Написать в блог
Переехали!

Переехали!

Дети провели первые, вторые и третьи часы в новой школе
Время чтения: 4 мин

Переехали!

Дети провели первые, вторые и третьи часы в новой школе
Время чтения: 4 мин

Почему в Истре?

Часто гости, приезжающие в наш солнечный край, спрашивают, почему мы открылись в Истре, а не, к примеру, в Москве, где людей больше и груши нарядней? Обычно мы отвечаем просто: так сложилось, что в Истре тоже живут люди, и им тоже оказалась нужна ненормальная школа. Мы даже не представляли, какому количеству замечательных взрослых и детей она здесь нужна!

Работая два года как семейный класс, мы завязывали контакты с другими истринскими и красногорскими семейниками, предлагали объединяться, заниматься вместе — и за редким исключением наши предложения улетали в космос, все попытки вырасти в школу оказывались тщетными — до тех пор, пока не стали происходить чудеса.

Ч#1

На самом деле, никакое это чудо не первое, было много чудес и до него, но здесь начинается история, так что ничего, погрешим против истины немного, погрешим.

Летом мы смастерили небольшой лагерь в музее Нового Иерусалима, постарались, чтобы он был интересным и детям, и нам. В музее же собирались открыть и школу, мечтали, что некоторые дети из лагеря не захотят разъезжаться по своими сошам и гбоу и останутся там, где живей. И площади в музее были ничего, и место козырное, но к августу мы вдруг осознали, что с тутошними чиновниками дел лучше не иметь, и бросились искать новую крышу. Меньше чем через месяц у нас должна была открыться школа, а где она будет находиться — непонятно.

Тогда-то и произошло первое из школьных чудес: мы буквально за пару недель нашли дом в Истре, который нам подходил и лицом своим, и внутренним пространством, и ценой (которая тоже была краеугольным камнем). Мы не могли найти его, но нашли и въехали — 29-го августа, за три дня до начала учёбы.

За первым последовали второе и третье чудеса: дом (бывшая по совместительству ферма) должен был освобождаться к октябрю, но освободился в нужный нам срок. И за три дня он из жилого дома и фермы превратился в место, где можно учиться, во что-то, похожее на школу. Каких сил нам и некоторым родителям это стоило и в каком состоянии мы встречали первое сентября, несложно представить, если обладаешь фантазией и склонностью к эмпатии.

Ч#1 (ещё одно)

Вообще-то мы мечтали весной 16-го, чтобы к семейному классу присоединилось ну человек пять, ну три хотя бы — тогда можно будет говорить о более регулярных, системных занятиях, о какой-то среде. Но к тому же самому августу мы обнаружили, что можем рискнуть и расширить рамки собственных ожиданий, найти преподавателей не только для русского/математики, но и для других предметов. Как нашлись преподаватели и как подобралась наша сказочная команда — это отдельный сказочный мотив, другая история.

За три дня до открытия НОСа мы даже не знали, будет ли школа рентабельной, выживем ли мы или закроемся уже в сентябре и вернёмся к прежнему формату. Двадцати человек, которые твёрдо решились на нас, было недостаточно для покрытия всех расходных статей. Ещё за три дня до сентября около двадцати человек колебались, сомневались. Приезжали, чтобы взглянуть на нас, обустраивавших пространство, поговорить разговоры, повести беседы, что-то для себя понять.

И к 31-му августа стало вырисовываться невероятное: все (или почти все) сомневавшиеся решились нырнуть — и в НОСе неожиданно оказалось 36 детей.

Ч#4

Всё кругом сразу стало маленьким и тесным. Нас было много. Мы выглядывали из всех углов, свисали со всех стен, глядели отовсюду глазами. Чтобы перемещаться в доме, который в конце лета был таким красным и просторным, мы усаживались друг другу на плечи и ходили двухэтажно. Когда нужно было разбиваться по комнатам, мы теснились, прижимались друг к другу. Писали друг у друга в тетрадях — иначе сталкивались локти, и летали искры, и зажигались сердца, портьеры и снег, кружащий за окном.

Мы тут же закрыли набор, старались никого не принимать, но к декабрю наших детей почему-то оказалось уже 46 человек.

Мы с ноября бросились искать новое помещение. Но цены в Истре обезумели, помещения оказывались или тесными, или не там, или не теми, или вообще — ну, понимаете, вообще?.. Мы уж отчаялись и решили строить какую-нибудь хибару — четыре стены, пол и крыша — тысяча метров, один этаж, не выше, но вдруг приходит письмо: приезжайте, посмотрите: красота и недорого. Мы поехали, посмотрели: всё оказалось правдой: дом — красота, для нас как раз, и недорого.

И вот 30-го января мы взяли и переехали.

Первые часы

Тик-так. Первые носовские резиденты стали появляться в посёлке Эсквайр-парк ещё в начале месяца. В первый же послеканикулярный день наш старенький дом на Щёголева так промёрз, что не хотел нас греть и намекал: поезжайте куда погреться. Ну мы взяли — двенадцать человек — да и поехали в новый дом, побродили по его степям и просторам, позагорали в тепле, согрели сердца и разъехались по домам довольные.

Тик-так. А дом в Эсквайр-парке не пустовал: до нас в нём был частный детский сад. В конце уходящего года он съезжал, а детки оставались. Мы поговорили с родителями, поговорили ещё раз, много и долго говорили с ними в декабре и январе — и большая часть решила попробовать — была — ни была — осмотреться, поводить детей в НОС.

Тик-так. В пятницу и воскресенье пыль стояла столбом и дым шёл коромыслом, героические люди совершали подвиги, по Истре курсировали машины с добром — переезжала и обустраивалась школа.

Тик-так. 30-е января. На общем сборе мы обсуждаем правила, выясняем, что половина из них устарела и подлежит отмене, часть нуждается в доработке. Принимаем новые. Решаем устроить презентацию проектов в четверг, когда приедут родители вместе с нами радоваться новоселью. Проводим занятия, как будто ничего не произошло, как будто мы сто лет тут жили, за столам сидели, логические задачи решали, кроссворды на английском составляли, к аттестации готовились, истории про резиновых трицератопсов писали и, конечно, гуляли на площадке, протаптывали дорожки в снегу, за всю зиму не видавшему ноги маленького человека, играли там, играли тут — обживались.

Кто-то скакал опьянённый простором, кто-то ходил, оглядываясь по сторонам, привыкая, жалуясь, что в старом здании было уютнее. Но день пронёсся, настал второй — и вот школа живёт, как будто была тут всегда. Мы ещё долго будем примеряться, обустраивать комнаты экстремалов и жрыцарей, но большое дело сделано: мы переехали, и переезд почти не сказался на работе: всё вокруг по-прежнему, НОС как НОС.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей