Семья, супружество, рождение детей. Мужской взгляд | Мел
Семья, супружество, рождение детей. Мужской взгляд

Семья, супружество, рождение детей. Мужской взгляд

Время чтения: 25 мин

Семья, супружество, рождение детей. Мужской взгляд

Время чтения: 25 мин

Интервью размещается в виде расшифрованных ответов на повторяющиеся вопросы каждым его участником по очереди.

Представлю участников интервью:

— Наумова Виктория, клинический психолог, семейный консультант и детский игровой терапевт, мама четверых детей

— Собур Денис, кандидат физико-математических наук, папа четверых детей

— Газарян Алексей, консультант по развитию социальных и благотворительных проектов, папа троих детей и опекун приемного ребенка

— Берхин Матвей, детский игровой психотерапевт, папа четверых детей

— Федотов Антон, директор детского практического лагеря, папа четверых детей

Наумова Виктория

Здравствуйте!

В своей психологической работе я нередко сталкиваюсь с таким запросом, что в семье происходит что-то, что оба или один из супругов расценивает, как что-то неприятное, и это начинает влиять на отношения между ними в разной степени тяжести. В семейной системной психологии есть такое понятие как «нормативный» и «ненормативный» кризисы — и это как раз то, что может скрываться за такими запросами. Например, считается, что «нормативный» кризис, который происходит в семье с рождением первого ребенка и последующих детей — это то, что касается каждую семью при рождении ребенка. Считается, что дальше будет легче, многие пары проходят этот кризис, сохранив и укрепив отношения. Однако статистика разводов в первые годы брака ужасает. Вот, мне сейчас попалась статистика по последним данным за 2017 год, эти все данные выложены на сайте росстата, что с января по май текущего года на 1000 браков, это только зарегистрированные браки, приходится 800 с чем-то разводов. То есть, можно себе это представить, масштаб!

Мои опытные коллеги рассказывают, что первый пик разводов приходится на первые 2-3 года жизни молодой семьи, это почти 45%. Почти половина из этих браков распадается именно в первый год! Очень часто это связано с рождением первого ребенка, и, конечно, неспроста это время называется «нормативным» кризисом. Семья переживает какое-то совершенно новое для себя состояние, сменяется образ жизни, привычки, приходится подстраиваться под совершенно новое обстоятельство жизни с маленьким ребенком. И есть мнение, и оно вполне обосновано, что в том числе рождение ребенка, является провоцирующим фактором для распада семьи, если там есть уже какие-то сложности.

Так же, есть мнение о том, что к материнству и отцовству нужно быть готовым, а не вступать в брак во время беременности, как это часто бывает. Это идеальная ситуация, когда есть предбрачный период, мужчина и женщина узнают друг друга, такое достаточно длительное время, а по факту происходит так, как происходит.

Почему мне было важно пригласить именно многодетных пап? Не для того, чтобы это как-то выпячивать, что, вот, они многодетные, а потому что каждый из них находится в отношениях уже какое-то более-менее продолжительное время, и вот эти вот пиковые моменты были как-то уже пережиты, были как-то пройдены, как-то они с этим уже справились, у них уже есть опыт рождения первого ребенка, второго и последующих детей. Понятно, что, в целом, возраст у детей участников близок, но, тем не менее, есть разный опыт рождения детей при абсолютно разных обстоятельствах: возможно, и экономических в том числе, и каких-то сложностей в семье. И вот этот срез, опыт каждого из наших гостей, он, мне кажется, уникален, и у меня есть надежда, что можно будет найти, учитывать опыт, который есть у наших пап, у наших гостей, который можно было бы предложить начинающим семьям, чтобы удержаться на плаву в первые эти годы.

Еще один такой важный момент про послеродовую депрессию у женщин, я еще раньше скидывала нашим участникам статью, которая очень вовремя мне попалась, это исследование, иностранный сайт по психиатрии по поводу послеродовой депрессии и достаточно серьезной взаимосвязью с подобными состояниями у отцов. Я сейчас не буду подробно останавливаться, для желающих могу скинуть ссылку на эти исследования, они мне показались очень интересными, потому что я тоже наблюдаю это в своей работе, но я не сталкивалась, что, оказывается, это уже изучалось.

И, вот, если материнские эти состояния начинают как-то учитывать, в последние годы говорят, что да, есть послеродовая депрессия, что это влияет на отношения, что это тоже может провоцировать разводы, потому что оно часто не воспринимается как послеродовая депрессия, а просто как плохой характер, что, вот, она родила, изменилась. В то же время у меня был небольшой опрос до нашей встречи, где женщины тоже отмечали, что что-то происходило с их мужьями, они как-то отстранялись от участия, избегали общения, уходили все в работу, ну то есть как бы не особо участвовали в жизни семьи. И очень часто на женских форумах звучит такая тема, что вот я родила ребенка, я сижу дома, он не участвует, все, я не хочу больше жить с ним, я развожусь, именно вот в первое это время.

По этим исследованиям, почти 50% процентов отцов испытывают похожие послеродовой депрессией. И это тоже важно знать, и мне важно донести это для наших слушателей, что это не плохой характер, а что это такие состояния, что это бывает, что это можно пережить и что это не про личность каждого из нас, а это такое временное, момент адаптации. Лодку штормит, что в это время можно как-то пережить вместе.

Хорошо, я думаю, что для вступления вполне достаточно, оно и так было достаточно длинным.

Теперь попрошу участников ответить на вопросы.

Собур Денис

Первый мой вопрос для размышления был таким: «Ваше отношение к отцовству и родительству до рождения первенца. Родительский бэкграунд, влияние опыта». Речь идет про свой опыт жизни в своей родительской семье и как это на ваше актуальное родительство влияло?

Денис: Мой случай, наверное, не самый традиционный, дети у нас в семье появились достаточно быстро.

Я не могу сказать, что меня сильно интересовало отцовство, я просто любил свою будущую супругу, долго ухаживал за ней. Потом мы поженились и практически сразу появились дети. Мы тогда только начали воцерковляться и следовали известной поговорке про зайку и лужайку. Во многом это оправдалось, в чем-то обернулось трагедией. Сложно это.

Но, в общем-то, я не думал много о родительстве. Я женился на шестом курсе, в 21 год, а в 22 года у меня появилась дочь. Это было время, когда было много разных дел, развитие, работа, окончание института, аспирантура, переезды и как-то не было времени остановиться, серьезно порефлексировать.

Виктория: А вот про влияние вот этого родительского опыта в своей собственной семье, если ты готов об этом говорить?

Денис: В плане родительской семьи у меня хорошее наследство. В нескольких поколениях семьи сохранены, не разошлись мои родители, бабушка с дедушкой вместе прожили всю жизнь. По материнской линии несколько поколений все семьи полные. У супруги тоже семьи полные в нескольких поколениях, это очень хороший фактор, развод не рассматривается даже подсознательно как способ решения проблем. В этом плане нам, конечно, повезло. Начинать в других условиях было бы гораздо сложнее.

Как воспринималось состояние, первые и последующие беременности у супруги, что вот опять это случилось, и как это переживалось?

Денис: Период первой беременности мне было не с чем сравнивать. Беременность наступила через 2 месяца после начала брака. Опыта совместной жизни без беременности или кормления практически не было, это воспринималась как норма. Наверное, после третьей беременности я стал лучше понимать, как это устроено. Понимать, что женщина не вполне может себя контролировать, проблема в гормонах. Нам, мужчинам, сложно это понять, у нас нет таких гормональных колебаний в жизни. Наверное, можно сравнить это с состоянием легкого алкогольного опьянения. Вроде все нормально и все же ты не вполне контролируешь себя. Это на химическом уровне происходит, и надо понимать, что женщина не вполне может себя контролировать, спокойнее надо к этому относиться. Хотя это и непросто.

По поводу рождения первенца и последующих детей, то есть уже после беременности, были ли именно у вас какие-то особые состояния, желания по этому поводу? Поменялось ли отношение к рождению ребенка с каждым последующим? Как это отражалось на быту, на отношениях с супругой, в сексуальной сфере в том числе, потому что это очень важный момент, и об этом особо не говорят, и на взаимодействии и взаимоотношениях с ребенком? Была ли у супруги послеродовая депрессия или замечали ли вы что-то послеродовое такое непонятное состояние новое? Тут же хотелось бы еще добавить такой вопрос: пишут, что (я не знаю, миф это или не миф) якобы отцы начинают ревновать своих жен к своим детям и на материнских форумах про это пишут.

Денис: достаточно много вопросов озвучено. Ну, что касается отношений, повторюсь, что нет такого у нас опыта, поскольку дети у нас появились быстро, не получать сравнить до и после. Послеродовая депрессия…сложный вопрос. Я ее особо не замечал у супруги, думал, что ее нет. Хотя вот сейчас жена говорит, что были очень сложные состояния. Не знаю. Помимо сложностей, связанных с родами, у нас был ряд других кризисов, связанный с отношениями с родственниками, с выстраиванием семьи, быта, но именно связанного с рождением ребенка — мне кажется, нет.

Что касается ревности, нет, ее не было. Хотя у меня все девочки, это проще, наверное. Но все равно многое зависит от выстраивания отношений. Если отец оказывается за пределами отношений «мать-ребенок», то, конечно, это сложно. То есть если мать занимается ребенком, а отца боится оставить наедине с ребенком, то, конечно, могут возникнуть определенные проблемы. Если же отец включен в развитие ребенка, воспитывает его, играет, гуляет, меняет памперсы, то, я думаю, не будет особого предмета для ревности.

К сожалению, в нашей культуре это больше зависит от женщины, насколько она сможет включить отца в воспитание ребенка, доверить ему. При этом еще нужно отделить новую семью от старшего поколения, бабушек, которые очень переживают за малыша и им сложно принять отцовский стиль взаимодействия с ребенком.

Виктория: А вот мне все-таки важен момент по поводу твоих состояний, эмоциональных и психологических, вот про это?

Денис: Нет, не было. У меня достаточно быстро росла семья, карьера, образование, так что как-то проскочил мимо. Я уперся в другой кризис, кризис среднего возраста. В молодости ты думаешь, что у тебя есть большой запас сил, думаешь, что он бесконечен. В результате ты проскакиваешь точку равновесия. Ты сам не замечаешь, что уже работаешь на износ. Последний год я вот это осмысляю, пытаюсь перейти к устойчивому развитию. Развитию не за счет растраты внутренних запасов, а за счет возобновимых ресурсов, такого устойчивого состояния. В молодости кажется, что ты можешь все, можешь не спать, можешь не есть… Но, на самом деле, сил хватит лет на 10-15. Не так долго может продолжаться. Этот кризис да, я сейчас его осмысляю, а послеродовых как особых проблем я не помню. Новые задачи шли одна за одной, и, в общем, мне было комфортно.

У нас осталось совсем немного времени, но, все-таки, хотелось бы сейчас прямо очень-очень коротко поговорить про ресурс. Собственно ради чего все эти разговоры были, вокруг чего, что есть какие-то сложности, моменты недопонимания. Вы отчасти даже озвучили, что с этим можно сделать, ну как вы с этим справлялись, но вот сейчас я бы хотела бы вас попросить сделать на этом акценты, что вот лично вам помогало справиться с какими-то сложностями, которые вы замечали, вот именно со своей именно стороны. И как эта помощь себе, разными какими-то способами, помогло вам в отношениях с супругой и с семьей в целом? Отсюда было бы здорово сразу же озвучить рекомендации семьям, которым вы могли бы дать совет с высоты своего опыта.

Денис: Сложный вопрос на самом деле. В нашем случае основным ресурсом была уверенность в том, что делаешь все правильно. Такое неофитство: наше дело правое, мы победим. В общем-то, оказалось, что это работает. Не так долго, но на определенный период, почти 10 лет брака, этого было вполне достаточно. Конечно же, помогали книги, литература психологическая западных авторов, западно-христианская традиция. В этом плане хорошо, что сейчас есть много литературы на эту тему, книги помогают. Что еще конкретно использовалось? Игры с детьми, как ни странно, достаточно неплохо помогают. Если правильно организовать игру, если это интересно и мне, и детям, то тоже придает уверенности.

Если говорить сейчас, с высоты опыта, то важно умение разговаривать друг с другом. Не играть в телепатов, учиться аккуратно говорить о своем состоянии, пытаться друг друга понять, услышать. Это сложно, требует навыка, я не знаю, насколько это возможно с нуля, в начале отношений.

Еще очень важна некая группа поддержки, то, чем сейчас я занимаюсь. Это друзья, кто более менее близок по статусу — это отцы, состоявшиеся люди, можно с ними обсудить какие-то сложные вопросы, поделиться, пожаловаться Так, наверное.

Виктория: А как вот эти вот твои способы ресурса помогли вашим отношениям?

Денис: Я считаю, что семья эта некоторая разумеющаяся ценность, и все выходы надо искать внутри семьи, не разрывая отношения. Если говорить про наши отношения, то они значительно улучшились за последние несколько лет. И раньше отношения были хорошими, а сейчас гораздо глубже можем друг друга понять, продумать взаимопонимание, лучше умеем договариваться. В основном сейчас помогает психология, психотерапия. Мы начали с книг по детской психологии, сейчас уже добрались до семейной. Изучаем способы коммуникации, принятие, безопасность, сейчас вот это более важно в наших взаимоотношениях.

Газарян Алексей

Первый мой вопрос для размышления был таким: «Ваше отношение к отцовству и родительству до рождения первенца. Родительский бэкграунд, влияние опыта». Речь идет про свой опыт жизни в своей родительской семье и как это на ваше актуальное родительство влияло?

Алексей: Так, ну, значит, что я могу сказать, я собственно, отношусь к той грустной статистике, которую ты произнесла. Мой первый брак распался через два года примерно после рождения первого ребенка. Мне было тогда 19 лет, я был достаточно молод, все, что у меня было за багажом, это, наверное, школа и какой-то опыт проживания в многодетной семье. Я не думаю, что я как-то к этому был готов, я, собственно, не очень готовился, и, я думаю, что и этот период первого ребенка, я не очень справился, если есть такие представления, как бы это могло быть. Вот, поскольку мне кажется, что со вторым, с третьим ребенком я уже как бы действовал более осознано, нежели в первый раз.

Не знаю, когда тебе 19 лет, ты, может быть, думаешь о профессии и не думаешь еще об отцовстве как об отдельной ценности. Оно в мою жизнь пришло достаточно спонтанно, вот, и у меня не было какого-то времени или возможности про это особенно думать. Ты оказываешься в какой-то очень новой для себя ситуации, причем не только эмоциональной, но и психологической. Ты оказываешься в новой экономической ситуации, в ситуации какого-то нового пространства жизни, новой физики жизни. Надо понимать, когда речь идет про депрессию, состояние каких-то там эмоций и чувств, расстановка жизни очень сильно меняется, вот, и я был студентом. И это все накладывает какие-то очень не простые вводные.

Насколько повлиял мой опыт жизни в семье? Сложно сказать, скорее, мне кажется, как бы я не особо себе представляю, как это может быть, потому что я был третьим ребенком в семье, и я не видел рождения детей. Мои сестры видели, а я не видел, поэтому для меня это в принципе особо в жизни не было, хотя я видел, как развивалась семья моей сестры, но это тоже такое, как вам сказать, созерцание, из которого ты вряд ли что-то без рефлексии выносишь. Как-то так. Опыт был сложный, такой непростой, но в котором, конечно, наверное, навыков для меня в должной степени не хватило. Хотя в нашей культуре, наверное, принято, больше, мне кажется, эту историю переносить на отцов, и я готов этому дискурсу подчиниться и принять на себя какой-то больший процент, в силу того, что в нашей культуре мужчины должны быть сильнее, устойчивее и так далее.

Как воспринималось состояние, первые и последующие беременности у супруги, что вот опять это случилось, и как это переживалось.

Алексей: У меня тоже достаточно, в общем, светлые воспоминания об этом периоде. Ну, у пап есть особый телесный опыт в эти дни, когда ты можешь гладить животик, играть как-то с ним. Ест какая-то, с одной стороны то, что называют в психологии «завистью матки», когда ты не можешь сделать тоже и носить сам, но ты можешь при этом как-то взаимодействовать с ним и ожидать его в этот мир. То, что в эти дни, в этот период какие-то особенности проявляются у жены, ну как-то это вроде мы знаем с детства, и, если говорить про период до рождения, мне кажется, что мы более информированы.

Мы знаем, что нужно оберегать, создавать комфортные условия, мы знаем, что нужно стараться не создавать излишнего напряжения, там, тяжести и так далее. И вот такое знание включает поведение, может быть, даже гиперопеки. Ну, ничего не могу сказать такого острого в этот период, это все забавно в каком-то смысле. Но это все с моей стороны, а то, что переживает женщина, часто более драматично. Я думаю, что я не всегда способен это чувствовать, а уж тем более понять это невозможно. Как-то так.

По поводу рождения первенца и последующих детей, то есть уже после беременности, были ли именно у вас какие-то особые состояния, желания по этому поводу? Поменялось ли отношение к рождению ребенка с каждым последующим? Как это отражалось на быту, на отношениях с супругой, в сексуальной сфере в том числе, потому что это очень важный момент, и об этом особо не говорят, и на взаимодействии и взаимоотношениях с ребенком? Была ли у супруги послеродовая депрессия или замечали ли вы что-то послеродовое такое непонятное состояние новое? Тут же хотелось бы еще добавить такой вопрос: пишут, что (я не знаю, миф это или не миф) якобы отцы начинают ревновать своих жен к своим детям и на материнских форумах про это пишут.

Алексей: мне не очень просто рассказывать про какие-то факты, связанные с послеродовыми периодами своих жен, потому что я у них не спрашивал разрешения про это рассказывать. Потому что, мне кажется, что что-то из этого может звучать так, что вызовет желание как-то это оценивать, поэтому я буду скорее о своих чувствах. Для меня есть какое-то общее ощущение про собственное место в пространстве этих отношений. Про то, где ты должен быть в этот момент, какая твоя основная задача, с кем ты должен быть, ориентироваться на интересы малыша или жены, что можно взять на себя и насколько ты реально стараешься в бытовых каких-то вопросах. И, я думаю, что одна из проблем связана с тем.вот у меня возникает такое ощущение вообще от семейной жизни, что ты оказываешься на периферии этого семейного круга в силу того, что ты по особенности своей работы и жизни больше времени проводишь вне дома. Твое место в доме потихоньку подвергается такому пересочинению. И, я думаю, что для меня это была и остается самая трудная семейная задача: выстроить какой-то баланс этих отношений, в котором, с одной стороны будет функция, а с другой — живые люди, которые друг друга чувствуют и которые друг друга поддерживают. Потому что в семейной жизни есть много про экономику и хозяйство, а есть про сердце, а точка этого баланса, мне кажется, что это ключевое. А когда происходят роды, появляется еще один человек, то понятно, что это сообщество ищет какое-то новое состояние. Поэтому есть вероятность, что кто-то из него выскакивает.

У нас осталось совсем немного времени, но, все-таки, хотелось бы сейчас прямо очень-очень коротко поговорить про ресурс. Собственно ради чего все эти разговоры были, вокруг чего, что есть какие-то сложности, моменты недопонимания. Вы отчасти даже озвучили, что с этим можно сделать, ну как вы с этим справлялись, но вот сейчас я бы хотела бы вас попросить сделать на этом акценты, что вот лично вам помогало справиться с какими-то сложностями, которые вы замечали, вот именно со своей именно стороны. И как эта помощь себе, разными какими-то способами, помогло вам в отношениях с супругой и с семьей в целом? Отсюда было бы здорово сразу же озвучить рекомендации семьям, которым вы могли бы дать совет с высоты своего опыта.

Алексей: Ну, мне сложно дать какие-то рекомендации, потому что, мне кажется, что этот опыт во многом очень индивидуальный. Мне помогали несколько моментов. Во-первых, это общение с маленькими детьми, это какой-то особый период и возраст, я очень люблю, как они пахнут, и это какие-то удивительные моменты. Мне кажется, что это общение может быть таким источником поддержки. Второй момент, это поиск каких-то способов держаться друг друга с супругой, как-то постараться не потерять контакт в это время, понимать, что это все некоторый процесс, и он будет иметь определенное развитие, потому что вслед за памперсами приходит сад, потом школа, а потом вы гуляете на его свадьбе. Это все процесс, и то, что в моменте может ощущаться как большая перегрузка, когда-то пройдет.

Мне еще кажется, что важно общаться со старшим поколением, либо с теми, кто уже прошел этот путь из старших товарищей, делиться и обнаруживать, что ты не первый и не последний. Еще мне кажется, что надо признаться себе в том, что ты еще чего-то не знаешь, что ты мог бы чему-то поучиться. Это как водительские права, здесь есть свои знаки, маневры, движения повороты, и этому надо тоже учиться. У кого-то это получается естественно, кто-то впитывает это в своей семье или делает это по наитию, а кому-то требуется какая-то осознанная рефлективная деятельность, так, чтобы спрашивать себя, а что сейчас происходит, что я могу с этим делать, чего мы хотим. Думать, что оно как-то само может быть, а может не быть, потому что те цифры, которые ты сказала, они во многом про то, что мы вступаем в брак одними, но потом что-то происходит, то, о чем мы не думали, не знали, как-то может быть меняется наша идентичность, понимание себя. Но тут может быть только та экспертиза, которую человек проходит сам, хотя, может быть, какие-то общие идеи тоже присутствуют. Вот, я все.

Берхин Матвей

Первый мой вопрос для размышления был таким: «Ваше отношение к отцовству и родительству до рождения первенца. Родительский бэкграунд, влияние опыта». Речь идет про свой опыт жизни в своей родительской семье и как это на ваше актуальное родительство влияло?

Матвей: мало мне есть, что сказать. Вообще как бы общее такое ощущение, связанное с семейной жизнью, у меня состоит в том, что я не ощущаю каких-то ясных границ между разными состояниями. Я помню, как накануне свадьбы, накануне рождения первого ребенка, потом накануне рождения третьего ребенка, когда мы как бы становимся многодетными, мне все казалось, вот оно сейчас начнется, жизнь как-то поменяется. Такое было даже чувство, что жизнь кончится, начнутся всякие там обязанности, много всего, но вот так, по сей пору, не произошло. Если говорить про рождение первого ребенка, я помню, что у меня были ожидания, что будет как-то трудно, что какие-то будут непонимание, но я себя сразу стал ощущать как-то спокойно и естественно в этой роли. Это если о мыслях, которые были до рождения, но, в целом, образа отцовства какого-то осознанного у меня, пожалуй, и не было.

Как воспринималось состояние, первые и последующие беременности у супруги, что вот опять это случилось, и как это переживалось.

Матвей: Я помню каждую беременность как довольно счастливое время. Мне как-то нравится состояние ожидания, ну что-то опять про изменение. Мне нравится чувство, что сейчас что-то изменится, будет новый человек, меня как-то всегда это вдохновляло. Я помню, да, особенности какого-то эмоционального состояния у жены. Я помню, что даже как диагностический момент это иногда работало. Я вдруг начинал замечать, что она часто грустит, плачет, у нее резкие перепады настроения, и думаю: не беременность ли это? Иногда это действительно оказывалось так. Пока это все, что я имею сказать.

По поводу рождения первенца и последующих детей, то есть уже после беременности, были ли именно у вас какие-то особые состояния, желания по этому поводу? Поменялось ли отношение к рождению ребенка с каждым последующим? Как это отражалось на быту, на отношениях с супругой, в сексуальной сфере в том числе, потому что это очень важный момент, и об этом особо не говорят, и на взаимодействии и взаимоотношениях с ребенком? Была ли у супруги послеродовая депрессия или замечали ли вы что-то послеродовое такое непонятное состояние новое? Тут же хотелось бы еще добавить такой вопрос: пишут, что (я не знаю, миф это или не миф) якобы отцы начинают ревновать своих жен к своим детям и на материнских форумах про это пишут.

Матвей: Ну, депрессии, мне кажется, что не было ничего такого, а ревность, да, слова как-то отзываются, я помню, что с первым ребенком у меня лично было чувство близости и взаимопонимания, а когда родился второй, старшей было около двух лет, на фоне взрослого разумного существа как-то мне было очень сложно взаимодействовать. Я помню даже какую-то свою идею, что я испытываю больше симпатии, имею больший контакт со старшим ребенком, а жена — с младшим, с младенцем. Для меня какая-то была болезненная ситуация. Сейчас отчасти странно это вспоминать, видя их уже взрослыми, ну как взрослыми, большими такими детьми. Напомни, пожалуйста, о чем еще был вопрос, кроме депрессии и ревности?

Виктория: По поводу возможных, вероятных состояний после рождения детей, первого и последующих, связанных вот с этими изменениями, и как это отражалось на бытовой сфере в отношениях с супругой, в сексуальной сфере в том числе. Про взаимоотношения с ребенком ты отчасти уже ответил, ну и про твои состояния, психологическое, эмоциональное, в первое время после рождения ребенка.

Матвей: Исходя из того, что я раньше говорил, я не помню каких-то значимых изменений. Я всегда их ждал, этих изменений, и они всегда как будто не случались. То ли я не очень чувствителен к этим изменениям, не замечаю их, то ли они не были какими-то резкими, мне казалось, что по-прежнему сохранятся диалог, сохраняется возможность быть вместе для нас женой, просто с нами еще один человек, который как-то очень плавно, постепенно занимает больше места. Сначала даже живот не заметен, потом заметен, мне как-то надо выстраивать планы с его учетом, потом он уже отдельно, ну вот так он очень плавно и постепенно занимает больше места в семейной жизни, то есть у меня ощущения такие.

У нас осталось совсем немного времени, но все-таки хотелось бы сейчас прямо очень-очень коротко поговорить про ресурс. Собственно ради чего все эти разговоры были, вокруг чего, что есть какие-то сложности, моменты недопонимания. Вы отчасти даже озвучили, что с этим можно сделать, ну как вы с этим справлялись, но вот сейчас я бы хотела бы вас попросить сделать на этом акценты, что вот лично вам помогало справиться с какими-то сложностями, которые вы замечали, вот именно со своей именно стороны. И как эта помощь себе, разными какими-то способами, помогло вам в отношениях с супругой и с семьей в целом? Отсюда было бы здорово сразу же озвучить рекомендации семьям, которым вы могли бы дать совет с высоты своего опыта.

Матвей: Пожалуй, про ресурсы у меня две основные идеи. Первая, они, кстати, мне кажется, обе подчеркнуты с лекций супругов Бурмистровых. Первая состоит в том, чтобы не мириться с ситуацией, и, если что-то не устраивает, очень интенсивно искать помощи, искать ее разрешения, не соглашаться на то, что унылая, однообразная печаль — это и есть нормальное состояние родителей или семьи. Нет, верить в то, что мы предназначены к чему-то лучшему и стремиться, искать, ломиться во все возможные двери, которые к этому могут привести, пробовать. Вторая, наверное, еще более банальная вещь, это про отношения супругов, которые вот для меня стоят не просто на первом месте, а почти на единственном, все остальное по какому-то очень дополнительному принципу строится для меня в семье. Все остальное очень интенсивно требует на себя времени, а отношения супругов, они получат время и силы, только если я эти силы осознанно буду выделять.

Дети — они урвут себе время, потому что они очень жизнеспособные существа, а на отношения с супругой именно я должен выделять, квотировать время, ресурсы самые разнообразные. Вот, и мой совет в том, чтобы помнить это и это делать. Мне кажется, очень хорошо, когда это институционализировано, есть всякие сообщества семейных пар, есть разнообразные встречи, мне кажется, что очень хорошо в этом участвовать. Хорошо ходить в кафе, ходить на танцы вдвоем, но хорошо и где-то делать это в сообществе, потому что это еще усиливает этот эффект.

Федотов Антон

Первый мой вопрос для размышления был таким: «Ваше отношение к отцовству и родительству до рождения первенца. Родительский бэкграунд, влияние опыта». Речь идет про свой опыт жизни в своей родительской семье и как это на ваше актуальное родительство влияло?

Антон: В моем, скажем так, семейном опыте наверное тоже я буду неоригинален. Изначально с супругой мы были знакомы до свадьбы года четыре, мы учились вместе в институте. Когда у нас родился первый ребенок, это было достаточно рано, в 20 лет, мы еще в институте учились, никаких каких-то там семейных нарушений не было, это одна только радость была — рождение ребенка. Изначально, скажем, этому способствовала, наверное, установка, я никогда не рассматривал изменений в семье и планировал заводить семью один раз. Возможно, помогало то, что в моей семье не было разводов родителей. У всех были полные семьи, а у мамы папа умер рано, потом был еще один отец и еще один отец, со стороны отца у него наоборот не было мамы, были мачехи, но это отразилось на моем понимании семьи. Изначально я планировал целую семью, развод не рассматривался как решение проблемы, потому что это не решение проблемы. Как-то так.

Как воспринималось состояние, первые и последующие беременности у супруги, что вот опять это случилось, и как это переживалось, вот, про вот это время.

Антон: У меня наверное ситуация немного отличная от коллег. Мы с супругой по первому образованию врачи. И во время беременности только учились в институте, и у нас как раз проходил курс акушерской гинекологии. Будучи беременной, она лежала в роддоме, готовилась к родам и ходила к нам на занятия. Конечно, очень большой вклад положительный — это то, что семья и в том числе ее мама и папа понимает, что происходит внутри у папы. Не было никаких отрицательных моментов. Их, на мой взгляд, порождает страх незнания, неизвестность пугает, поэтому, чем больше человек понимает даже на уровне физиологии, не говоря о каком-то божественном проведении, это помогает правильно реагировать и правильно вести себя.

Я вчера с супругой поговорил, вопросы ей показал, и по поводу беременности она сказала, что ни в одной беременности у нее не было никаких отрицательных моментов, я это видел и помогал, и способствовал этому, после родов тоже. У меня, соответственно, тоже, страхов не было никаких, я как-то был уверен, что все будет хорошо, не предполагал никаких отрицательных моментов. Да, нам было интересно, мы смотрели, как развивается, как растет. Единственное, что уровень моего жизненного опыта на тот момент не способствовал правильному развитию семьи. То есть я просто не знал, что делать, а когда уже вторая беременность была, она уже была более осознанной, там все было по-другому, я уже на родах присутствовал и помогал активно в родах участвовать, поддержка — это тоже очень важно. Скажем так, подводя небольшой итог к ответу, для отцов, также как и для мам, в этот период для тех, кто планирует или для тех, кто хотят, кто уверен, самое важное — это знать, изучать, готовиться, понимать, что происходит, тогда все будет хорошо

По поводу рождения первенца и последующих детей, то есть уже после беременности, были ли именно у вас какие-то особые состояния, желания по этому поводу? Поменялось ли отношение к рождению ребенка с каждым последующим? Как это отражалось на быту, на отношениях с супругой, в сексуальной сфере в том числе, потому что это очень важный момент, и об этом особо не говорят, и на взаимодействии и взаимоотношениях с ребенком? Была ли у супруги послеродовая депрессия или замечали ли вы что-то послеродовое такое непонятное состояние новое? Тут же хотелось бы еще добавить такой вопрос: пишут, что (я не знаю, миф это или не миф) якобы отцы начинают ревновать своих жен к своим детям и на материнских форумах пишут.

Антон: Мое состояние при рождении первого ребенка не изменилось, я ощущал радость, наверное. Просто мы с супругой знакомы до свадьбы, до беременности были, жили совместно несколько лет, беременность у нас была запланированная. Я вспоминаю свои ощущения после первых родов, первые полгода, наверное, 8 месяцев, как раз к моменту о том, как папа включается в заботу о ребенке, хотя мы молодыми были, мне было там 20-21, хотя я доктором был, учился. Не понимаешь, что делать, у мамы тоже первые роды, она пытается окружить заботой ребенка, и ты действительно немножко выключен, как бы на периферии находишься, все внимание сконцентрировано на ребенке. Вот эта так называемая ревность, которая озвучена, она у меня была не в плане ревность, а в непонимании, а что же мне, а как же я, а чем же мне заниматься в этот момент? Это вот при рождении первого ребенка было такое.

В сексуальном плане, наверное, ситуация такая, что все моменты у молодых пар должны только проговариваться, чем больше папа задает вопросов маме и они все обсуждают, все моменты: психологические, физические, чувственные, только таким образом можно все вопросы решить. Если они начинают молчать, какие-то недомолвки или стесняются спросить друг у друга какие-то моменты, отсюда и возникают все так называемые проблемы, которые озвучены на всех женских форумах. Женщине проще рассказать на форуме кому угодно, чем рассказать папе, супругу, и обсудить все интересующие вопросы. Опять же, все это, наверное, из-за неумения, незнания, как все это делать.

По поводу последующих родов и своего места, своих ощущений — это уже совершенно другое, у нас разница между первым и вторым ребенком 10 лет. И второй ребенок уже был, очень важный момент — это осознанное зачатие, когда родители хотят ребенка и думают о нем, после этого начинают его создавать так сказать— это очень важный момент. По крайней мере то, что я для себя отметил. И потом папа, я, по крайней мере, когда проявляет более активную позицию, то есть начинает сам заботиться о ребенке, о самом маленьком, купать, пеленать, носить гулять, вот этот момент, конечно, нивелирует все возможные недомолвки, возможные ухудшения отношений при родах, если они есть. А вот нахождения места в семье, о чем говорил один из коллег, тут мне кажется больше зависит от мамы, потому что что, все равно у мамы взаимоотношения в многодетной семье свои собственные и не такие, как с папой. И папа, действительно, находясь на работе, немножко выпадает из этого общения так называемого, и мама должна этот момент отмечать и, когда приходит папа, она должна ему место выделять и обозначать детям. Все равно папа — это основополагающая составляющая семьи, а мама должна об этом говорить, что вот, папа пришел, она должна делать на этом акцент, тогда никакого выпадения не будет, у детей будет понимание, что папа тоже в семье, просто он большую часть времени находится на работе, вне ее. В те моменты, когда он с нами, он полноценный член семьи, тогда вот этого ощущения отделенности не будет.

У нас осталось совсем не много времени, но все-таки хотелось бы сейчас прямо очень-очень коротко поговорить про ресурс. Собственно ради чего все эти разговоры были, вокруг чего, что есть какие-то сложности, моменты недопонимания. Вы отчасти даже озвучили, что с этим можно сделать, ну как вы с этим справлялись, но вот сейчас я бы хотела бы вас попросить сделать на этом акценты, что вот лично вам помогало справиться с какими-то сложностями, которые вы замечали, вот именно со своей именно стороны. И как эта помощь себе, разными какими-то способами, помогло вам в отношениях с супругой и с семьей в целом? Отсюда было бы здорово сразу же озвучить рекомендации семьям, которым вы могли бы дать совет с высоты своего опыта.

Антон: Рекомендации для молодых давать — это, конечно, дело не очень благодарное, каждая семья — это отдельная часть общества, но какие-то моменты можно озвучить. Однозначно обязательно, чтобы молодые люди, готовые вступить в брак, имели какие-то ориентиры и цели, чтобы это было не просто так, не просто «давай поженимся», это должно быть с какими-то определенными задачами, они должны понимать, для чего это происходит. На мой взгляд, однозначно без детей иметь семью не совсем правильно, то есть это закономерное развитие. Только эти истинные цели и смогут удержать брак от развала. На том начальном этапе образования семьи ощущение мира, ощущение себя, ощущение друг друга совершенно отличается от того, что будет происходить в дальнейшем, и вот вот эти вот «ощущения в моменте», перегрузки, как уже один коллега сказал, кажутся невыносимыми, но на самом деле это все проходит, и ощущения становятся полнее, больше, лучше.

Я могу сказать, что я думал, что я все познал, мы больше двадцати лет вместе, и сейчас у нас новый виток развития. Я могу сказать, что все только начинается, мы начинаем себя познавать совершенно с другой стороны, более глубоко, и я даже не могу предположить, что будет дальше, как это все будет развиваться, но будет очень здорово.

Что еще можно сказать по поводу осознания себя — это очень важный момент, не все могут понять и определить. Мне пришлось побыть в психотерапии и несколько тренингов пройти, чтобы ощутить, как это, на самом деле это не так сложно, но если ты этого не знаешь и это не используешь, то это очень сильно мешает. Если молодые люди даже в таком возрасте, как 20 лет, будут осознанно подходить к пониманию себя, взаимоотношениям и своему месту в мире, то это будет залогом их крепкого брака и дальнейшего продуктивного существования. Однозначно, дети — это очень большая радость, ну как они и пахнут, и выглядят, и как они к тебе подходят и растут, и невозможно разрушить это из-за того, что ты поругался и у тебя плохое настроение. Если у тебя будет осознание процессов и себя в этом мире, и брака в этом мире, то развод невозможен. Надо просто понимать, что в жизни бывает и черное, и белое, и серо-буро-малиновое, но это не является причиной, это всего лишь процесс, ощущения, которые ожидают вас на вашем жизненном пути. Будьте верными и крепкими!

Виктория: Антон, мне бы хотелось сейчас все-таки опять вернуться к самопомощи себе, как вы в сложные периоды жизни себе помогали в первую очередь, и как это отражалось на ваших отношениях? Потому что вы больше рассказывали о каких-то напутствиях или рекомендациях, а вот что-то о своих чувствах?

Антон: О себе. У меня возник момент такой серьезный, переломный, когда мне казалось, что наши отношения зашли в тупик, и вообще наша жизнь стала идти некомфортно. Первое, что я принял как тезис, может быть мне повезло с человеком, который был рядом со мной как наставник, то, что все, что в моей жизни происходит — это моя ответственность, и если я хочу в ней что-то изменить, я должен работать с собой. Я начал заниматься собой, начал выяснять, нашел те моменты, которые меня не устраивают.

Да, действительно, я обращался к психотерапевту, мы с ним разобрали все эти моменты. Мне как доктору это было интересно, с одной стороны мне это было нужно, с другой — мне это было интересно. Это была очень большой, серьезный шаг в моей жизни, поворотный момент. И после этого я, обладаю возможностью работать с собой сейчас сам, все, что мне необходимо, даже если мне плохо, я просто сажусь, заглядываю поглубже, перебираю все состояния свои и понимаю, откуда это идет, и каким образом это можно исправить, основываясь на тех целях, которые я себе поставил.

Есть какие-то задачи жизненные, которые вокруг меня: дети, семья, мое личное развитие, если меня что-то не устраивает и какой-то дискомфорт, я разбираюсь в себе, понимаю, что мне необходимо изменить, чтобы дальше двигаться к своей цели. Вот примерно так это работает. Как можно больше осознанности: кто я, где я, почему это со мной происходит, почему эти люди вокруг меня, почему я так себя веду, почему супруга так себя ведет со мной, почему на меня реагируют люди, дети? Как можно больше вопросов к себе, и тогда будет все понятно. Это что касается советов к отцам и моего бэкграунда в этом отношении.

Я вспомнил, что очень серьезную помощь и поддержку мне оказывал товарищ, у которого тоже много детей, у него пятеро детей, и это очень важный момент в жизни семьи. Если ты видишь рядом с собой единомышленников, это очень серьезный поддерживающий фактор. Конечно, наличие родственников, поддержка семьи и старших товарищей, но у меня этого наоборот не хватает, у меня нет таких опытов, вот, единственный человек, с которым мы общаемся, разговариваем о каких-то жизненных ситуациях, это является для меня самой важной поддержкой в моих начинаниях. Спасибо.

Виктория: Спасибо вам большое за эту встречу! Я очень вам благодарна, потому что я очень надеюсь, что те слова, которые вы сейчас сказали, особенно в завершении нашей встречи, станут кому-то поддержкой. Вы поделились своим опытом и выразили в виде некоторых рекомендаций. Я думаю, что это бесценно. Спасибо большое, что согласились принять участие и уделили свое драгоценное время. Желаю вам и вашим семьям развития, благополучия, любви и крепких, достаточно хороших отношений. Спасибо!

Вместе: Спасибо всем!

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей