Написать в блог
Кто такие — взрослые?

Кто такие — взрослые?

… и так ли уж сильно они отличаются от детей
Время чтения: 4 мин

Кто такие — взрослые?

… и так ли уж сильно они отличаются от детей
Время чтения: 4 мин

«Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: „А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?“ Они спрашивают: „Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?“ И после этого воображают, что узнали человека.»
Антуан де Сент-Экзюпери

Прочитав в который раз эти строки, я решил поразмышлять неподалёку от этого вопроса: «А кто же, всё-таки, эти самые взрослые? Может быть это слово указывает на миф или, быть может, есть какая-то негласная очень выгодная договорённость среди всех взрослых, ради которой они сговорились и решили называть себя взрослыми в противовес тем, кого они называют детьми? Хм …»

Взрослый что-то умеет. И с этим трудно поспорить. Например, умеет открыть дверь дверным ключом. Или когда очень хочет в туалет — умеет сосредоточиться, чтобы потерпеть и всё-таки досмотреть новости. Или очень быстро начистить картошку, на скорость — ведро за минут 8, не больше. Всё это умеет взрослый. Но вот почистить картошину в одну длинную и сплошную кожурку — этого взрослый уж точно не умеет.

Или пройти 500 метров до высокого большого дома с вывеской «Магазин», взять коляску из такой металлической сетки на колёсиках, выбрать, что нравится, постоять в очереди, побухтеть, мол, что там за ленивые сварливые тётки работают; вытащить из кармана бумажки или пластмассовый прямоугольник, дать кассиру и затем вернуться обратно под крышу соседнего дома, от которого у него есть металлическая штука с палец длинной, которая волшебно открывает в соседний дом проход.

Еще завязывать шнурки так, чтобы их можно было не развязывать, чтобы не тратить на это лишнее время — всё это умеет взрослый. Или управлять подводной лодкой или на худой конец киоском. Это тоже умеет взрослый.

Ребёнок этого пока не умеет, потому что ребёнка к этому не подпускают — но отчего-то чутьё шепчет, что имея возможности и доверие со стороны «взрослого», «ребёнок» запросто бы научился управлять и подводной лодкой и даже самолётом.

Много в общем-то взрослый умеет. Много-много навыков. От самых простых, до тех, что посложнее.

У взрослого обычно больший вес и больший рост, крупнее кости и мышцы. Конечности крупнее. И стопа. Волосы могут быть длиннее, а еще они есть в тех местах, где у детей, например, нет.

Взрослые точнее и увереннее управляют мышцами языка и постоянно спешат ими управлять вслух, но от этого чёткость как раз и страдает, а ещё взаимопонимание.

Взрослые умеют грамотно смолчать, когда это им не выгодно или навешать с лихвой лапши, если это сулит много пользы.

Умеют притворяться кем-то, кем они не являются. При этом выяснять кем они являются — взрослые всячески избегают. Видимо выяснять им боязно, но делиться они, тем, что умеют бояться и волноваться — разучились, наверно, им снова боязно оказаться раскрытыми, что они умеют бояться точно так же как и самые обычные «дети». Поэтому взрослые вынуждены многое от всех кто рядом скрывать, прятать внутри себя.

Взрослые умеют притворяться кем-то, кем они не являются.

Взрослые знают, что не оставлять чаевые в ресторане неприлично. О приличном они тоже прекрасно знают и регулярно используют, особенно если оно хорошо поощряется. К примеру, взрослые предпочитают совершать благородные поступки. Желательно чтоб молва о таких поступках разносилась по свету, в то время как сам взрослый бы мог демонстрировать ещё большее благородство своей отрешенностью и непривязанностью к подобной славе.

Взрослые знают какие ощущения — хорошо, а какие плохо. Хорошо, когда приятно, радостно, много удовольствия. Плохо, когда грустно, печально, больно. И теперь, умея отличать одно от другого, можно всегда разобраться в происходящем: изо всех сил избегать «плохого» и всеми силами стремиться, а потом удерживать «хорошо».

Взрослые умеют ничего вокруг не замечать, будучи погружёнными в свои мысли, и именно этот суперменский щит их делает неуязвимыми перед жизнью и происходящим. Но неуязвимыми, потому что совсем жизнью незатронутыми.

Взрослые умеют пить непонятно-резко-остро-горькую, мало приятную на вкус, жидкость, чтобы расслабиться и начать говорить все те слова, что они прятали, пока себя сильно сдерживали, чтобы показаться хорошими и произвести конечно хорошее впечатление.

Умеют выдумать цель, потом долго и упорно к ней стремиться, чтобы однажды, достигнув цели, насладиться расслаблением от её отсутствия.

Взрослые могут находиться там, где им не комфортно; делать то, что они не любят и общаться с теми с кем им неприятно. Но когда им вдруг становится приятно или комфортно — им это быстро наскучивает.

Взрослые предпочитают усилия: чем больших усилий это стоило, тем оно ценнее. Усилия ценны, потому что они ощутимы и кажется их можно измерить. А что измеряемо — то понятно и ясно и легко применимо в дальнейшем, например, для повторного извлечения выгоды.

Так взрослые и живут — повторяя одни и те же ходы, повторяя свои прошлые ощущения и опыты, повторяя былые переживания, повторяя хорошо знакомое. Незнакомого взрослые сильно опасаются, потому что в незнакомом вся особенность, заслуги и значимость взрослого тут же теряется и взрослые становятся совсем не особенными, обычными. Поэтому со временем взрослые всегда начинают предпочитать привычное, хорошо знакомое, а прячутся они от незнакомого отточенными как лезвие бритвы аргументами, уверенными как копьё Дон Кихота оценками и ковровыми бомбардировками критических снарядов.

Взрослые во всём предпочитают усилия, и чем больших усилий это стоило, тем им кажется, что достигнутое ценнее

Серьёзность грузна, тяжела и весома. Лёгкость напротив — неизмерима, неощутима. Её как-будто бы и нет. Можно сказать, что «лёгкость есть», но только по-сравнению с чем-то, например, по-сравнению с тяжестью. Когда тяжести нет — о лёгкости ничего не сказать, она есть, но её как-будто бы и нет, а потому, так сложно лёгкостью гордиться, использовать ради выгоды, да даже и просто продемонстрировать.

Взрослые — это те, кем лёгкость оказалась забыта, хотя никуда и не девалась.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей