Написать в блог
3 истории

3 истории

Время чтения: 4 мин

3 истории

Время чтения: 4 мин

Я прочитал статью Александра Молчанова «Если вы видите проблемы в школе, то ищите их в реальности — школа сама по себе проблемы не создает» и у меня возникли забавные ассоциации. Вначале хотел оставить это просто как иллюстрации, безо всякой морали и выводов. Но потом решил в конце все-таки пару слов добавить.

История 1

Есть такое состязание для лошадей. Называется «скачки».
Это серьезная и большая индустрия. Работа тренера и дрессировщика очень ответственная и трудоемкая. Сами тренировки лошадей тоже выстроены в сложную систему и проходят по разработанным планам и программам, и не стоит думать, что любая лошадь может просто прийти в любое время на тренировку и побегать там в свое удовольствие. Программы тренировок выстроены так, что лошади должны быть подобраны с одним начальным опытом и должны следовать заранее составленному графику и слушать тренера. Сами тренера тоже специально готовятся к такой работе и часто вкладывают в нее все силы, время и нервы. Есть даже специальные школы для таких тренеров, и лучшими тренерами гордится вся страна, отдает им дань уважения; о них пишут в газетах, пишут книги-биографии, снимают фильмы, прославляющие эту нелегкую профессию; хотя люди далекие от этой сферы могут критиковать дрессировщиков за жестокость, раздражительность, консерватизм и нежелание меняться. Не стоит забывать, что тренеры не так много получают, и им еще надо кормить семью; так что работа тренера — это самопожертвование и адский ежедневный труд. Еще можно упомянуть такой фактор, как командная работа и состязательность. Лошади вживаются в тот коллектив, в котором оказались, учатся общаться друг с другом и разрешать конфликты, налаживают контакты. А на промежуточных заездах каждая лошадь хочет бежать как можно быстрее, чтоб не оказаться самой отстающей и чтобы оправдать надежды тренера. Каждый тренер привязывается к своим воспитанникам и всегда искренне радуется когда его подопечные выигрывают соревнования, получают призы, золотые кубки (а потом бережно хранят их у себя и даже спустя много лет, глядя на этот кубок предаются ностальгическим воспоминаниям)…
А когда у взрослых лошадей, прошедших такую школу рождаются свои жеребята, то конечно родители их поведут на точно такие же ипподромы, куда они сами ходили в детстве; неважно хочет жеребенок этого или нет (пока молодой — глупый, вырастет — еще спасибо скажет тем кто заставлял его, и конечно своих жеребят уже сам отправит учиться). Да в общем, других вариантов в этом мире и нет. Все лошади должны в молодости заниматься скачками. А если жеребенка не будут водить на ипподром, то на такую семью будут косо смотреть или даже применят санкции к родителям. Ведь лошади рождаются для того чтобы бегать. Не правда ли?

История 2

Есть такое явление, как профессиональный спорт (например, тяжелая атлетика, футбол, бокс), где детей с малых лет постоянно тренируют, готовят к постоянным соревнованиям и выступлениям опытные и трудолюбивые тренеры. И так же как с жеребятами, которых готовят к скачками, детей готовят к выступлениям по тщательно проработанным программам, и посвятить этому нужно несколько лет постоянных каждодневных тренировок, требующих полной отдачи. И опять же работа тренера может показаться со стороны сплошной тиранией и издевательством над воспитанниками. Но все это не имеет никакого значения, когда на очередных соревнованиях молодые спортсмены ставят рекорды и завоевывают медали, а тренеры всей душой болеют за то чтобы ребята получили высокие баллы. А когда эти спортсмены вырастают и уходят из спорта, то своих детей они без сомнений опять запишут в те же секции и к тем же тренерам. Ведь спорт — это жизнь, и любому ребенку нужна физическая активность.

История 3

Есть такие исправительно-воспитательные заведения, как трудовые лагеря и колонии-поселения, где люди занимаются общественно-полезным делом под присмотром специально-обученных охранников и надзирателей. Нельзя сказать, что люди там находятся по своей воле, но зато они находятся при деле и при этом не шляются где ни попадя; и вместо того чтоб хулиганить и прожигать жизнь, они добывают руду или пилят лес, строят дороги и заводы. Можно критиковать надзирателей за то что они покрикивают на заключенных или срываются на них; и всякие правозащитники выискивают только плохое во всей этой системе, кричат про какие-то «нарушения прав человека», «подавление личности» и «бессмысленную жестокость». Но надо учесть, что работа у охранников не из легких, и сильно выматывающая; а с другой стороны, кто бы еще смог грамотно организовать эту коллективную работу, смог бы заставить кучу самых разных людей работать как единый организм и приучить людей к дисциплине и порядку. Да и нельзя сказать, что жизнь в этих исправительных лагерях для самих заключенных — это постоянное страдание; есть там место и дружбе, и взаимовыручке, и формированию характера. Многие заключенные и спустя много лет после лагерей дорожат полученным опытом и поддерживают связи с друзьями оттуда; да и надзирателей могут вспомнить добрым словом, особенно тех кто особо не зверствовал и проявлял иногда человеческие качества. И там на воле многие бывшие зэки иногда ловят себя на мысли, что хотели бы вернуться в тот исправительный лагерь, где прошла их молодость, где их научили преодолевать себя, открывать новые пределы своей выносливости, терпеть лишения и следовать заведенным правилам.

---

Каюсь, я ничего конструктивного не предложил взамен. Не предлагать же людям/лошадям/детям свободу. Что они будут с ней делать? Только шататься без дела и деградировать… А тут уже готова отлаженная система, которая работает веками и всем норм. Свобода — это иллюзия, никому она даром не нужна, никто не знает что с ней делать.

Все что написал Ал. Молчанов — верно. Но. При одном условии. При условии того, что школа действительно нужна ребёнку, даёт что-то важное, ценное, то что сделает жизнь лучше. А не сломает, не испортит, не высосет все силы ради баллов, оценок и красивых бумажек с золотым тиснением. После нескольких турниров лошади уже нигде не нужны, у них порваны связки и мышцы, и их отправляют на мясокомбинат. Профессиональные спортсмены уходят на пенсию в 30 лет инвалидами. После тюрем люди не становятся добрее, а наоборот превращаются в зверей хоть и дрессированных. После школы у детей потухший взгляд и бесконечная усталость от жизни, их будет тошнить от любых наук и чего-то «развивающего», «полезного», но они научились делать все через «не хочу» и будут дальше себя принуждать например ходить на нелюбимую работу и жить с нелюбимыми людьми. Я все же верю, что человек может быть хозяином своей жизни, может и имеет право сам выбирать, чем ему заниматься и что учить. Я верю в самообразование и добровольное обучение (а если важна систематичность, то существуют полноценные курсы, которые человек выберет для себя сам). Что касается общекультурного уровня, то в наш век с небывалым доступом к любым знаниям и технологиям, впитывание культуры происходит само собой без специальных тренировок.

К школьной программе и обучению есть один главный вопрос. Зачем? Можно например зайца научить курить, а ребёнка научить решать квадратные уравнения и помнить все даты сражений. Я бы еще понял, если бы ребёнок этим заинтересовался по своей воле и попросил учится ему это все рассказать или даже прослушать курс на несколько месяцев. Но против желания — это бессмысленный садизм (хотя можно и палача пожалеть, особенно если ему надо кормить семью)

…а послушание облегчает страдания от пыток, и неприятная процедура протекает быстрее и без лишних проблем.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей