Профессор Амбридж Уральского края

Профессор Амбридж Уральского края

Не прошло и месяца после публикации моей статьи «Розовые жабы образования: как связаны Долорес Амбридж и танец „Птица“ на линейке», как российское околообразовательное чиновничество «нанесло ответный удар».

Я не знаю, смеяться мне или плакать. 23 сентября главой постоянной комиссии Екатеринбургской городской Думы по развитию образования, науки, физической культуры, спорта и молодежной политики стала 73-летняя бывшая учительница истории Любовь Павловна Боркова. Несколько дней спустя она дала интервью корреспонденту информационного агентства znak.com Кириллу Смоленценву.

Вот, что говорит Любовь Павловна о себе:

«Если бы вы меня видели воочию, вы бы поняли, что я человек далеко не дремучий внешне и внутренне. Внутренний мир у меня — дай бог каждому молодому иметь такой. Есть уверенность в себе и в том, чем я занимаюсь. Опыт здесь очень важен… Где я только не была! И членом бюро райкома партии, и с первых лет создания „Единой России“ меня избрали туда. Неугомонный мой характер. Мне хоть бывают трудно, но раз сказали надо — значит, надо. Значит, будут цвести сады».

А вот выдержки из беседы:

«— Вы интересуетесь, что читают, смотрят в интернете ваши внуки? Что они слушают?

 — Внуки живут отдельно, не интересуюсь. Но мои дети интересуются и находят много ерунды. У них на этой почве постоянные конфликты.

— Что именно им не нравится? Какую музыку слушают?

— Музыка-то ладно… Но вот пасквили, которые там печатают, неприличные вещи показывают, вызывают озабоченность. А почему, вы думаете, такой мат в речи? Это все идет с экранов компьютеров. Компьютеры с одной стороны движуху показывают, а с другой стороны много негатива оттуда идет.

— Вы считаете, что это необходимо контролировать?

 — В обязательном порядке.

— Вы следили за ситуацией со стрельбой в Пермском университете?

 — Конечно. Еще одна проблема общества. Не было же этого раньше никогда. Это вот в последние годы поветрие, страшная тенденция, что начали стрелять у нас. Все это влияние Америки, других стран, где это стало проходить как заурядное событие. Эта трагедия для города, для родителей. Родители вырастили ребенка, отправили учиться в университет, а получили труп. Надо больше заниматься воспитанием, отвлекать детей от бесконечного сидения в компьютерах.

— Кто-то говорит, что в ситуации в Перми виноваты видеоигры. Вы так считаете? Какое у вас отношение к видеоиграм?

 — Я тоже так считаю. Я думаю, что это так. Неконтролируемый этот процесс. Я вот не разбираюсь в них, но дочери мне говорят, что игры всякие есть, агрессивные, вызывающие озлобленность и жестокость. Это одна из основных причин, кстати. Должна быть какая-то цензура, нельзя все помои выливать туда. Игровые центры, хоть и закрыли их, подпольно существуют.

— Они не существуют подпольно и есть у нас в городе.

—…Мы об этом как раз и говорили. Когда был у нас форум по вредным привычкам, говорили, что основная тенденция к агрессии идет от компьютерных игр.

— А к телевизору у вас какое отношение? Там тоже есть место агрессии.

— Я не скажу, что ее много. Там есть выбор, что смотреть. Раньше у нас было доступно только два канала. Сейчас выбор есть, но над этим должна работать семья, чтобы дать понимание детям и подросткам, что нужно смотреть и читать.

— В интернете тоже есть выбор, что смотреть, а что не смотреть. Так что это проблема не интернета.

— Проблема интернета в том, что его надо отслеживать кому-то. Я в этом деле не понимаю, но должна быть цензура. Нельзя все выливать на головы людей. Это заслуга родителей, если ребенок умеет ориентироваться в этом поле информации. В основе всего — семья. Государство и наш президент уделяют очень большое внимание поддержке семьи. В отличие от того, как мы росли

— Какое у вас отношении к организации «Юнармия»?

 — Хорошее. Мы являлись родоначальниками игры «Зарница». В наше время это было серьезное движение. Те дети, кто постоял на посту, становятся другими. Это хорошее дело. Его надо расширять. Воспитание патриотов страны — это необходимо».

В общем, дама отнюдь не простая скромная учительница. Будучи школьным преподавателем, а затем и директором школы, она одновременно состояла в советской партийной номенклатуре, а затем — у истоков современной «партии власти» в городе. А теперь женщина, которая со своими собственными внуками не общается, чем они живут и дышат — не знает, — стала курировать молодёжную политику одного из крупнейших городов России.

Казалось бы, сколько таких номенклатурных дамочек по всей стране? Но с ней не всё так просто.

Как только я увидела фото героини публикации, ещё не зная про то, кто она есть, и что она поведает «граду и миру», в моей голове молнией сверкнула мысль: «Хелло, Долли… Извиняюсь, здравствуйте, профессор Амбридж». Потому что с фотографии на меня смотрела женщина-чиновница в розовом платье с выражением лица, не предвещающим ничего доброго. Прочитав интервью, я поняла, что не ошиблась.

Но кое-чего я не поняла.

Розовое платье — это случайность? Неужели человек, ответственный за молодёжную политику региона, не знает про существование книг о Гарри Поттере, не читал их, даже не смотрел фильмов и не понимает, что любой подросток, да и взрослый человек младше тридцати лет, увидев фото женщины в розовом, которая собирается учить их жить, скажет: «Да это же Долорес Амбридж!» А злые языки страшнее пистолета, даже в условиях государственной цензуры.

Или розовое платье — это своего рода манифест своих намерений, такой себе не слишком тонкий троллинг: «Да, я розовая жаба Долорес Амбридж, и я у вас тут наведу порядок. Вы у меня тут все по струнке ходить будете!»

Нельзя же серьёзно думать о том, что с розовым платьем Любовь Павловну подставили недоброжелатели, убедившие её надеть сей наряд, например, для того, чтобы выглядеть более молодо. А вот она своих внуков подставила серьёзно — они могут стать объектами шуток, и не всегда добрых. Ведь их ровесники Поттериану точно знают.

Фото — Яромир Романов / Znak.com

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей