Четыре Юлии. Юлия Мэса

Четыре Юлии. Юлия Мэса

Вправе ли бабушка делать свой выбор между внуками?
Время чтения: 4 мин

Четыре Юлии. Юлия Мэса

Вправе ли бабушка делать свой выбор между внуками?
Время чтения: 4 мин

Предыдущая заметка была вызвана размышлениями над трагической судьбой римской императрицы Юлии Домны как матери, поскольку своей материнской любовью она помешала двум своим сыновьям разойтись и разъехаться — и в итоге ее старший сын убил своего младшего брата прямо на груди у их матери.

Однако далее подумал, что та эпоха и то знатное сирийское семейство, к которому по рождению принадлежала Юлия Домна, дают целую галерею женских образов, интересных своим отношением к потомкам.

У Юлии Домны, к сожалению, не осталось потомков. Но у нее была сестра Юлия Мэса, жившая в Риме рядом с сестрой в радости и довольстве, накопившая огромные богатства и после гибели племянника (императора Каракаллы) уехавшая обратно в Сирию. Она была в браке, и у нее родились 2 дочери, Юлия Соэмия и Юлия Мамэя, каждая из которых вышла замуж и родила детей. Для данной заметки важно то, что у Юлии Соэмии был сын Варий Авит Бассиан, а у Юлии Мамэи — сын Алексиан Бассиан.

Видя непопулярность императора Макрина, пришедшего к власти в результате убийства Каракаллы, Мэса стала интриговать против него — заявляя, что ее внук Варий Авит Бассиан на самом деле был рожден Соэмией не от мужа, а от Каракаллы, имевшего связь с двоюродной сестрой. Поскольку эти слухи подкреплялись обещанием огромных денежных выплат, количество сторонников этой идеи увеличивалось, Макрин проиграл, погиб, и Варий Авит Бассиан стал императором, официально считаясь сыном Каракаллы (а потому поддерживаемый воинами, любившими Каракаллу).

Став императором, Бассиан наделил и мать, и бабку великим почетом и всеми возможными почестями; достаточно сказать, что им единственным он разрешил присутствовать на заседаниях сената, а также создал для них специальный женский сенат.

Однако далее Бассиан (известный под прозвищем Элагабала) проявил себя настолько омерзительно, настолько прославился запредельно-непотребным развратом, что вызвал все возвраставшее недовольство римлян. Мэса, будучи явно женщиной умудренной жизнью, старалась образумить старшего внука, но, очевидно, утратила влияние на него. Единственное, чего она смогла добиться — это того, чтобы 16-летний Элагабал усыновил и объявил своим наследником своего 11-летнего двоюродного брата — Алексиана Бассиана, сына Мамэи, переименованного в Севера Александра; но и в этом Элагабал потом раскаивался, и даже пытался устроить убийство усыновленного им кузена, волею их общей бабки намеченного ему в преемники — но это убийство не удалось. Разнузданность и запредельно-непристойное поведение Элагабала наконец вызвали восстание в Риме, и он был убит вместе со своей матерью — и власть перешла к благоразумному и добродетельному Северу Александру, сыну благоразумной и добродетельной Юлии Мамэи. А Юлия Мэса при всей ее влиятельности и богатстве ничего не сделала для спасения своего старшего внука — и смогла увидеть первые годы правления своего младшего внука.

Можно по-разному оценивать действия Юлии Мэсы как бабушки 2 внуков: то ли она разочаровалась в старшем внуке и старшей дочери и спокойно попустила им погибнуть, сделав ставку на младшую дочь и младшего внука — то ли она хотела спасти хотя бы младшую ветвь своих потомков. В любом случае она, возможно, разделила 2 своих внуков — и вот именно это и вызывает беспокойство.

Конечно, в обычных семьях нет такого накала борьбы, как в семье этих римских императоров знатного сирийского происхождения. Однако роль бабушки в русских селеньях весьма велика, и она может сильно повлиять на жизнь не только своих детей, но и своих внуков.

Несколько лет назад одна дама рассказала мне, что она, будучи младшей дочерью в семье, всегда чувствовала, что бабка по маме больше любит ее старшую сестру, считая, что она — в их семью, а ее (эту беседовавшую со мной даму) недолюбливала. Дама стала действительно весьма известной, добилась очень высоких результатов в своей профессии — но не мог не отметить, что даже сейчас, уже на пике высоты своего заслуженного почета и уважения всех коллег по профессии, она с болью упоминала про ту свою бабку.

Бабушка, разделяющая своих внуков, любящая одних внуков и отвергающая других внуков — это страшная сила. Дети — наивны и непосредственны, дети, видя занятых работой родителей, инстинктивно тянутся к бабушкам (и иногда — к дедушкам), и отношение бабушек к этим детям формирует их (детей) самосознание. И если бабушка прямо дает понять внучке, что разочарована в ней, для внучки это может быть сильнейшим ударом, подкашивающим ее самооценку — что ничуть не удивительно, ведь бабушка (бабушка!) так высказалась. Честь и хвала той даме, что она, обладая сильным волевым характером, добилась таких высоких успехов, почета и уважения — но ведь не будь у нее такого целеустремленного характера, отношение бабки могло и ее подкосить, и она провела бы свою жизнь серо, рядово и буднично.

Бабушки на то и бабушки, чтобы ЛЮБИТЬ своих внуков, причем любить одинаково. Тут уже не важно, что сама бабушка думает о внуках — важно, что она — их любящая опора. Убежден, что даже если бабушка по-разному относится к своим внукам (в силу поведения, интеллекта, характера, иных проявлений личности внуков, а также, что нередко бывает, отношения к их родителям — то есть к своим детям и их супругам), она должна (подчеркну — ДОЛЖНА) скрывать такое разное отношение и показывать одинаковое отношение к ним. Особенно это важно, если речь идет о внуках, являющихся родными братьями и сестрами, то есть живущими в одной семье — и видящими отношение бабушки к каждому из них. Если ребенок видит, что к его брату или сестре их общая бабушка относится по-другому — теплее, нежнее, ласковее, или хотя бы менее придирчиво — это наносит ему психологическую травму, последствия которой непредсказуемы, но точно неблагоприятны.

Очень хочется надеяться, что правильные бабушки всегда поступают правильно — и по-одинаковому относятся к своим внукам. Если дети видят со стороны бабушки такое отношение — правильное отношение — то они и сами, вырастая, будут поступать так же.

Немного личного: поскольку являюсь единственным ребенком в семье своих родителей, ближайшим родственником для меня была моя двоюродная сестра — тоже единственная дочь в семье своих родителей. И для нашей общей бабушки я был любимым внуком, а моя двоюродная сестра — любимой внучкой: идеальное сочетание.

Спасибо тебе, бабушка, что так любила меня. Помню тебя — и берегу свою память о тебе.

И напоследок — забавная зарисовка из адвокатской практики.

Представляя интересы осиротевшего мальчика, беседую с его бабкой, которая судится с ним за наследство его отца. Она «кипятится», обосновывая правомерность и этичность своего поведения (хотя в ее действиях нет ни первого, ни тем более второго):

— Я должна так действовать — у меня же трое внуков!

Чувствую, что моего доверителя, своего самого младшего внука, интересы которого при разделе наследства она стремится обделить, она даже не посчитала, и спрашиваю ее:

— А Андрея Вы посчитали?

Секундное замешательство, и дама без смущения продолжает:

— Я должна так действовать — у меня же четверо внуков!

Так и есть: она даже забыла, что Андрей — ее внук. По счастью, суд защитил интересы Андрея.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также:
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей