии… Взросление, эта важная стадия психического развития, прошла мимо нее.

И наступил, как в народе его называют, переходный возраст, сложный период и тяжелое время. Начинается перестройка всей психической сферы. Гормоны «гуляют», настроение часто и непредсказуемо меняется. При этом «колбасит» подростка во все стороны — то он умный и тонкий, то тупой и дикий, то полон самоотречения и жертвенности, то чудовищно эгоцентричен. Ника стала невыносимой, со всеми ссорилась.

К тому же, ажиотаж вокруг юной поэтессы спал. Одно дело — маленький ребенок, пишущий стихи (это так умилительно!), другое дело — подросток. Это не столь экзотично, к тому же, подростков, пишущих стихи, немало, да и на литературном горизонте появились новые имена.

Говорят, что поэтический Дар оставил Нику. Говорят, она еще писала, но хуже, чем в детстве. И никто, никто не подсказал девочке, как дальше раскрывать и шлифовать свой дар!

И вот девочка-вундеркинд, объездившая полмира, но не умеющая жить в мире ровесников и взрослых, со всего маху угодила в обыденную прозаическую жизнь.

Она оказалась совершенно не приспособленной к этой жизни.

Она умела летать, но не умела падать и вставать. Она не успела открыть, понять и принять один из главных законов Жизни — не бывает раз и навсегда завоеванных позиций!

Все окружающие ее взрослые повели себя некрасиво — хуже некуда. Начиная с великого поэта Е. Евтушенко, который поначалу выступал вроде, как в роли «продюсера» Ники, а потом без объяснений исчез из ее жизни. Кончая родственниками, чьи амбициозные ожидания переломали ей хребет.

Ника так и не смогла получить ни образования, ни профессии. Ее психика была искалечена ранней славой. Она — избранная, «особенная девочка», собиравшая стадионы поклонников по всему миру, должна была начинать жить заново.

Ника поступала в разные институты, бросала их, вела странный, маргинальный образ жизни. Она погибла в 28 лет — выпала из окна. Ее тело долго лежало в морге невостребованным…

*

В фильме моего детства «Гостья из будущего» детский хор пел, точно заклинал: «От чистого истока в прекрасное далёко, /В прекрасное далёко я начинаю путь. /Прекрасное далёко не будь ко мне жестоко…»

«Прекрасное далёко» Ники было уже истрачено. Вернее, растрачено. Эпитафией на ее могиле могли бы стать печальные слова, посвященные другой рано погасшей звезде: «В прошлом у нее было большое будущее».

***

Сколько их было — звезд, которые рано погасли, так и не разгоревшись по-настоящему? А вот этого никто не считал. И скольким Дар сломал жизнь, такой статистики уж точно нет.

Расплата за талант? Или за некомпетентность, неграмотность и невежество окружения?

Если где-то прибыло, то где-то что-то убыло

Практически во всей литературе об одаренности звучит грозное предупреждение, что дети-вундеркинды часто плохо адаптируются в окружающем их обществе. Я это знаю не понаслышке.

Еще во времена перестройки меня приглашали работать в школу для одаренных детей. Тогда в Москве появилось много школ с экспериментальными или, как их называли, альтернативными формами обучения. Директор той школы сам был когда-то вундеркиндом и на собственном опыте прочувствовал издержки воспитания талантливых детей, почему и озаботился их коррекцией.

Его детство и юность были типичными для вундеркинда. Склонность к математике проявил очень рано, и все родственники постоянно твердили, что он будущий гений и его ждет блестящее будущее. Но он взрослел, и ему хотелось уже не только знаний, но и дружбы, и любви, а откуда они берутся, он не знал. А в возрасте 14 лет он влюбился в «простую смертную» девочку из соседнего подъезда. Она ничего не понимала в математике, но зато была веселушкой-хохотушкой, к тому же очень хорошенькой. Он совершенно не представлял себе, как подойти к ней, о чем разговаривать. Он очень страдал. Забросил учебу, думал о смерти.

Он не умер. Поступил куда и собирался — в МГУ, но все обратили внимание, что в университете его яркие способности как бы нивелировались. Например, скорость решения задач у него была фантастическая (там, где другим требовалось два часа, он справлялся за 15 минут), а стала нормальной.

Родственники были этим очень недовольны. И много лет, о нет, не попрекали его вслух, но всеми способами показывали это. Он мучился чувством вины, мысли о смерти регулярно посещали его. Из его рассказа я поняла, что они с родителями так и не простили друг друга… В общем, долгая печальная история.

В конце концов, в его жизни все как-то сложилось. Но какой ценой?

***

Мы с этим директором, по его словам, должны были стать Хранителями Дара — развивать и приумножать его. И не только. Мы оба понимали, что существует закон природы: «если где-то что-то прибыло, то где-то что-то убыло». Следуя простой человеческой логике, надо искать, прежде всего, что «убыло». Что может затормозить — нет, не только развитие таланта, но и становление личности. Не это ли главное?

Я тогда прицельно общалась с каждым ребенком. Из 27 детей и подростков только о трех я могла с уверенностью сказать, что как бы их профессиональная судьба ни сложилась, они не пропадут, состоятся не в этой профессии, так в другой — в них светилось замечательно-здоровое жизнелюбие! С остальными был большой знак вопроса. В основном у вундеркиндов можно было наблюдать дисгармонию развития — это когда в своем предмете ребенок всем фору даст, а в главной области — человеческом общении — совсем некомпетентен.

***

Умение приспосабливаться к условиям окружающего мира — сложным неоднозначным, быстро меняющимся — называется адаптацией.

Жизнь непредсказуема и не дает гарантий никому. Иногда надо начинать сначала и с нуля. А для этого надо обладать жизнестойкостью, гибкой и мобильной психикой, умением переключаться (чтобы не выгорать), живым любопытством не только к своему делу, но и к людям, к жизни.

Именно в подростковом возрасте начинают развиваться высшие эмоции: сопереживание, милосердие, благодарность, уважение, любовь. Это время, когда на первый план выходит потребность в общении с другими людьми. Подросток должен научиться понимать людей, чтобы в дальнейшем уметь дружить, любить.

Одаренность здесь выступает в роли особого искушения — казалось бы, уже есть Дело жизни и ее Смысл. Что еще надо? Смотря что мы хотим получить в результате.

***

Интеллект без души, «голые» способности без человеческих чувств низводят личность до социальной функции. Часто в облике маугли — в данном контексте это когда блистательный талант сочетается с душевной холодностью и черствостью. Маугли никого не любят и никем не дорожат. Они плохо ориентируются в окружающем мире, необщительны, ранимы, беспомощны, эгоцентричны. В общении с ними возникает ощущение неловкости и чужеродности.

Тотальное одиночество Перельмана — это не его выбор, это его крест. Высокая цена за гениальность? Но я могу сходу предоставить большой список признанных гениев, чья жизнь была по всем меркам полноценной, они умели и дружить, и любить. Боюсь, судьба Перельмана — это расплата за невежество окружения. Его странности были видны с детства невооруженным глазом, но никто не озаботился его социальной адаптацией. Для окружающих был важен его Дар. А как юному гению живется на белом свете и что с ним будет дальше, никого не волновало. Как не волновало и то, что наличие Божьего Дара никак не компенсирует человеческую неполноценность.

***

Слово «полноценность» обозначает «полно ценностей». Это предполагает, что у человека может быть не один главный интерес в жизни, не одна точка приложения своих сил и способностей, а много разных. Можно любить своё Дело, близких по духу людей, а еще иметь увлечения (кататься на лыжах, разводить цветы, ходить в театр). Можно любить какое-то место на земле — город, деревню, местечко. И тогда в минуту жизни сложную или светлую, один поедет расслабляться (или черпать силы) в глухую сибирскую деревню, другой — в Париж, третий — в горы с палаткой. Главное, чтобы такое место — милое сердцу, дающее силы — существовало на земле. Иначе будет как в «Защите Лужина» — главный герой, шахматный гений, ездит по миру, давая сеансы одновременной игры вслепую. Меняются страны и города, гостиницы, залы, где он играет. Для него они все одинаковые. Он ничего не замечает вокруг себя, не видит, не помнит…

*

Считаю, что мы с этим директором придумали замечательную программу для вундеркиндов. В нее входило многое — от развития эмоциональной сферы до развития координации. Вплоть до того, что мы запланировали учить одаренных деток справляться с бытом: готовить, ходить в магазин, убирать свое жилище, распределять время, силы и деньги. Зачем отвлекать гения на такие мелочи? Затем, что чем самостоятельнее человек, тем более он уверен в себе, тем ему комфортнее в окружающем мире.

На мое предложение пригласить детского психиатра, который бы время от времени смотрел детей, директор не упал в обморок, а разумно предположил, что вовремя выявить патологию — это значит не дать ей развиться.

В общем, у нас было много планов…

К сожалению, сотрудничества с этой школой у нас так и не случилось. Мы встречались и строили планы весной, а в августе он неожиданно умер. И его преемник посчитал, что одаренность ни в какой в коррекции не нуждается.

Семья требует человеческих жертвоприношений

Длинное, малопонятное слово дезадаптация обозначает, что чьими-то стараниями человека сделали непригодным для жизни. Как правило, это творят не враги, а самые близкие родственники. И делается это не со зла, а от недомыслия.

В век высоких технологий куда-то подевался здравый смысл. И речь здесь не только о вундеркиндах, это повальная беда. Дезадаптированных детей становится все больше во всех слоях населения. Все чаще ребенок рассматривается не как индивидуум, которого надо подготовить к сложной и непредсказуемой жизни, а как функция, лейбл, козырная карта. Иногда валюта, иногда мелкая разменная монета. В одних случаях он играет роль кормильца (как только на горизонте возник материнский капитал, появилось громадное количество семей, откровенно паразитирующих на детях). В других случаях он призван продвинуть или возвысить свою семью — тогда ребенок становится для родственников валютой и туфелькой Золушки, пропуском на бал жизни.

На ребенка делают ставку, как на лошадь. И бездумно и бестолково стараются выжать из нее по максимуму. А когда лошадь захромала и сошла с дистанции, это вызывает удивление, смешанное с возмущением. Впрочем, я уверена, что те, кто занимается лошадьми, все-таки знают специфику ухода за ними. В отличие от окружения ребенка.

***

Дезадаптация, возведенная в культ и на пьедестал, возникла с появлением детей индиго.

Декларируется, что это посланники небес, эмиссары высших цивилизаций. Они все знают, все чувствуют и предвидят. Они спасут мир. Нет, это не вундеркинды, это покруче будет. Вундеркинд — всего лишь мегаспециалист в какой-то конкретной области, а ребёнок индиго — гений во всём. При этом школа ему невыносима, а знания неинтересны, потому что он давно все знает. Дети индиго замкнуты, неохотно идут на контакт с окружающими. У них высокая самооценка. Они не могут подчиняться никакой системе и жить по правилам.

В старых учебниках психиатрии вся эта «красота» относилась к нарушениям адаптации и развития. А в жизни подобные дети вызывали у родителей обоснованную тревогу. Но однажды на амбиции родительских сердец отозвался Рынок, который объявил, что все эти нарушения — не беда, а наоборот, счастье. Дети индиго совершенны от природы, у них сногсшибательная интуиция, и, до кучи, они обладают даром ясновидения. Следовательно, ребенок индиго сам знает, как жить, главное — ему не мешать.

Рынок активно стал продавать советы и рекомендации по выращиванию детей индиго. Чувства родителей сразу поменяли знак: от озабоченности и огорчения — на гордость и осознание превосходства. Ведь выходит, что их дети чрезмерно умны для того, чтобы нормально учиться. А зачем, спрашивается, посланнику высших цивилизаций осваивать культуру взаимоотношений с людьми?

Как приманку хитрый Рынок использовал старую, добрую мечту, знакомую многим — оставить свой след на Земле. А что может быть круче, чем подарить миру необыкновенное дитя, Спасителя человечества?

*

Интересно, а эти «ясновидящие» дети представляют себе, что их ждет в будущем? Что подсказывает им их прекрасная интуиция? Как они будут жить среди людей, ничего не зная о людях?

***

Вывод очевидный и, как мне кажется, простой, как валенок: самое страшное, что можно сделать с ребенком, — это внушить ему уверенность в собственной исключительности. Если он поверит, что он действительно «лучше всех», он обречен.

*

Родители, столь озабоченные найти ребенку его место под солнцем (как правило, имеется в виду, профессия), отчего-то совсем не берут в расчет, что жить ему предстоит среди людей. А это требует не меньше знаний и умений, чем профессия. В век высоких технологий почему-то забылось, что человек рождается от человека, становится человеком только в обществе людей и умирает по-человечески только рядом с другими людьми.

При дезадаптации человеческая личность деформируется, в частности, не отрастают «фибры души», отвечающие за отношения с людьми. Поэтому в жизни, а не в сказке, Маугли (хоть с талантами, хоть без) остаются всем чужими и умирают без своей стаи.

*

Говорят, что все мы должны быть благодарны родителям за подаренную жизнь. А если человек от этой самой жизни мается или покорно терпит ее? Если не знает, что с этим драгоценным и таким ненужным подарком делать? В конце концов, какая разница, есть у человека талант или нет, если ему жизнь в муку и наказание?

Товары в дорогу Жизни

Исходя из здравого смысла, что самое ценное родители могут дать своему ребенку в долгое и трудное странствие по дорогам жизни? Свою безусловную любовь? Образование? Принципы и убеждения? Ренту, чтобы никогда не нуждался? Семейный бизнес? Полезные знакомства? Здоровье?

Но представьте себе хотя бы на минуту дезадаптированного человека, при этом окруженного любовью, физически здорового, с престижным образованием, хорошо обеспеченного… Даже если (ко всему прочему) он награжден Природой талантом и красотой, его ощущения неприкаянности среди людей и чужеродности этому миру никуда не денутся. Я такого в силу профессии много навидалась и говорить, что эти люди счастливы, мне бы в голову не пришло.

Получается, в этом «суповом наборе» счастья не хватает какого-то ингредиента наделяющего все это смыслом и… радостью. Разве не самое главное, чтобы человек не просто выживал, а умел радоваться жизни? Чтобы ему было интересно, комфортно, кайфово. Чтобы он жизни не боялся и не придумывал. Чтобы воспринимал ее во всем ее многообразии и отзывался на ее знаки, как чуткий камертон.

Отчего-то мало кто видит связь между адаптацией и пресловутым счастьем, за которым все охотятся. Но ведь именно адаптация отвечает за качество взаимоотношений с миром. Вот он, главный рецепт счастья и золотой ключ, открывающий заветную дверь!

***

Итак, какими характеристиками должен обладать человек с высоким уровнем адаптации:

*Он думающий, самостоятельный и независимый, умеющий наблюдать и размышлять, чувствовать и рефлектировать, искать и добиваться.

*В представлениях о себе исходит из существующих реалий, хорошо знает свои достоинства и недостатки.

*Умеет грамотно распределять свои силы и время.

*Любопытен к окружающему миру, открыт новым знаниям.

*Он умеет быть искренним и непосредственным, получая удовольствие от работы и отдыха, от еды и секса, от общения с природой, искусством и людьми.

*У него развита замечательная потребность не останавливаться на достигнутом, развиваться, меняться. Поэтому с годами он становится все умнее, сложнее, а его жизнь — все интереснее и вкуснее.

*Он умеет вглядываться в людей, понимать их, искать «близких по крови», тех, с кем можно делиться сокровенным, разделять поражения и победы.

*Для него Любовь — это главная точка отсчета и система координат. Поэтому вся его жизнь пронизана любовью. К вполне конкретным людям, занятиям, явлениям. Эти Любови разные по значимости, весу, «вкусу и цвету», но корень у них один — неугасимый душевный огонь, который зовется Жизнелюбием.

*В своих странствиях по миру он может ошибаться, ушибаться, терять, страдать… Главное — что он умеет учиться на своих и чужих ошибках, после падения обязательно встает и, умудренный опытом, идет дальше творить свою судьбу (пробивается, пробирается, иногда ползет, иногда бежит). Это называется Жизнестойкостью.

*

Все знают расхожее выражение: «Жизнь − сложная штука…» Благословен тот, кто знает и продолжение: «Оно того стоит!» И когда у него появятся свои дети, он сможет им показать на своем примере, что такое высокое качество взаимоотношений с миром — ведь этому великому искусству не учат в школе и институте, его передают из рук в руки, от сердца к сердцу.

*

Вокруг люди — живые, интересные, увлекательные — как будто я читать научилась и читаю взахлеб теперь каждого. Природа ожила: капли на стекле машины, цветные лужи от фонарей, фар, светофоров, а за ними деревья, солнце в ветках, дома, улицы, коты, собаки, птицы… И все разные, в них столько красок, столько оттенков, и все звучит, говорит. О Боже, оказывается, мир вокруг меня живой, а не декорации из сухого картона с осыпавшейся краской

Это письмо много лет назад написала мне 35-летняя женщина, участница одной из наших групп. Любящие родственники старательно ваяли из нее вундеркинда в музыке, а в результате превратили (по ее словам) в «дикого ребенка индиго». Понадобилось несколько лет колоссальной работы, чтобы выправить ее искалеченную психику. Чтобы она смогла выбраться из замкнутого, душного пространства «декораций из сухого картона».

А музыкальный Дар у нее и вправду был. Правда, счастья не принес. Потому что счастливых людей с нарушенной адаптацией не бывает…

*

P. S. Однажды в приватном письме меня спросили: за что я могу быть благодарной родителям? Я задумалась. За подаренную мне жизнь? Нет! За то, что они меня жизнью — очаровали!

Евгения Белякова, психотерапевт, журналист, писатель

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей