Как дети с ампутациями играют в футбол
Блоги07.12.2021

Как дети с ампутациями играют в футбол

В обычных футбольных секциях

Добро пожаловать в мир зашкаливающего цинизма.

Обычно люди с инвалидностью либо вообще не могут играть в футбол, либо же играют по обычным правилам, если врач разрешает. Например, наш главный тренер в какой-то момент лет пять назад работал с аутистом, который изредка сильно кусал людей. Как потом оказалось, разрешение врача было палёным, и на поле он выходить не должен был. Но есть дети, у которых стоит инвалидность, которая никак не мешает играть в футбол — например, глухонемой вратарь, конечно, не сможет проорать, куда именно нужно пойти полузащитнику, но на качестве любительской игры это почти не скажется. Проблема в том, что таких детей почти никто не тренирует.

Мы в «Метеоре» теперь тренируем. Инклюзивно, то есть если врач дал разрешение на обычную детскую группу — в обычной детской группе. Для этого есть несколько отделений в Москве, где тренеры прошли всю нужную медицинскую и психологическую подготовку.

Вот взять футбол для слепых. Все в повязках, мяч свистит, никто не бегает, поле максимально жёсткое. Цинизма относительно мало, и с обычной сборной слабовидящий игрок почти не пересекатеся. А вот ребёнок без части руки или ноги вполне может играть в обычной команде. Теперь расскажу про футбол людей с ампутациями, и на его примере про особенности инклюзии и таких тренировок вообще.

История такая: если у человека с инвалидностью технологичный бионический протез ноги, и он готов рисковать им на футбольном поле, то игра ничем не отличается от обычной. Проблема в том, что стоит он обычно пару миллионов рублей минимум, и не все готовы на такое идти. Если нет руки, есть слабая форма клинического аутизма — или нет, например, одного глаза — тоже не проблема, можно играть в обычной команде, только тренер должен пройти специальную подготовку, в том числе психологическую. А вот если ног нет (как и мультиков), то в футбол играть становится сложнее. Если нет глаз или степень поражения зрения такая, что мяча уже не видно — тоже. Соответственно, есть три вида футбола: базовый обычный, модифицированный для безногих и модифицированный для слепых.

На самом деле их больше:

  1. Футбол ампутантов (Федерация ПОДА);
  2. Футбол тотально-слепых (В1) — паралимпийский вид спорта;
  3. Футбол слабовидящих (В2);
  4. Футбол глухих — сурдимпийский вид спорта;
  5. Футбол для лиц с заболеванием ДЦП;
  6. Футбол для лиц с нарушением ментальности;
  7. Футбол ХНИЗ — для лиц с хроническими неинфекционными заболеваниями (сахарный диабет и другие).

И есть 5 главных организаций, которые за них отвечают: ISOD — международная спортивная организации инвалидов с ампутациями, ENAS-FID — международная спортивная ассоциация для лиц с нарушенным интеллектом, CP-ISRA — международная ассоциация спорта и рекреации лиц с церебральным параличом, CISS — международный спортивный комитет глухих, IBSA — международная ассоциация спорта слепых. Исторически первым появился футбол для глухих в 1930-х, а в 1980-е появился почти одновременно футбол для ампутантов в Америке и футбол для ДЦП в Голландии. Ещё через 10 лет слепые спросили, есть ли что-то для них, и им предложили вариант. Заодно сделали правила и для тех, кто не может полностью осилить обычные правила. Относительно недавно появился футбол для людей с хроническими неинфекционными заболеваниями. В России была Ассоциация футбола инвалидов с 1991 года, которая в 1999 стала Федерацией футбола инвалидов России (ФФИР).

Кстати, да, люди с инвалидностью не хотят, чтобы их называли «людьми с ограниченными возможностями», как бы вежливо это ни звучало для вас. По крайней мере, конкретные спортивные организации на этом настаивают, за пределами спорта я слышал и обратные мнения.

Так как выглядит футбол ампутантов?

Важно количество и состояние оставшихся ног. Допустимые ситуации:

  • Класс А2. Односторонняя ампутация бедра.
  • Класс А4. Односторонняя ампутация голени. Минимальный физический недостаток для допуска к соревнованиям — ампутация должна проходить, по крайней мере, через голеностопный сустав.
  • Класс А6. Односторонняя ампутация плеча;
  • Класс А8. Односторонняя ампутация предплечья; минимальный физический недостаток — ампутация проходит по лучезапястному суставу.

То есть если нет трёх пальцев на ноге — с ампутантами по их правилам играть нельзя, дуйте в обычную сборную.

Ситуации:

  • Если протезы позволяют играть в обычной сборной и ребёнок (с родителями) готов ими рисковать — не проблема, пускай играет как обычно.
  • Ребёнок может играть в обычной сборной на костылях (точнее, на канадках, более управляемых костылях без упора в подмышку, но требующих более сильных рук) — в этом случае он явно не сравнится по ТТХ с другими игроками своей команды, что может быть скомпенсировано тем, что он при ударе по воротам даёт не 1, а 3 очка, например (и тогда на него будут пасовать с радостью).
  • Ребёнок может играть в отдельной группе ампутантов в футбол по другим правилам.

Сначала рассмотрим случай (3), где играют только ампутанты. Для нас это не основная ситуация, но разобраться в ней надо, прежде, чем идти дальше. Итак, в такой версии футбола используются канадки — это костыли, которые дают чуть другую точку опоры (кисть и предплечье), позволяя в конечном итоге бить единственной ногой при необходимости. Нагрузка на руки тут очень сильно растёт, меняется характер движений, отборов, но общая идея в том, что люди бегают на канадках и точно так же играют в футбол, как обычно. Вратари должны иметь обе ноги и одну руку, при этом они стоят в уменьшенных воротах. Площадка используется 55-65 метров на 35-45 метров, ворота 2×5, стойки не больше 8 см. Мяч 68-70 см диаметром массой от 410 до 450 грамм. Играется 7×7 (с вратарями). Два тайма по 20 минут с перерывом не больше 10 минут.

Ведения почти нет, только игра в пас.

Собственно, дальше тут рассказывать особо нечего, кроме, разве что, того, что бьют такие футболисты вполне себе сильно. Для удара нужны мышцы ноги, поворот корпуса и точка опоры. Точки опоры у них хорошие через руки, остальное есть. Главное — принять пас, дальше вратарь огребает по полной.

В принципе все дети которых готовы отпустить родители — они проделали колоссальную работу с реабилитолгами, они умеют садиться, вставать, правильно подпирать костыль для круговых движений верхним плечевым поясом. Могут делать движения руками, могут по необходимости даже отпускать костыли и бить ногой с опорой руками в землю.

Инклюзия

Теперь рассмотрим ситуацию, когда ребёнок-ампутант играет без протеза (на канадках) в обычной группе.

Насколько это полезно для ребёнка-инвалида? Коллеги из «РООИ Перспектива», обучавшие тренеров, утверждают, что очень полезно, поскольку в такой ситуации он чувствует себя вполне нормальным игроком. Гораздо больше нас интересовал вопрос, насколько это полезно для обычный детей школьной группы. То есть главный вопрос, который точно заинтересует родителей — насколько ребёнок с инвалидностью будет замедлять прогресс группы, и как на него отреагируют другие дети. Родители часто боятся детей с инвалидностью по иррациональным причинам. Мы не Норвегия, например, где они постоянно на улицах и ничем не отличаются по поведению от здоровых людей. Оказалось, что это крайне полезно и обычным детям — если очень коротко, потому что повышает их самооценку на сравнении. То есть, как это ни странно, такие занятия полезны обоим сторонам.

Тут надо сказать, что когда мы говорим про инклюзию, мы говорим про тех детей, кто может играть почти на равных по эффективности со здоровыми. То есть, повторюсь, если нет руки — ничего страшного для футбола вообще не случится, разве что вбрасывать будет кто-то другой, и то не факт. Такие дети просто могут приходить на тренировку, и тренер просто будет с ними работать, как с обычными, но с учётом психологической подготовки. А вот если ребёнок играет существенно хуже, то возможно три варианта:

  1. Инкюзивное занятие (разовое), когда он выходит на поле играть в обычный футбол по обычным правилам. Это один раз в несколько месяцев полезно всем, но чаще будет тормозить прогресс группы.
  2. Создание отдельной группы таких детей (как слепая футбольная сборная) — здесь они играют между собой в другую версию футбола.
  3. И включение здоровых детей в специальные виды футбола — с помощью той же повязки на глазах, например. Это тоже полезно раз в несколько месяцев для развития командных навыков и вообще понимания других людей. Но чаще — также ухудшает основные спортивные результаты.

В итоге мы выбрали следующий путь: дети могут заниматься в обычной группе, если готовы выдерживать все требования к здоровым игрокам. Для этого нужно будет работать больше здорового ребёнка, но таков путь. Если формируется группа людей с инвалидностью с общим диагнозом — они играют между собой. И если родители согласны, мы проводим раз в несколько месяцев тренировку по развитию командной игры в сложных условиях, когда группы перемешиваются и играют в модифицированный футбол. Модификации могут быть вплоть до того, что «у вас в команде человек на канадках, если он забивает, то это даёт 3 очка, а не одно», и дальше уже команда решает, пасовать на него или нет.

Отдельная группа правил касается детей с ДЦП. Для них делаются послабления в точности движений, например, другие правила задевания при фоле, допустим выход одной ногой при ведении за границу поля и так далее. Они не могут совершать точные движения, поэтому им просто прощаются ошибки моторики. Вот пример видео.

Как это выглядит на практике?

Сейчас мы подготовили тренеров части отделений работать с инклюзивным обучением детей с инвалидностью. Как правило, это дети, родители которых просто не уверены, что их можно и нужно вести на спорт — боятся, что засмеют, будут издеваться и так далее. Физических (медицинских) ограничений от врача обычно нет.

Проблема в том, что раньше не знали, как включать таких детей в процесс. У нас выгляди так: перед приходом в группу, тренер должен провести подготовительную беседу с детьми сборной. Должен рассказать, что есть такие люди, у которых нет одной конечности. Маленьким детям это объяснить очень сложно, они не умеют думать иначе как со своей точки зрения. Подростки нормально воспринимают эту концепцию. Затем новый ребёнок приходит и смотрит на тренировку, но сам первый раз не занимается. Задача — чтобы он привык и к нему привыкли, чтобы второй раз уже хотели с ним поиграть. Далее тренер должен подготовить для него отдельный комплекс упражнений — элементарная разминка должна совпасть с сего физическими возможностями. Надо потихоньку включать ребёнка в процесс игры. Очень важно отслеживать все моменты неприятия: если плохо смотрят, бурчат, выбивают костыли или ещё что-то, то нужно провести беседу с каждым агрессивным ребёнком наедине. В итоге ребёнок-ампутант должен почувствовать социлацизацию — чтобы дети его приняли. Лучше всего это делать там, где он уверен — например, на занятиях по тактике, разборах матчей и так далее, но не в тренировке сразу. Нельзя резко вводить ребёнка в процесс игры. Должна быть обязательно подготовительная часть для ребёнка и группы детей. Из практики наших тренеров (в том числе за пределами Метеора) — не было ярких случаев, чтобы здоровые дети обижали детей с физическими отклонениями (спасибо адекватным родителям).

Ну а дальше дети учатся максимально использовать возможности нового игрока. Лайфхак с «3 очка вместо одного» даёт и понимание, что же такое командность, и ролевое распределение (тоже важно для командности) и ещё кучу плюшек в плане психологии.

В работе с самим ребёнком с инвалидностью очень важно хвалить чаще, но только за реальные достижения, чтобы все видели, что по делу. Не опекать его сверх меры, и вообще уделять ему почти столько внимания, сколько и обычным игрокам. Упал? Не бежать, встанет сам и отряхнётся. И оценит, что его не прибежали спасать, а дали самому решить проблему. Не стараться помочь сверх меры, относиться как к обычному ребёнку. Ни в коем случае не выделять его в речи, например, не говорить о нём в третьем лице в его присутствии. Но при этом нужно уметь распознавать ситуации, когда ему реально нужна помощь, или когда он держится из последних сил (и это не связано со спортивной целью). Ну и доверять ему.

С 2012 года дети с инвалидностью могут учиться наравне, в частности, заниматься физкультурой вместе с другими детьми. Да, есть закрытые школы только для учеников с ДЦП, только для слепых и так далее. Но по закону школа не может отказать ребёнку с инвалидностью, потому что доступная среда и все дела. Другое дело, что в инклюзии нужно трезво оценивать, замедляет ребёнок прогресс группы или нет. Если готов быть на равных с остальными — скорее всего, ему лично придётся работать больше, но группу это не замедлит. Более того, мы же не гоним с физкультуры толстых детей, их никто не выделяет из массы, не даёт им никаких поблажек, не делает отдельные группы только для особо упитанных.

Ну и просто ещё одна история: у нашего тренера был парень, который считал себя неудачником, потому что одна нога у него была короче другой. Он верил, что это его ограничивает. Потом увидел, что творят люди с ампутациями — и понял, что он себе много чего навыдумывал. После совместного занятия у него резко повысилась общительность (оказывается, он ещё и стеснялся) и результаты.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей