Написать в блог
Когда занятия английским языком — пустой ритуал

Когда занятия английским языком — пустой ритуал

Бесполезные ритуалы выполняются не только священниками в церкви
Время чтения: 13 мин

Когда занятия английским языком — пустой ритуал

Бесполезные ритуалы выполняются не только священниками в церкви
Время чтения: 13 мин

Если глава русской православной церкви требует ему предоставить охрану из ФСО, то очевидно, что пустой ритуал и реальная жизнь никак не связаны. Игрушечная машинка вас из Москвы в Петербург не довезёт, но поиграться с ней со своими друзьями, повысить свой социальный статус и повоображать вы можете. Помогут ли вам навыки, полученные в такой игре, научиться водить настоящий автомобиль?

Не сдать аттестацию даже на синий пояс в пондишерском клубе таеквондо сможет только инвалид. Вы можете гордо повязать себе этот пояс и повесить сертификат себе на стену в своей кухне, но эти ритуальные действия вам мало помогут в драке с уличным хулиганом. Вы можете подарить своей любимой дочери диплом иняза и повесить его в позолоченной рамочке, но мозгов от этого у неё не прибавится. Зато она сможет с ним потом устроиться на работу в школу и мучить там детей.

В конце-концов, дети догадываются, что родители их отправляют в школу не для того, чтобы они там выучили иностранный язык, а чтобы глаза дома не мозолили, чтобы учились там терпеть унижения и издевательства (полезные навыки для будущих рабов), правильно употреблять наркотики, правильно материться, списывать у своих одноклассников, заводить полезных друзей, ходить там строем, драться в туалете, спать на уроках, не задавать вопросов учителю, и прочим жизненно необходимым навыкам выживания в полуазиатских джунглях, в которых, тем не менее, правила игры меняются довольно быстро. Однако социально успешные африканские дикари-эмигранты почему-то чаще всего не могут приспособиться к жизни в цивилизованных странах.

Если вам нужно по-настоящему овладеть какими-то или всеми из языковых навыков (чтение, письмо, восприятие на слух и говорение), то заниматься самообманом, делая вид, что вы или ваш ребёнок «учится», не имеет смысла.

Для начала задайте себе простой вопрос: почему лишь 1% из 15-летних школьников в России сумели наотлично выполнить тесты PISA по чтению на русском языке? Ведь иностранный язык никогда не получится выучить лучше родного.

А почему для достижения уровня В2 в английском языке (что выше максимального уровня ЕГЭ) в Кембридже указывают цифру в 200 часов классной работы? Ведь на уроках ваш сосед Вася-сантехник тоже отсидел в 2-3 раза больше часов, а по английски как ничего не понимал, так и не понимает. Как же так? Ритуальный курс обучения-то он тоже «прошёл»!

Итак, у нас есть 2 главных вида ритуалов — урок и экзамен. И там, и там каким-то чудесным образом выставляются оценки.

Урок в школе

Можете ли вы завтра начать преподавать классический индийский танцевальный театр? Правильный ответ — можете, если вы последователь Остапа Бендера. Интересно, что даже в самых престижных московских школах уровень устной речи преподавателя нередко ниже уровня речи воспитанника детского сада в Англии. Привить любовь к своему предмету может только энтузиаст своего дела, который в совершенстве (т.е. хотя бы на уровне С2) освоил язык. 99% преподавателей же учили английский для того, чтобы потом зарабатывать на его преподавании, и поэтому они прекращают его изучение после получения какой-то корочки, и уровень падает! Спросите вашего учителя, что лично он узнал нового в английском за последние 2-3 дня.

Учат почти всегда по одному курсу, чтобы учащиеся имели возможность списывать правильные ответы из решебников, и чтобы по тем же решебникам необразованные учителя проверяли домашнее задание. Ритуальные действия описываются в методичке и в книге для учителя, потому что без них он вообще ничего не сможет сделать на уроке. Во многих школах преподаватель в прямой форме запрещает задавать ему любые вопросы, поскольку боится опозориться и потерять свой пусть формальный, но авторитет.

Зашоривание мозгов будущему электорату осуществляется с самого раннего возраста. В Книге для родителей к учебнику Верещагиной для 5-го класса (такая есть, конечно же, только в славной России, где учителя в школе делают вид, что учат детей), 2013, на стр. 126 имеется Параграф 47, Альтернативные вопросы, где пишут Have you spoken to the secretary or to the manager? и «объясняют»: на альтернативные вопрос… ответ всегда должен быть полным. I have spoken to the manager. У неглупых учеников, которые не находятся в полусонном состоянии, будет возникать вопрос к родителям: почему не написали Have you spoken to the secretary or the manager? Можно ли ответить не полным ответом (I have spoken to the manager), а лишь The manager или To the manager? Стр. 127, параграф 48, Разделительные вопросы. Типичные ошибки: I am right, am I? ---> I am right, aren't I? Вопрос к родителям: действительно ли это ошибка? Употребляют ли носители английского I am right, am I? Если да, то когда, и какое значение этого предложения? Если у неглупых учеников таких вопросов НЕ возникает, и они не находятся в состоянии полусна, то поможет им только почемучечная восстановительная психотерапия в рамках методики ИнДидакт.

В школе предполагается, что учиться в группе неинтересно, и вопросов у учащихся много возникать не может, потому что если в группе из 15 студентов каждый начнёт задавать много вопросов, то в назначенное время урок явно не закончить, да и у студентов сложится впечатление, что они просто все вместе что-то обсуждали, а самого «урока " не было. Главное — ритуально «пройти» курс одного учебника или просто набор каких-то бесполезных заданий (в основном на угадывание) и «ritualised lesson stages».

Наукообразный ритуал — это нечто святое даже в быстро коммерциализирующимся Кембридже. Вы же не будете подавать в суд на священника, который освятил автомобиль, который потом через час попал в аварию, не так ли? Попозже студенты обнаружат, что они почему-то не понимают многого из других учебников такого же уровня, который они уже вроде бы «прошли». Пойдите в какую-нибудь «солидную» школу и узнайте, сколько студентов проходят по второму и третьему разу программу одного и того же уровня, часто… по одному и тому же учебнику!

Но поставьте себя на место издателя учебника: он же знает, что, если включать весь материал за какой-то уровень в одну книгу, то объём её увеличится раз в 20, а то и больше, и её точно никто не купит. Вы-то сами много 1000-страничных книг прочитали от начала до конца?

Стажёров на курсах CELTA учат не «организации эффективного учебного процесса», а скорее «организации эффектного учебного процесса». То есть, главное, создать у студента впечатление, что он быстро продвигается вперёд. Это достигается, например посредством жёсткого следования очень узкой линии и регламенту запланированного урока, частой смены видов работы, а также формальной проверкой овладения материалом, когда студенту даются только такие ритуальные проверочные задания, которые он точно сможет с удовлетворением успешно выполнить. Получается интересно: большинство учащихся согласны делать только лёгкие задания, которые не заставляют напрягаться их мозг. Представьте себе, если ваши гантели будут весить всего 100 грамм. Вот это и есть элемент ритуала.

Жёсткое, ритуальное следование процедуре подразумевает, что учитель может точно предсказать, что именно будет интересно для каждого студента в группе, и какие именно трудности возникнут у каждого из них. Если учитель отходит немного в сторону от узкой линии запланированного урока, следуя спонтанно возникающим вопросам у студентов, то ему снизят оценки за урок, потому что предполагается, что учитель языка толком не знает, и поэтому сообразить что-то на лету не сумеет.

От учителя ожидают, что он может точно предсказать для каждого студента в группе, за какое время они смогут «закончить» какое-то упражнение или разбор какой-то темы. Главное — это вовремя закончить (а иначе снизят оценки за урок), поэтому каждый контрольный вопрос для проверки овладения материалом задаётся каждому студенту таким образом, чтобы просто повысить его самооценку и продемонстрировать инструктору, что урок «проведен» успешно. Стажёр знает, что этот вот студент много чего так и не усвоил, но обращать на это внимание ему не разрешается, а то опять снизят оценки за урок.

Оценки в школе ставят по-разному. За один и тот же ответ один учитель может вам поставить тройку, а другой — пятёрку. Оценки чаще всего ставятся за поведение на уроке, и любимчики учителя получают только отличные отметки. Троечники ведут два дневника. Страх получить плохую отметку убивает весь интерес к учёбе. Именно поэтому в школах Финляндии, которые по результатам PISA всегда на первых местах, ученики даже не знают, какие оценки на тестах они получают. Текущие баллы — критерий и основание начисления «стимулирующих» выплат, которые часто составляют 30% фонда зарплаты школьного учителя в России, поэтому в школе на оценки щедры.

Делать открытые уроки учителя боятся. Такие уроки специально предварительно репетируют (вот вам ещё ритуал), потому что без репетиции даже самые глупые родители заметят, что дети вообще там ничего не понимают. Если кто-то выложит запись обычного урока в Ютуб, то это может привести к инфаркту у учителя. В разных «христианских» сектах тоже ведь не выкладывают их сексуальные оргии, не так ли? После закрытия специализированных школ для умственно отсталых и психически больных детей, в рамках «инклюзивного» обучения, школьные уроки будут больше напоминать такие оргии. Вот если бы знали, что получать специальное образование и знать психопатологию учителю для работы с психбольными не требуется, сколько бы бюджетных денег уже было сэкономлено!

Классы в обычных школах набирают по возрасту, а не по уровню знаний или по способностям. Талантливых учеников в группе обзывают «заучками» и «ботаниками», и всеми силами тянут назад в болото. Если разница в уровне знаний в группе увеличивается, квалифицированный преподаватель обязан перекомплектовывать группы. Помогая более слабым ученикам, более сильные приобретают более глубокие и прочные знания, однако правильная организация этого процесса требует от преподавателя высокой квалификации в области психологии, которой у них просто-напросто почти никогда нет. Если преподаватель, работая с группой, всегда уделяет намного больше внимания ученикам, которые лучше усваивают материал, то слабые мало что выучат.

А на чём основан график уроков и каникул? Прежде, чем планировать на изучение английского 2-3 часа в неделю, попробуйте поездить на велосипеде со скоростью 2-3 км в час. Люди, которые планируют такой график, берут долларовый кредит в банке под 20% годовых на 50 лет. В результате им придётся потратить намного больше часов своей жизни на достижении какого-то уровня в английском. Ну а после каникул школьники успевают забывать почти всё, что учили в прошлом году. Этот график был изобретён в СССР, когда передачи ВВС на русском глушили, а на английском — нет. Нельзя было дать возможность рабам услышать идеологически «неправильную» информацию, а то и так рабы эти пытались перемахнуть за железный занавес.

Поэтому уровень загруженности в школе нужно было держать на максимуме, чтобы школьник уставал и ничего не соображал на последних уроках. На Западе же и в нескольких элитных школах в России, где учатся по британским или американским программам дети рабовладельцев, чаще всего в каждом классе изучаются всего несколько предметов, и дети после уроков к репетиторам ходят редко. Сейчас, когда СССР в России возрождается, тоже требуется оболванить электорат. А высокий уровень информационного шума отвлекает его внимание.

В большинстве существующих учебников, в особенности созданных в традициях советских инязов и их методических наследников, используется принцип чистой дедукции: вам сначала в абстрактных терминах даётся правило, а потом — примеры. Чтобы понять, подойдут ли вам такие учебники, проделайте один эксперимент. Напишите сложноподчинённое предложение, в котором: придаточная часть является сложносочинённым предложением, находящимся внутри главной, и непрямое дополнение в одной из частей которого выражено фразеологическим оборотом с безличным местоимением в дательном падеже, и присоединяется к главной с помощью расчленённого составного подчинительного союза, перед которым стоит ограничительная частица, причём первая часть составного союза входит в ряд параллельных конструкций; сказуемое в главном предложении состоит из глагола второго склонения в страдательном залоге сослагательного наклонения; подлежащее в придаточном предложении, которое содержит деепричастный оборот, выражено именем существительным, а в главном — неопределённым местоимением.

Экзамены

Всем хочется знать, что означет «уровень» знания языка, как он определяется, и какое отношение имеют результаты экзаменов к языковым знаниям и навыкам, требующимися в реальной жизни. В реальной жизни, когда вы пытаетесь понять, что говорит собеседник, никто никаких списков с тремя-четырьмя вариантами какого-то слова, из которых вам надо будет выбрать один «правильный», перед вами держать не будет. Но если бы студентам предложили составлять и писать свои собственные ответы, то компьютер проверить их не смог бы, а дополнительным экзаменаторам надо было бы платить зарплату.

ALTE даёт определение уровня С2 (Mastery, или Proficiency) в иностранном языке как уровень, который может во многих отношениях превосходить уровень среднестатистического носителя языка. Но тут-то и кроется чистой воды мошенничество в таком псевдонаучном определении: ведь согласно тестам PISA по чтению на родном языке, в среднем финны знают финский язык в 2 раза лучше, чем русские — русский!!! Вот что значит политизация, коммерциализация и дебилизация науки и образования.

Более того, уровень среднестатистического англичанина никем и никогда не определялся из-за отсутствия объективных методов оценки даже хотя бы одного навыка — письма. Если ЕГЭ по русскому языку и литературе большая часть российских школьников (правда, при этом получается, что в Дагестане русский язык и литературу знают лучше всех в мире!), то аналогичный экзамен по английскому языку в Великобритании сдают только 3,7% выпускников — один из тридцати — (всего около 80 тысяч человек!!!), а по литературе — гораздо меньше.

Если Минобразования было вынуждено в 2014 году резко понизить стандарты ЕГЭ по русскому языку потому, что иначе четверть выпускников аттестаты не получили бы вообще, то в Великобритании планку понижают постепенно уже второй десяток лет, о чём там периодически скандалит пресса.

Вы можете найти множество разных тестов по английскому языку. Одни покажут, что вы знаете английский плохо, других — что посредственно, а третьи — что вы Шекспир. Большинство тестов — это просто имитация настоящих, солидных экзаменов.

Все, кому не лень, начиная с UCLES, CEFR, ALTE, OECD/PISA, ILR, ACTFL, NB OPS, CLB, PSC, и заканчивая мелкими школами, разрабатывают и проталкивают свои собственные идеи, тесты или даже экзамены для определения уровней владения языком, и некоторые пробуют как-то соотносить свои градации с другими, правда, только идиот будет всерьёз сопоставлять монолог на устном экзамене TOEFL и диалог на устном экзамене IELTS.

Из всех вышеперечисленных организаций, UCLES, является наиболее авторитетным, так как его экзамены наиболее объективны, хотя и в них многие ответы можно с достаточно высокой вероятностью правильно выбрать наугад. Из-за коммерциализации услуг в области образования и политизации, UCLES делает не только высококачественную продукцию вроде экзаменов PET, KET, FCE, CAE и CPE, но и «всеуровневый» экзамен IELTS, который, как и TOEFL, толком ничего не тестирует, поэтому их результаты действительны только на протяжении двух лет, и поэтому на диаграмме столбик Proficiency в CPE в 3 раза выше столбика C2 в IELTS. Угадайте, почему ряд зарубежных вузов заставляет многих россиян пересдавать экзамен IELTS в соседних странах. Ой, вы этого не знали, не так ли?

Pearson Longman, у которых не очень получается проталкивать свои собственные экзамены, открыто критикуют соотношения оценок на разных экзаменах и поясняют, что «быть на каком-то уровне» CEFR не значит (1) «быть способным выполнять ВСЕ задания» для этого уровня, а лишь (2) «что вероятность того, что вы сможете выполнить какое-то задание этого уровня, больше, чем вероятность того, что не сможете». Для того, чтобы добиться (1), нужно куда больше времени. Теперь вы поняли, почему Oxford Essential Dictionary, который якобы охватывает лишь Elementary и Pre-intermediate уровни, содержит «24000 слов, фраз и значений», а не «1800 слов»? Только вы не поняли, что с этим огромным массивом надо — или не надо — делать.

На первые экзамены СРЕ в начале прошлого века пришло 3 кандидата, и ни один из них их не смог одолеть. Сейчас, например, из пяти экзаменов на СРЕ уже убрали самый сложный, по Use of English, поскольку многие раньше жаловались, что CPE шибко сложон быль, поэтому вы можете встретить множество людей, недавно наотлично его сдавших (неизвестно как: с помощью микронаушников или без), которые не в состоянии говорить более-менее сложными и правильными предложениями с более-менее правильным произношением, о чём вам скажет любой мало-мальски образованный англичанин и даже американец. Проблема в том, что даже после курса «калибрирования оценивания», расхождения в оценке вашего говорения и письма разными экзаменаторами часто будут достигать 50%, но об этом упоминать в Кембридже не принято.

Любой экзамен — это лотерея, то есть, вы никогда не найдёте статистики по результатам пересдач и апелляций. Если взять проверку сочинений, то непонятно, как будут экзаменаторы оценивать многие параметры, всё-таки в значительной степени зависящие от субъективной интерпретации. Если экзаменатору ваши высказывания не совсем ясны или, не дай бог, противоречат его собственным, или если их ему просто не очень приятно слышать, то оценки вам гарантированно снизят. А если устный (Speaking) экзамен на Certificate of Proficiency in English, который сейчас длится всего 16 минут, принимался русским экзаменатором в Москве, то оценки будут весьма отличны от оценок шотландского экзаменатора. Из-за ограничения по времени, экзамены будут сдавать лучше те люди, у которых высокая скорость речи.

При подготовке к экзаменам вы не столько учитесь выражать свои мысли, чувства, взгляды, истолковать тексты, рассказывать о своих приключениях, работе, семье, сколько в основном заучиваете чьи-то готовые предложения, фразы и ответы, которые принесут вам наибольшее количество баллов на экзамене. Это в особенности относится к Speaking и Writing. Например, возможно вам нравится жить в деревне, но на лету вы больше внушительных и ярких аргументов можете вспомнить за житье в большом городе. Умение врать, конечно, пригодится в некоторых странах больше, чем в других.

«Девочки все честно признаются (у нас тут встреча группы была. я подняла вопрос), что ЕГЭ никто из них не сдаст — ты чего, говорят, — с ума сошла, Марина. Пусть дети сдают, а у нас есть дипломы». Подумайте, почему в недавно появившихся выпускных школьных горе-экзаменах ЗНО устного экзамена нет вообще, а говорение в ЕГЭ были вынуждены отменять якобы из-за «недостаточного числа подготовленных экспертов». Что это говорит о выпускниках инязов в СНГ, которые научат вас составлять предложения вроде «Лось вышел на опушку леса и завыл от досады»? Даже соавтор ЕГЭ в нём не просто сварганила в инструкции к заданию: «Choose one photo to present to your friend. You have one minute to think it over», но и умудрилась разместить этого лося на кембриджском сайте.

Так какое отношение имеют результаты тестов к реальной жизни?

Как пишет Надя, «Не смотря на такой результат (IELTS: Listening 9, Reading 8, Speaking 7.5, Writing 7), для полноценной жизни английского катастрофически не хватает. Точнее не совсем так. Для общих бытовых нужд хватает без проблем (особенно когда барьер слетел). Для того, чтобы быть интересным (ну или хотя бы адекватным) собеседником без тыканий пальцем и выражений вроде „эээ, та штука, которая как та штука, как это будет по-вашему“ или свободно высказать свою мысль и чтобы тебя поняли без переспрашиваний, уточнений, непониманий — даже не близко. »

Вы никогда не научитесь точно и внятно выражать свои собственные мысли и чувства устно и письменно (а не просто невпопад повторять заученные фразы и вставлять клише без учёта контекста), если будете просто делать те упражнения из учебников, правильные ответы на которые вы и сами можете посмотреть в конце книги или в решебнике, но которые вам не помогут понять, почему что-то «правильно», а что-то — нет. Такие упражнения созданы для умственно отсталых детей и учителей, и легко проверяются компьютером.

Для того, чтобы свободно говорить и легко писать, нужно комбинировать сочинения с расширенными интервальными сравнительными пересказами и даже с интервальными сопоставительными обратными переводами для наиболее глубокой проработки домашнего задания, чтобы научиться точно и внятно выражать свои собственные мысли и чувства в ситуациях, в которые вероятно попадёте вы, а не Алиса в Зазеркалье, космонавт на луне или фермер в Техасе.

Большинство тестов проводится в черно-белом (без оттенков серого) режиме «правильно-неправильно». Практически все существующие тесты пытаются оценить знание ограниченного спектра литературного языка только полуформального или формального стилей (textbook English), поэтому если вы сдали какой-то серьёзный экзамен (а не просто самодельный тест в вашей школе, проведеный свежеиспеченным выпускником местного ин.яза), и «оказались» на каком-то уровне, то не думайте, что это вам очень поможет в общении в повседневной жизни. Textbook English является центральной, наиболее стандартизированной и наиболее частовстречающейся частью языка, но стоит выйти за узкие рамки материала в вашем учебнике, и ваш учитель не сможет объяснить вам контрольные вопросы из серии «Завали учителя английского языка!»

Если бы все мелкие частные случаи рассматривались в учебниках, то объём этой «мелочи» привёл бы к увеличению страниц в учебнике в… 10 раз! Например, типов условных предложений, согласно обычным учебникам, бывает всего 3. Однако, если вы посчитаете все возможные комбинации времён и умножите на это число вариации с модальными глаголами, то получится просто пугающая цифра. Так стоит ли пугать ученика, который учиться не хочет, а хочет «побыстрее выучить» язык? Когда мне приходилось переходить полуторакилометровое поле пшеницы, каждый раз, бросая взгляд на другой конец, мне хотелось остановиться и повернуть назад. Я решил смотреть только под ноги и рассматривать растения, которые расли по краям тропинки. И не замечал, как доходил до другого конца. Сейчас, когда я уплываю в океан на километр вглубь, я редко погладываю на кораблики вдали, ведь если бы я смотрел на них, мне бы казалось, что я почти стою на месте.

Учтите, что если вы на экзамене, например, уровня Upper-Intermediate (FCE) сдали все части на максимальные баллы, то это лишь означает, что уровень вашего чтения уровня на полтора, а то и два, выше уровня вашего говорения, а уровень вашего письма — ниже по меньшей мере на полуровня сложности текста, который вы можете понять на слух. Если вам в школе поставили пятёрку по сочинению по Гоголю, то это ещё не значит, что вы сами можете писать на уровне Гоголя. Так что если вы получили свой СРЕ, то вам не то что до Шекспира — даже до уровня журналиста The Guardian — ой как далеко.

В инязах не учат, как поместить учебный материал в долговременную и в быструю виды памяти, ведь для этого требуется, чтобы материал осваивался, осмысливался и повторялся определёнными, неизвестными для профессоров инязов СНГ, способами, которые вырабатывают настоящее понимание (а не иллюзии понимания) и устойчивые навыки правильного употребления языка в устной и письменной речи.

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет