Написать в блог
к проблеме наркотиков

к проблеме наркотиков

Время чтения: 4 мин

к проблеме наркотиков

Время чтения: 4 мин

Иходная статья Игоря Мальцева, перепечатанная в «Меле» http://mel.fm/2016/12/16/drugs содержит мнение журналиста о неадекватности текущей дискуссии о наркотиках самой цели сокращения наркотизации.

В поддержку приведенных доводов, выдвигаю аргументы о неадекватности оценки наркотизации как явления и неадекватности применяемых методов борьбы с наркоманией.

Считаю, что наркотизация как явление представлет собой экономический процесс, а наркомания должна рассматриваться исключительно в качестве объекта медицины и психотерапии.

Карательные меры воздействия на наркоманию показали почти полную неэффективность.

Чем строже запреты, жестче наказание и непримиримее борьба, тем дороже наркотик на черном рынке, тем больше растут доходы наркомафии, которые они «инвестируют» в развитие своего «бизнеса» и этот «бизнес», естественно, растет. Факт текущей ситуации в борьбе с наркоманией именно таков. Наркорынок растет тем быстрее, чем больше растет бюджет служб по борьбе с наркотиками.

Одно из глубочайших неадекватностей в понимании цели этой так называемой «борьбы» состоит в том, что борцы уверены, что главные задачи это: сократить поставки и факты продажи наркотиков, сократить число наркоманов, увеличить число пойманных наркодиллеров, остановить деятельность нарколабораторий и выкорчевать наркопосевы.

Вроде бы все правильно, но дьявол кроется в деталях. Нет глубинного понимания, что современная наркторговля — это рынок. Фактически, один из секторов теневой экономики. А это значит, что механизмы воздействия на наркотизацию лежат не в политической воле покончить с этим явлением, а в сфере в первую очередь экономических методов воздействия, соединенных с силовой государственной поддержкой.

И если смотреть на наркотизацию как на экономический процесс, то цель становится предельно ясна: это сокращение наркотического рынка. Все действия должны проверяться только на соответствие этой цели.

Неадекватность текущих методов легко увидеть на следующем примере.

Служба по борьбе с наркотиками борется с продажей веществ, которые включены в списки наркотиков. То есть уголовно наказывается только оборот веществ, запрещенных путем внесения в список наркотиков.

Лавинообразные расширения этих списков во всех странах, появление большого числа новых видов «дизайнерских наркотиков» прямо указывает, что запрет наркотиков исходя из химической формулы стимулирует синтез все новых по своей сути наркотических веществ, просто до поры до времени еще не включенных в списки запрещенных. Эти новые вещества зачастую оказываются намного более опасными, чем существующие наркотики.

То есть фактически достигается цель расширения рынка наркотических веществ в «производственной сфере», в то время как следует ставить цель сужение рынка наркотиков на всех уровнях — синтезе и производстве, транспортировке, сбыте, приобретении, употреблении.

Все предпринимаемые меры следует соотносить именно с этой целью.

Тогда становится ясно, что запрет наркотического вещества по химической формуле создает стимул развития лабораторий по синтезу новых веществ с наркотическими свойствами.

Одно из предлагаемых решений состоит из двух шагов.

Первый шаг- это провести дифференциацию уголовной ответственности за продажу наркотиков в зависимости от степени вреда конкретного наркотика как самому наркоману так и обещству в целом. Такие исследования проводились на качественно высоком научном уровне. Есть список градации самых распространенных наркотических средств от минимально опасных до абсолютно смертельных. https://en.wikipedia.org/wiki/David_Nutt

Наказание за продажу грибов и продажу героина должно быть очень разным. У наркотиков должна быть официально установленная репутация. Героин, опиаты, крек — это смертельные наркотики. Грибы, ЛСД, аяхуаска, ибогаин, и даже МДМА — должны находиться в группе потенциально лечебных медицинских препаратов, об этом есть консенсус в научной среде.

Второй шаг в том, чтобы вновь синтезируемые и не включенные в списки вещества, распространяемые вне разрешенных мест с целью достижения наркотического состояния, и/или предлагаемые под видом запрещенных наркотиков автоматически должны включаться в список наркотиков с момента публичного предложения купить это вещество, и приравниваться по размеру ответственности к самому опасному наркотику в списке (например, к героину). Это сделает бессмысленным «черный» синтез/продажу и покупку «дизайнерских» веществ, если ответственность за их оборот сразу предусмотрена максимальная с момента поступления в продажу как за самый серьезный наркотик.

2.

Росту наркомании также способствует вытеснение из публичного обсуждения осознания в обществе темы наркомании как болезни, ответственность за которую в первую очередь несет семья и общество. И только во вторую очередь ответственность ложится на самого наркомана.

Ведь что такое наркотическая зависимость?

По факту, это неосознанная медикаментозная неврачебная самопсихотерапия.

Наркоман сам себе неосознанно диагностировал психическое расстройство и сам себе назначил лечение.

Расстройство, от которого сами себя лечат наркоманы, является глубинной неудовлетворенной потребностью, которая, ища удовлетворения, вызывает болезненное состояние сознания и сильную потребность наркомана в том, чтобы снизить или отключить такое болезненное состояние в психике.

Болезненные состояния формируются в сознании человека (как паттерны умственной, эмоциональной и телесной реакции) в процессе возрастного (генетического) и средового (опытного) становления личности.

Болезненные состояния — это всегда конфликт, неразрешенное противоречие между желаниями и запретами, желанием и осуждением, виной, стыдом, желанием и невозможностью их воплощения. В общем виде это конфликт разнонаправленных векторов движения психики, болезненные отношения с окружающим миром и/или с самим собой.

Боль, заставляющая искать облегчения в наркотиках, одинаково сильна вне зависимости от видимой снаружи картинки или публичного образа человека.

Гламурная «золотая» молодежь с припудренными кокаином носами, рейверы под экстази в ночном клубе, растаманы-курильщики, опустившиеся героиновые наркоманы, — общий болевой паттерн один и тот же в каждом случае.

Схема этого паттерна — уход/бегство от болезненного пребывания в одном состоянии сознания, одном состоянии восприятия себя и окружающей действительности, в другие менее болезненные состояния сознания, с бОльшим количеством удовольствия.

Тот же процесс происходит и в случае курения, алкоголизма, зависимости от сахара и тп.

Поэтому наркомания как явление должна рассматриваться исключительно как объект психотерапии.

Нет понимания, что проблема, из-за которой человек находит обезболивающее в виде наркотика, настолько серьезна и велика, что шансы на благополучный исход самостоятельной психотерапии, то есть достижение того, что называется «сам завязал», очень малы.

Нет понимания, что боль настолько сильна, и пребывание в ней настолько невыносимо, что такое болезненное состояние психики по сути отключает волю, наркоман не может поступить по-другому, не в силах отказаться от очередного приема наркотика как бы не внешне не выглядела побудительная причина — «снять ломку» или «круто потусить».

Поэтому контрпродуктивно преследовать и тем более изолировать в тюрьме человека, у которого под воздействием генетических особенностей и влияния окружающей среды сформировалось болезненное состояние психики, для облегчения которого человек нашел простой способ в виде приобретения на черном рынке наркотика и его употребления.

В то же время полностью ошибочным является легализация наркотиков по типу никотина и алкоголя, то есть разрешение свободного оборота и продажи по возрастному цензу.

Опыт нескольких стран свидетельствует, что в этом случае происходит рост наркотизации населения в области «легких» наркотиков и лишь некоторое снижение употребления «тяжелых» наркотиков.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет