Написать в блог
Погреб

Погреб

Никогда. Никуда. Ни за что.
Время чтения: 1 мин

Погреб

Никогда. Никуда. Ни за что.
Время чтения: 1 мин

Глава 1.

Никуда, никогда и ни за что.

«Ну почему нельзя?» — крикнул Алекс, кинув в закрывающуюся за мамой дверь, подушку. Наверху Гурдолклёр завыл свою песню и у Алекса опять упало сердце.

Алекс со своей мамой жили в небольшой деревне в стране со смешным названием Курроссия.

Гурдоклёра они купили, потратив почти все свои деньги. Ведь не хочется, что б последнюю, правильно будет сказать сотую, наседку-курицу, съел огромный червь Склизьген!

Дело в том, что живя в Курросии, надо иметь на одну семью, по меньшей мере, сто куриц. Именно из-за этого в Курроссии большие семьи. Ведь лучше всего жить в огромном здании со своей сестрой, троюродным братом, мамой и папой, чем каждому из этих людей покупать по сто куриц.

Именно из-за этого в Курросии много зданий, которым по крайней мере 100 лет.

Вот в одной из таких башен в пять этажей и жили Алекс и его молодая мать Матильда Рахайн. Отец Алекса, Гроган Рахайн, обожал эксперементы над животными, а его жена не могла просто видеть как он берёт ручных кроликов, впрыскивает им какую-то синюю жидкость и уже через минуту на полу в гостинной сидит мокрый кролик с мордой, как у собаки и зубами ядовитой змеи.

Один из таких эксперементов, мягко говоря, не очень хорошо закончился. Алексу тогда было пять. После смерти отца, странная помесь тигра, пумы и крокодила начала ломать в щепки тогдашнее шестиэтажне здание. Три этажа были стёрты начисто. Сожрав половину всех куриц в доме, существо явно не насытившись, побежало за Алексом и его мамой. К счастью, рядом с домом Алекса, был погреб тёмно-зелёного цвета, в котором они и скрылись. Им пришлось просидеть там 6 часов, в ожидании военных. Когда военные прибыли, гранаты и авто-пулемёты уже не помогли.

Ломая крышку погреба, тварь повернула голову и разбила нижнюю челюсть о пикап, который из-за поворота её крокодильего хвоста взлетел в воздух.

А тут, к месту куда накапала кровь, приползли огромные черви Склизьгены.

Военные пристрелили огромных червей, которые проели в этой твари такие дыры, что даже стервятникам не осталось ничего.

После этого случая, главными словами мамы Алекса, стали «никогда», «никуда» и «ни за что».

Именно из-за этого Алексу и не разрешалось входить в погреб, в который отнесли все плоды эксперементов его отца.

На сегодня всё.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет