Написать в блог
Массовая школа по дороге в Ад

Массовая школа по дороге в Ад

Почему массовая школа приносит детям больше вреда, чем пользы?
Время чтения: 7 мин

Массовая школа по дороге в Ад

Почему массовая школа приносит детям больше вреда, чем пользы?
Время чтения: 7 мин

Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. Кажется, современная нам массовая школа может быть хорошей иллюстрацией к этому утверждению.

Все без исключения выдающиеся мыслители 16-18 вв. считали массовую обязательную школу несомненным благом и непременным условием прогресса. На обязательном бесплатном обучении страстно настаивал «отец педагогики» Ян-Амос Коменский.

Интересно, что видел он Школу для всех примерно такой, какая она есть сейчас. С классно-урочной системой. С обязательным для всех детей обучением до определённого возраста.

Однако, воскресни Коменский и познакомься он с той школой, куда мы вынуждены отдавать детей, — он пришёл бы в ужас.

Учиться, быть грамотным — 200-300 лет тому назад было несомненным благом. Учение, во многом, воспринималось так потому, что грамотность (в простейшем понимании, то есть умение читать и писать) не была массовым явлением. Европейские средневековые рыцари-феодалы поголовно были неграмотны, крестьяне — тоже. Читать и писать умели лишь священники и купцы (последние — тоже не все).

Ещё в конце XIX — начале XX вв. в Европе неграмотность была обычным явлением.

Всего за 100 лет положение изменилось кардинальным образом.

Однако результат оказался, на первый взгляд, парадоксальным. Что ненавидят почти все современные дети больше всего? Школу! Что приносит им наибольший вред, вызывает наибольшее беспокойство родителей? Школа!

Во второй половине XX в. появился психолого-педагогический термин «обученная беспомощность». Это особое состояние абсолютного неверия в свои силы и отказа от любой, мало-мальски трудной, деятельности. Эта духовная болезнь провоцируется ШКОЛОЙ. Школа УЧИТ ДЕТЕЙ БЫТЬ БЕСПОМОЩНЫМИ!

Причём, это весьма распространённый синдром.

Разумеется, беспомощными становятся не т. н. «хорошие» ученики, а т. н. «плохие». Хотя странно, что Альберт Швейцер и Альберт Эйнштейн были очень плохими учениками. Они не выучились беспомощности в силу некоторых личностных особенностей. Но настрадались в школе немало. И мы знаем, что множество других на самом деле весьма способных детей не может учиться в школе.

В то же время психологи и педагоги давно уже говорят о том, что весьма опасно для развития человека БЫТЬ ПРИМЕРНЫМ УЧЕНИКОМ. Оказывается, такие дети отличаются крайней несамостоятельностью, не умеют ставить свои собственные цели и достигать их, очень послушны и всеядны, не разбираются в себе и не в состоянии понять, что же им нравится делать, что нет. После школы многие из них становятся мелкими клерками, не в состоянии ничего достичь, несмотря на хорошие способности.

То есть школа КАЛЕЧИТ ВСЕХ — но по-разному.

Если почитать статьи о т. н. «школьной адаптации», становится не по себе: как будто речь идёт о том, как выжить в пустыне, полной хищных зверей, или как не сгореть в Аду. Адаптация в тюрьме представляется более простым делом.

Но почему? Как так вышло, что школа, которая мыслилась как несомненное благо, стала явным злом?

И почему современное общество продолжает терпеть школу, не внося никаких существенных изменений в её работу, хотя для всех очевидно, что результаты этой работы — сугубо отрицательные?

Сейчас мало кто читает Яна-Амоса Коменского, даже, как ни странно, из числа педагогов, а уж непедагоги и вовсе не имеют представления о его взглядах.

Если же вчитаться, становится понятно, что из Коменского современная школа взяла, так сказать, «скорлупу»: внешние, наиболее простые, положения — полностью выхолостив суть.

Так, Коменский считал, что образование есть придание человеку ОБРАЗА БОЖИЯ, то есть того облика, который должен принять человек в соответствии с замыслом Бога. Уместно напомнить, что Ян-Амос был не только педагогом, но и религиозным философом, а также протестантским священником.

Между тем, современная школа ПОЛНОСТЬЮ ИГНОРИРУЕТ ЭТО ОСНОВНОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ КОМЕНСКОГО. «Заказчиком» она считает не Бога, а социум. Тот, который есть сейчас.

Бывший министр образования РФ Андрей Фурсенко, например, прямо говорил, что надо воспитывать «квалифицированных потребителей». Потому что мы живём в Обществе Потребления.

Дальше — больше. Да, Коменский считал (как и все прогрессивные люди того времени), что учить нужно ВСЕХ и В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ. Однако он никогда не утверждал, что всех нужно учить ОДИНАКОВО И ОДНОМУ И ТОМУ ЖЕ.

Напротив, его основным убеждением была т. н. «природосообразность» обучения. Что это такое? Это значит, что нужно учить в соответствии с природой ребёнка, его индивидуальными особенностями. То есть — всех по-разному, потому что все дети разные!

Но современная массовая школа делает всё наоборот: учат всех одному и тому же и одними и теми же методами.

Коменский считал профессию учителя совершенно особой профессией, был уверен, что статус учителей в обществе должен быть очень высоким, они должны пользоваться особым уважением. Сейчас есть такие страны, где это именно так (например, Япония и Финляндия). Но их можно посчитать по пальцам.

В большинстве стран мира учитель — заурядная, нестатусная, достаточно плохо оплачиваемая профессия.

Почему Коменский так мечтал о массовой школе? Потому что в его время это было единственным способом научить детей читать, писать и считать, дать им элементарные представления об окружающем мире.

Почему он ратовал за классно-урочную систему? Потому что, опять же, иначе никак нельзя было научить ВСЕХ. Учителей было мало, книг мало — детей много.

Сейчас мы живём в другом мире. Способов получения информации и способов обучения — сотни. Большинство из них — гораздо совершеннее и эффективнее школы. Все это понимают. Но школа продолжает существовать в неизменном виде. Уроки. Расписание. Звонки.

Что на самом деле нужно человеку для успешного развития?

  1. Разнообразие. Как можно больше впечатлений, событий, самой разной деятельности, общения с самыми разными людьми. Что же делает школа? Она запирает ребёнка в четырёх стенах, заставляет каждый день видеть одно и то же и общаться (если это можно назвать общением) с теми же людьми, совершенно случайным образом оказавшимися его одноклассниками и учителями. Она крадёт массу сил и времени, отнимая их у настоящей жизни.
  2. Свобода выбора. Мы способны идти вперёд, чему-то учиться, только если у нас есть мотивация. А она возникает только при условии, что мы сами решили это выучить. Но школа игнорирует эту элементарную закономерность. В школе ученик вынужден учиться БЕЗ ВСЯКОЙ МОТИВАЦИИ, поэтому он заведомо не усваивает 90% получаемой информации.
  3. Индивидуальный путь в обучении. Мы все разные. Известно, что знаменитый художник Марк Шагал только тогда мог что-то запомнить, когда зарисовывал это. Другой ребёнок идёт другим путём. У всех разный темп, и двигаться медленно — не значит учиться плохо. Что делает школа? Она заставляет детей делать одно и то же и в одном и том же темпе.
  4. Дружба, понимание, любовь. Все знают, насколько эффективнее любимый учитель. Но школа эту закономерность тоже игнорирует. Хотя учитель — гуманитарная деятельность, педагогов сейчас готовят точно так же, как представителей любой другой профессии. Неважно, любишь ли ты детей, способен ли их понимать. Получил диплом — иди учи. Поэтому 90% современных учителей фактически частично не соответствуют занимаемым должностям.

На мой взгляд, это не недоразумение. Просто изменилась цель.

Та наивная, идеалистическая цель массовой школы, которую видели перед собой великие просветители, давно канула в лету. Как я уже писал, теперь школа понимается как «социальная мельница». Она должна перемолоть поступающее сырьё — детей — таким образом, чтобы они стали приемлемыми членами Общества Потребления. То есть были дисциплинированными, когда делают что-то, навязанное им социумом, послушными, старательными. Спокойными, в меру умными, но не слишком. Например, самостоятельное критическое мышление не приветствуется, но умение правильно понимать и выполнять указания — это хорошо. Нужно быть в меру активным, в заданных обществом рамках, например, стремиться сделать карьеру, больше потреблять. Быть терпимым, толерантным. И так далее.

Но на самом деле школа и социум — это СРЕДСТВА, а не цель. Цель — РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА. Но получилось наоборот: ребёнок — средство, а социум — цель. Школа же — один из социальных институтов этого общества, и именно тот, предназначением которого является соответствующая социальному заказу обработка «полуфабриката» — детей.

Интересно, что одной из реальных — но никогда открыто не провозглашаемых — целей современной школы стало ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ПОДЛИННОМУ ОБРАЗОВАНИЮ. Как раз по-настоящему образованные люди сейчас не нужны. Особенно нежелательно иметь хорошие метафизические, теологические и психологические знания. Да, и психологические. И педагогические тоже! Педагогики сейчас не знают даже почти все профессиональные педагоги.

То есть знаменитый призыв дельфийского оракула «Человек, познай себя самого!» — вывернут наизнанку и превращён в прямо противоположный: «Человек, не знай себя самого!»

В школе изучаются законы царя Хаммурапи, теорема Гаусса и Бог знает что ещё — но нет ИЗУЧЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА, даже самого элементарного.

Современные люди в массе своей искренне считают себя ЖИВОТНЫМИ. Например, понятие «уровень жизни» (это официальный термин) не включает в себя НИКАКИХ СПЕЦИФИЧЕСКИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ компонентов — а только биологические. Фактически это уровень потребления.

Ещё раз повторю: это не ошибка, не недоразумение. Это делается СПЕЦИАЛЬНО (хотя и нельзя сказать, что сознательно).

Приведу, на мой взгляд, весьма любопытный пример.

В начале марта 2016 г. в Москве состоялась международная конференция Агентства стратегических инициатив и Школы управления Сколково, посвящённая образованию будущего. В форуме приняли участие представители России, США, Австралии, Голландии, Франции, Индии, ЮАР, Чехии и др. стран.

Международная программа «Глобальное образование будущего — Global Education Future (GEF)», в рамках которой и прошла «встреча футуристов» с учителями и методистами, создана именно для планирования и предвидения тенденций в развитии образования.

По мнению членов экспертного совета GEF (их 26, среди них Исаак Фрумин (Россия), Дирк ван Дамм (Франция), Говард Рейнгольд (США) и др.), к 2030 г. станут возможны следующие инновации:

— в школах и вузах будут использоваться медицинские препараты (вроде образовательного допинга), повышающие «когнитивные способности»,

— обязательной станет «образовательная диспансеризация» с целью «образовательной диагностики», то есть определения медицинским путём, как именно этого ученика нужно учить,

— первые знания (а, возможно, и умения, и навыки!) ребёнок будет получать ещё в утробе матери,

— самые способные ученики станут объектом инвестиций, то есть появятся «человеческие фьючерсы»,

— с целью повышения способностей учеников им будут имплантированы различные гаджеты и технические устройства,

— ценности и морально-нравственный облик детей будут моделироваться цифровым способом и внушаться с помощью онлайн-игр.

Это всё не шутка, не запись бреда больного-шизофреника в сумасшедшем доме. Это говорилось на полном серьёзе, на солидном международном симпозиуме, солидными людьми со множеством учёных степеней.

Однако образ ребёнка — ученика будущего — нарисованный ими, это не живой человек, а РОБОТ.

Вот это их идеал — и идеал современной школы. Недостижимый, да.

Но человек так устроен, что его утопические планы и мечты формируют его самого и решающим образом влияют на его деятельность, его поступки.

Почему современные дети так не любят школу? Они чувствуют, что не нужны здесь. Такие, какие они есть, со своими интересами, мнениями, симпатиями — не нужны и не интересны. То есть школа НЕ СЧИТАЕТ ИХ ЛЮДЬМИ. Для взрослых это привычно, но дети не в состоянии выдержать такого отношения к себе. А ещё они чувствует, что школа душит их, мешает жить, играть, дружить, развиваться.

Да, перерождение социальных институтов (вплоть до полной своей противоположности) всегда было делом совершенно обычным. Школа не исключение.

Здесь же я вынужден констатировать, что школа БУДЕТ ТАКОЙ ЕЩЁ ДОЛГО. Более того, она СТАНЕТ ЕЩЁ ХУЖЕ.

И нам нужно учиться как-то защищать от школы своих детей.

Но это уже тема другой статьи.

Измениться же по сути школа может только после ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ.

То есть, социума, считающего ЛЮДЕЙ СРЕДСТВОМ, а целями — максимальное производство и максимальное потребление.

Сейчас мало кто это сознаёт, но это самая безумная утопия за всю историю человечества. Коммунистическая утопия по сравнению с ней — детская игра.

Вот когда это безумное общество исчезнет — только тогда изменится и школа.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Вадим, индивидуальная траектория - забудьте. Все, кто говорят, что они могут работать с учеником индивидуально сейчас - мошенники. Я не видел ни одной рабочей модели в массовой школе. А вот по поводу программ обучения и возврату к советской модели до 60х годов - задуматься стоит. Потому что тогда образование работало.
Больше статей