Забытый поэт И. Дж-швили

Забытый поэт И. Дж-швили

Время чтения: 6 мин

Забытый поэт И. Дж-швили

Время чтения: 6 мин

В период с 1895 по 1896 гг. 16-летний семинарист Тифлисской духовной семинарии И. Джугашвили написал свои первые стихотворения. По словам близкого друга Сталина Петра Капанадзе, Сосело (уменьшительное от имени Иосиф) понёс свои стихи во влиятельную газету «Иверия» «по настойчивому требованию товарищей», где они и были опубликованы по одобрению главного редактора Ильи Чавчавадзе. Поэтическое творчество будущего «вождя народа» напрямую связано с именем это человека. Илья Чавчавадзе — классик грузинской литературы, поэт, писатель и журналист. Впоследствии Сталин назвал его «крупнейшей фигурой среди грузинских литераторов XIX и начала XX века». Для самой Грузии Чавчавадзе стал «отцом Отечества».

Молодой человек не был поэтом-неудачником. Его признавали, он был отмечен самим князем Чавчавадзе. А одно из его ранних стихотворений «Утро» в 1912 году вошло в учебник родного языка «Дэда Эна» (с груз. «Родная речь»). На русский язык «Утро» перевёл лауреат премии Московского комсомола Николай Добрюха.

«Утро»

Ветер пахнет фиалками,

Травы светятся росами,

Всё вокруг пробуждается,

Озаряется розами.

И певец из-под облака

Всё живее и сладостней,

Соловей нескончаемо

С миром делится радостью:

«Как ты радуешь, Родина,

Красоты своей радугой,

Так и каждый работою

Должен Родину радовать».

Иверия. 1895. № 280 (на груз. языке).

Конечно, трудно оценивать стихи, написанные на иностранном языке: при переводе особенности рифм, мелодичность, построение могут быть утрачены. Но, безусловно, стихотворение тонкое, красивое, в котором, к слову, уже прослеживаются марксистские настроения автора.

Нежеланный подарок

Произведения юного Сталина написаны на его родном языке, но все они были переведены на русский. В 1949 году Лаврентий Берия втайне от Сталина хотел издать его стихи к 70-летнему юбилею. Для этого он выбрал лучших переводчиков, среди которых были Борис Пастернак и Арсений Тарковский (отец режиссёра Андрея Тарковского). Последний, по словам писателя Виктора Кузнецова, получил папку со стихотворениями от главного редактора «Правды» Петра Поспелова на кремлёвском банкете.

По легенде, один из переводчиков, ознакомившись с черновиками, и не зная, кто их автор, сказал: «Заслуживают Сталинской премии первой степени». Но когда работа над переводами была в самом разгаре, последовал приказ о прекращении деятельности.

Сталин, прежде всего, вождь. Его сила и стальная воля никак не сочетаются с написанием стихов. Возможно, он думал, что люди расценят его творчество как слабость и мягкость. Сталин же, держа всю страну в ежовых рукавицах, не хотел этого допустить.

Когда луна своим сияньем

Вдруг озаряет мир земной

И свет её над дальней гранью

Играет бледной синевой,

Когда над рощею в лазури

Рокочут трели соловья

И нежный голос саламури

Звучит свободно, не таясь,

Когда, утихнув на мгновенье,

Вновь зазвенят в горах ключи

И ветра нежным дуновеньем

Разбужен тёмный лес в ночи,

Когда, кромешной тьмой томимый,

Вновь попадёт в свой скорбный край,

Когда кромешной тьмой томимый,

Увидит солнце невзначай, –

Тогда гнетущей душу тучи

Развеют сумрачный покров,

Надежда голосом могучим

Мне сердце пробуждает вновь,

Стремится ввысь душа поэта,

И сердце бьётся неспроста:

Я знаю, что надежда эта

Благословенна и чиста!

Авторитет для Сталина

Но есть ещё одна версия, которую рассказала жена Б. Пастернака Галина Нейгауз. По её словам, Сталин осознавал огромный поэтический дар Пастернака и даже не раз разговаривал с ним по телефону. А как-то он попросил поэта оценить стихотворения якобы одного из его друзей. Но Пастернак догадался, что эти стихи самого вождя. Когда он прочитал их, то счёл стихотворения неинтересными и банальными. Через некоторое время Сталин позвонил ему, чтобы узнать его мнение, но Пастернак решительно сказал: «Пускай ваш друг занимается другим делом, если оно у него есть». Сталин помолчал и сказал: «Спасибо за откровенность, так и передам». Пастернак думал, что после этого случая за ним приедут.

Ходил он от дома к дому,

Стучась у чужих дверей,

Со старым дубовым пандури,

С нехитрою песней своей.

А в песне его, а в песне –

Как солнечный блеск чиста,

Звучала великая правда,

Возвышенная мечта.

Сердца, превращённые в камень,

Заставить биться сумел,

У многих будил он разум,

Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,

Хранящие в сердце тьму,

Полную чашу отравы

Преподнесли ему.

Сказали ему: «Проклятый,

Пей, осуши до дна…

И песня твоя чужда нам,

И правда твоя не нужна!»

Иверия. 1895. № 218 (на груз. языке).

Подобно лермонтовскому «Нищему» автор развивает тему равнодушия и людской чёрствости. Думаю, под лирическим героем Сталин представлял самого себя, отвергнутого обществом из-за революционных идей.

«Витязь в тигровой шкуре»

На 1937 год к 750-летию величайшей грузинской поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» были запланированы её переводы на русский язык. Его выполняли такие поэты как Николай Заболоцкий, Георгий Цагарели и Пантелеймон Петренко. Помимо них, работал над эпической поэмой и грузинский философ, литературовед, Академик Академии наук Грузинской ССР Шалва Нуцубидзе. Но в тот же год его арестовали.

Удивительно, на одном из допросов у переводчика спросили, не хочет ли он продолжить перевод. Нуцубидзе согласился. Каждый день на строго определённое время ему отдавали бумагу и карандаш. Вскоре его освободили с обязательством завершить работу. Когда он закончил перевод, Нуцубидзе получил письмо от Сталина: «До последнего времени я думал, что лучшим переводом Руставели является перевод Петренко. Ознакомившись с переводом Нуцубидзе, я считаю, что он лучше перевода Петренко. Мне не понравилась только строфа 1416. Она должна быть более действенна. Я изменил в ней кое-что, и получилась следующая штука:

Вдруг коней вперёд рванули, засвистели плети мигом,

Кони врезались, весь город огласился воем, визгом –

С трех сторон втроём ворвались, понеслися буйно, с гиком,

Гром атаки, бой литавров вмиг смешались с воплем, с криком.

Если Нуцубидзе это подойдет, пусть он её напечатает. Если нужно, пусть он её озвучит. Во всяком случае, хорошее надо заменить лучшим».

Вариант Сталина вошёл в законченное издание «Витязя». От какого-либо соавторства он отказался.

Поэту, певцу крестьянского труда, князю Рафаэлу Эристави*

Когда крестьянской горькой долей,

Певец, ты тронут был до слёз,

С тех пор немало жгучей боли

Тебе увидеть привелось.

Когда ты ликовал, взволнован

Величием своей страны,

Твои звучали песни, словно

Лились с небесной вышины.

Когда, Отчизной вдохновлённый,

Заветных струн касался ты,

То, словно юноша влюблённый,

Ей посвящал свои мечты.

С тех пор с народом воедино

Ты связан узами любви,

И в сердце каждого грузина

Ты памятник воздвиг себе.

Певца Отчизны труд упорный

Награда увенчать должна:

Уже пустило семя корни,

Теперь ты жатву пожинай.

Не зря народ тебя прославил,

Перешагнёшь ты грань веков,

И пусть подобных Эристави

Страна моя растит сынов.

Иверия. 1895. № 203 (на груз. языке)

* Рафаэль Эристави — известный грузинский поэт, этнограф, переводчик.

Аргументы и Факты

1) Широкая аудитория впервые узнала о творчестве Сталина из биографии, написанной членом Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП (б) Емельяном Ярославским. Она была издана в 1939 г. — к 60-летнему юбилею вождя. В этой книге Ярославский привёл строки из стихотворения Сталина «Луне».

2) 21 декабря 1939 г. в тбилисской газете «Заря Востока» вышла статья некоего Н. Николаишвили «Стихи юного Сталина». Автор этой статьи сообщил о шести стихотворениях, опубликованных Сталиным в юности. Пять из них были напечатаны в июне–декабре 1895 г. в журнале «Иверия» за подписью И. Дж-швили (Джугашвили), а затем — Сосело. Шестое стихотворение «Старец Ниника» было напечатано в газете «Квали» в июле 1896 г.

«Луне»

Плыви, как прежде, неустанно

Над скрытой тучами землёй,

Своим серебряным сияньем

Развей тумана мрак густой.

К земле, раскинувшейся сонно,

С улыбкой нежною склонись,

Пой колыбельную Казбеку,

Чьи льды к тебе стремятся ввысь.

Но твёрдо знай, кто был однажды

Повергнут в прах и угнетён,

Ещё сравняется с Мтацминдой*,

Своей надеждой окрылен.

Сияй на тёмном небосводе,

Лучами бледными играй

И, как бывало, ровным светом

Ты озари мне отчий край.

Я грудь свою тебе раскрою,

Навстречу руку протяну

И снова с трепетом душевным

Увижу светлую луну.

Иверия. 1895. № 123 (на груз. языке).

* Гора Мтацминда (с груз. Святая гора) — место, в котором захоронены грузинские герои (прим. автора).

Разрыв с Чавчавадзе

Публикацию стихотворения Джугашвили «Старик Ниника» 28 июля 1896 года в марксистской газете «Квали» некоторые исследователи связывают с разрывом Джугашвили с Ильёй Чавчавадзе (предполагается, что редактор отказался напечатать это стихотворение. Иногда также утверждается, что разрыву сопутствовало наставление юному поэту перестать заниматься творчеством). Издавал «Квали» писатель, поэт, публицист Георгий Церетели.

«Старик Ниника»

Постарел наш друг Ниника,

Сломлен злою сединой.

Плечи мощные поникли,

Стал беспомощным герой.

Вот беда! Когда, бывало,

Он с неистовым серпом

Проходил по полю шквалом –

Сноп валился за снопом.

По жнивью шагал он прямо,

Отирая пот с лица,

И тогда веселья пламя

Озаряло молодца.

А теперь не ходят ноги –

Злая старость не щадит…

Всё лежит старик убогий,

Внукам сказки говорит.

А когда услышит с нивы

Песню вольного труда,

Сердце, крепкое на диво,

Встрепенётся, как всегда.

Квали. 1896. № 32 (на груз. языке).

Гимн Сталина / Последнее стихотворение

Сталин принял небольшое участие в создании гимна СССР (1943 г.). По словам Сергея Михалкова, «вождь народов» добавил в третий куплет слова о «захватчиках подлых». А Эль-Регистан (соавтор гимна) говорил о том, что Сталин заменил строку «Нам Ленин в грядущее путь озарил» на «И Ленин великий нам путь озарил» во втором куплете.

В книге Владимира Мерзлякова «Легион „Белой смерти“» опубликовано стихотворение якобы самого Сталина, написанного в 1952 году. Если это произведение действительно его, то оно последнее в творчестве Джугашвили. В этом стихотворении лирический герой вспоминает всю свою жизнь. Он признаётся, что «во многом виноват». Но несмотря на это, он старался быть «послушником» старался выполнять всё, что скажет бог. И в награду он получает покой, которого так долго ждал.

«Послушники»

Поговорим о вечности с тобою:

Конечно, я во многом виноват!

Но кто-то правил и моей судьбою,

Я ощущал тот вездесущий взгляд.

Он не давал ни сна мне, ни покоя,

Он жил во мне и правил свыше мной.

И я, как раб вселенного настроя,

Железной волей управлял страной.

Кем был мой тайный, высший повелитель?

Чего хотел он, управляя мной?

Я словно раб, судья и исполнитель –

Был всем над этой нищею страной.

И было всё тогда непостижимо:

Откуда брались силы, воля, власть.

Моя душа, как колесо машины,

Переминала миллионов страсть.

И лишь потом, весною, в 45-м,

Он прошептал мне тихо на ушко:

Ты был моим послушником, солдатом

«И твой покой уже недалеко!»

Источники:

1. «Вестник русско-американской жизни». 07.01.2004. № 1(338).

2. Н. Николаишвили «Стихи юного Сталина».

3. Виктор Кузнецов «Поэты Тарковский и Джугашвили».

4. Капанадзе П. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 4. Д. 669 Л. 47.

5. Громов Е. С. Сталин: искусство и власть. М.: Эксмо, Алгоритм, 2003. С. 27; РГАСПИ, Ф.558, Д. 669, Л. 46–47.

6. Капанадзе П. Воспоминания.

7. Емельян Ярославский «О товарище Сталине».

8. Келенджеридзе М. Стихи юного Сталина. // Рассказы о великом Сталине. Т. 2. Тбилиси, 1941.

9. Г. Нейгауз. О Борисе Пастернаке, Литературная Грузия, 1988, № 2, 205.

10. Иремашвили И. Сталин и трагедия Грузии. М., 2008.

11. Владимир Мерзляков «Легион „Белой смерти“». // Биографии и Мемуары.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей