Глаза боятся, а руки — крюки?

Глаза боятся, а руки — крюки?

Трудовое воспитание невозможно без физического труда
Время чтения: 7 мин

Глаза боятся, а руки — крюки?

Трудовое воспитание невозможно без физического труда
Время чтения: 7 мин

Учителя любят выражаться афоризмами, приводить в пример различные притчи, использовать в своей речи крылатые слова, фразеологизмы, пословицы и так далее. «Человека нельзя научить, он может лишь научиться», — говорят они. «Без труда не выловишь рыбку из пруда», — повторяют они.«Non scholae, sed vitae discimus», — утверждают они, имея в виду, что «не для школы, а для жизни учимся».

И ведь не поспоришь, все это правда, даже если под словом «труд» понимать название школьного предмета, который, как мы знаем, теперь носит иное название. Не суть важно, главное понятно всем: чтобы чего-то добиться, нужна не только мотивация, но и как минимум усилие — в том числе физическое. Почему же тогда многие взрослые с некоторых пор столь старательно оберегают детей от физической нагрузки, делая упор на развитии интеллектуальных способностей и заявляя, дескать, «пилить-строгать — это прошлый век, нужно учить ребят создавать шедевры с использованием современных, а отнюдь не пресловутых „табуреточных“ технологий»? И это при том, что издержки подобной «стратегии образования» мы видим на каждом шагу: не только школьники, но даже их родители порой не в состоянии выполнить элементарный ремонт, починить банальную поломку, прибить полку к стене. Им проще либо выбросить сломанную вещь и купить новую, либо вызвать «того, кто умеет», чтобы тот все сделал за них. Но рано или поздно наступает момент, когда купить негде или некогда, а желающих и готовых прийти на помощь просто нет, даже за большие деньги. Да и деньги внезапно могут кончиться. Что тогда? А ведь когда-то все было совсем иначе…

Повелитель гвоздей

— А я могу с одного удара забить! — Мишка примерился, перехватил тяжелый молоток обеими руками и с силой опустил его на торчащую из бревна «сотку». Бам!!! Удар неточный, гвоздь согнулся и впечатался в древесину.

— Э, мазила! Смотри, как надо! — Колька отобрал молоток у сконфузившегося Мишки, осторожно поднял орудие пролетариата и резким мощным ударом загнал свой гвоздь по самую шляпку.

— Теперь давай вытаскивай, твоя очередь, — распорядился Колька, подавая другу гвоздодер и пассатижи. Мишка, кряхтя, принялся извлекать гвозди из бревна. Чтобы потом, распрямив их на кирпиче, снова начать соревнование — кто лучше владеет инструментом. Обоим мальчикам всего по 7 лет, но это не важно, ведь они сами хотят продемонстрировать друг другу свое умение работать руками.

Можно, конечно, при желании возмутиться или даже ужаснуться — мол, какой кошмар, ведь гвоздь может отлететь и попасть в глаз, а молотком легко отбить палец, пусть бы лучше играли в какую-нибудь умную компьютерную игру или смотрели познавательные мультики! А вы действительно уверены, что это лучше?..

Там, где чисто

— Сережа, давай так, сегодня ты подметаешь, а я мою полы, — Даша уже налила полведра воды, намочила швабру и теперь ждала, пока одноклассник водрузит все стулья в классе на парты.

— Ладно, договорились! — Сереже это на руку, мыть полы он не любит, лучше уж подмести пол. Хотя… Вот кто тут сидит, за этим столом? Никита! Вот гад, да это же он бумажек накрошил. Надо бы его сюда привести и заставить убирать! А это что? Как будто кто-то сок пролил. Верно, сок, линолеум липкий. Да это Жанна, она на перемене пакетик из столовой принесла! Ну что за свиньи, а?!

Сережа, чертыхаясь, подметает класс, мстительно приговаривая, что в следующий раз, когда его дежурство кончится, он специально насыплет под партой семечек в отместку тем, из-за кого сегодня приходится пахать.

Но вряд ли он это будет делать. Потому что понимает: чисто не там, где убирают, а там, где не сорят. То есть, конечно, и там, где убирают, тоже чисто, но зачем же гадить самому себе или своим же товарищам, если вон там урна стоит…

Сережа с Дашей учатся в шестом классе. Они уже что-то поняли о том, как устроен мир. В частности, о причинно-следственных связях и о том, откуда в нашей жизни берутся грязь и мусор. Можно и тут возмутиться, сказав, что дело школьников — овладевать знаниями, а полы пусть моют специальные сотрудники, им за это платят, да и чего вы от детей хотите, ну насорили под партой, ну прилепили жвачку к сиденью, опрокинули горшок с цветком, не заставлять же их все это убирать! А почему бы и нет?..

Дерева вы мои, дерева

— Значит, так: березы несите туда, в конец, а рябины мы сейчас здесь посадим! — оказывается, учительница химии Роза Глебовна виртуозно управляется не только мелом и указкой, но и шанцевым инструментом. Ребята из ее класса уже подготовили ямки нужной глубины и диаметра и теперь примериваются, какой саженец куда поместить. По изначальной договоренности здесь будет заложена их собственная аллея, то есть на специальной табличке напишут, что деревья посажены в таком-то году таким-то классом в честь такого-то юбилея. Конечно, хотелось бы, чтобы у каждого дерева была своя бирка — мол, «посадил ученик 8-го „Б“ школы № 87 Сидоров Иван». Но ее можно потом самому воткнуть, а пока идет коллективная работа.

Конечно, не все деревья доживут до преклонных лет, одни, к сожалению, засохнут, другие будут сломаны анонимными злодеями, третьи выкорчуют коммунальщики, которые решат, что именно тут необходимо провести трубу. Но настанет день, когда сюда придет дедушка с внуком и будет рассказывать, что вот эту здоровенную раскидистую березу он сажал, будучи еще школьником, и она ему очень дорога как память о тех светлых временах.

Впрочем, можно и здесь возразить — а разве правильно напрягать подростков, коль скоро существуют специальные службы озеленения, пусть они бы и занялись своими прямыми обязанностями, тем более что на это и бюджет выделен немаленький.

Но разве одно исключает другое?..

Первая специальность

— Кто знает, в чем разница между тракторами ДТ-75 и МТЗ-82? — Антон Андреевич любит задавать банальные, казалось бы, вопросы, которые на поверку оказываются очень даже непростыми.

— Ну это легкотня! — оживились ребята. — У одного гусеницы, у другого — колеса.

— Один делают у нас, другой — в Белоруссии, — блеснул эрудицией Валентин.

— Один синий, другой оранжевый, — сострил Ваня.

— Все это верно, — преподаватель учебно-производственного комбината благосклонно принимает любые ответы. — Но принципиальное отличие в том, что на них установлены двигатели разных типов — один дизельный, другой бензиновый, карбюраторный. А теперь давайте заглянем внутрь…

Чтобы заглянуть «внутрь», ребята вооружаются инструментами и начинают вскрытие учебных двигателей, установленных в кабинете. К концу занятия они уже совершенно точно понимают разницу между одним и другим движком, знают, где что находится у того и другого, какие узлы присутствуют здесь и отсутствуют там. Это интересно им не только потому, что потом надо будет сдавать зачет по теории, но в первую очередь потому, что предстоит практика вождения. А ведь, согласитесь, управлять машиной, точно зная, что происходит с нею в тот или иной момент, какие физические и химические процессы протекают в ту или иную минуту, это не то же самое, что тупо давить на педали и дергать за рычаги.

Безусловно, найдется немало людей, которые заметят: вот я, к примеру, вообще не знаю, что там внутри у моей «мазды» или «тойоты», и ничего, нормально, живу и не тужу, даже ни разу за 8 лет вождения под капот не заглянул, не мое это дело!

Но ведь этак можно попробовать гордиться полным незнанием устройства собственного организма, ибо зачем, если все и так нормально работает, а случись что — на то есть врачи. Или все же поводов для гордости тут нет?..

Все познается на практике

— Вам тут надо отработать всего четыре недели, поэтому не переживайте, мы будем помогать вам, а вы — нам! — Директор фермы Раиса Сафаровна, честно говоря, не в восторге от того, что к ней прислали «пополнение» из нескольких старшеклассников. Все-таки лишняя ответственность, да и что с ними делать, непрофессионалами. С другой стороны, разве мало дел в ее хозяйстве? Да сколько угодно! Главное — правильно организовать.

Мне досталось, наверное, самое сложное дело — помогать кормачам, то есть раздатчикам кормов. Надо нагрузить сенаж на тележку, а потом, пока водитель медленно едет вдоль рядов, раскидывать зеленую массу по желобам. Творчества тут, конечно, мало, однако четко знаешь: от того, как ты накормил коров, зависит то, сколько молока они дадут. То есть надой в целом по ферме!

Мои товарищи тоже без дела не сидят. Димка помогает менять колесо на телеге, Алешке с Петром доверено белить ферму — сначала снаружи, потом изнутри. Дай бог, к концу практики управятся. А девочки прикреплены к дояркам, у них свои заботы.

…Признаюсь: никто из нас не стал ни дояром, ни трактористом. Ребята разъехались по разным городам, нашли себя в других профессиях. Хуже того, в лихие 90-е саму эту ферму сначала просто закрыли, распродав коров, а потом по-тихому демонтировали, а просто — разворовали. Нет ни стен, которые белили Леша с Петей, ни кормушек, по которым я раскидывал сенаж, ни телег, на которых стояли Димкины колеса, ни коров, за которыми ухаживали одноклассницы.

Но разве это повод заявить, что все было изначально задумано неправильно, что не надо было нам вообще этим заниматься, мол, не детское это дело — копаться в навозе, грязи, солидоле, солярке и так далее? Да, в грязи и навозе — не детское дело. Но ведь мы и не копались. Мы учились делать то, что делают взрослые, осваивали те навыки, которые востребованы на селе. Более того, эти навыки потом пригодились не только и не столько для решения сугубо сельских проблем, но как минимум помогли нам не бояться физических нагрузок, лучше понять, как люди добывают кусок хлеба и откуда этот кусок вообще берется.

От простого к сложному

Можно ли заменить все это преподаванием одних лишь современных технологий? Я абсолютно уверен, что нет. Полноценное воспитание как таковое и трудовое воспитание в частности возможны лишь при условии, что учителя будут знакомить учеников и с теорией, и с практикой, предлагая им решение вполне посильных (!) заданий и задач.

А самое главное — чтобы не только в школе, но прежде всего в каждой отдельно взятой семье и обществе возникло понимание: все сложное начинается с простого. Любые суперсовременные технологии и процессы начинаются с элементарных операций, любое сверхсложное устройство, станок, аппарат, механизм, собрано из деталей, которые кто-то когда-то не только придумал, но и создал — выточил, вырезал, выпилил, выковал, сначала как образец, а уже потом запустил в серию. И кто-то же этим тоже должен заниматься!

Так что не стоит гнушаться простого физического труда, не надо стыдиться умения владеть пилой, рубанком или отверткой — я имею в виду не только их электрические аналоги, но и вполне обычные столярные инструменты, которые, между прочим, продолжают существовать наравне с остальными. От того, что дети будут знать, как держать в руках стамеску и научатся пользоваться струбциной, хуже не будет никому, поверьте. И конечно же, эти умения никоим образом не отменяют всего остального — то есть всего того, о чем ребятам сообщат позже, знакомя их с теми самыми современными технологиями, на которых свет клином сошелся.

…Говорят, в былые времена дворяне гордились тем, что абсолютно ничего не понимают в «мужицких делах», ведь их дело — высокие искусства, классическая музыка, поэзия, танцы, философия. Что греха таить, и сегодня есть родители, которые заявляют: «Никто не имеет права заставлять моего ребенка трудиться физически, он растет интеллектуалом, творческой личностью, ваша задача — научить его мыслить, а спину гнут и работают руками пусть те, у кого мало извилин! И вообще школа — это храм наук, так будьте любезны, учите детей наукам, а не превращайте их в подсобных рабочих!»

Уважаемые, а вы действительно уверены, что человека из обезьяны сделал именно умственный труд, а не физический?..

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей