Недетский разговор

Недетский разговор

Юрий Белановский о движении «Даниловцы» и о счастье быть собой
Время чтения: 6 мин

— С чего началось создание добровольческого движения? (Владимир, гимназия 79, г. Ульяновск)

— Это был 2008 год, я тогда вместе со своими друзьями работал при Даниловом монастыре. У нас был там молодёжный центр, в котором мы вместе с молодыми людьми организовали просветительские занятия, детские лагеря и ещё много всего. В тот год ко мне обратился мой знакомый, Андрей Мещеринов, и предложил организовать отдельное добровольческое движение, потому что та работа, которой мы занимались была очень похожа на социальное волонтёрство, но таковым не значилась. Он хотел помогать детям с онкологическими заболеваниями одной из московских больниц. Чуть позже выяснилось, что знакомых из того учреждения ни у кого из нас нет и мы решили обратиться с просьбой к благотворительному фонду «Подари жизнь». Тогда его возглавляла Галина Владимировна Чаликова. Ей понравилась наша идея и она предложила начать с Института нейрохирургии имени Бурденко. С тех пор каждый понедельник и среду к этим детям приходят волонтёры. А потом стали появляться всё новые и новые направления. Известный нарколог, Олег Владимирович Зыков, предложил нам работать в детском приюте «Дорога к дому» и помогать в детском нарко-диспансере подросткам в непростой жизненной ситуации, когда они вынуждены были прибегнуть к алкоголю или даже к наркотикам. Так, за первый год мы появились в 4 или 5 учреждениях и всё стало постепенно развиваться. Здесь хочу подчеркнуть, что мы всегда отталкиваемся от конкретных желаний. В данном случае интерес был у Андрея Мещеринова: он сказал, что хочет помогать определённой категории детей, что мы вместе и сделали.

— Какие трудности у вас были на вашем пути, когда вы шли к благотворительности? (Полина Чурбанова, гимназия 44, г. Ульяновск)

— Когда мы с командой только начали работать в этой сфере, было достаточно много трудных вопросов, связанных с развитием волонтёрских проектов в больницах и сиротских учреждениях. Возможно, вы знаете такого японского известного мультипликатора Хаяо Миядзаки. Так вот у него есть сын Гоа Миядзаки. Он тоже мультипликатор и снимает отличные мультики. И как-то в одном интервью его спросили: «А как ты относишься к тому, что ты работаешь в той же сфере, что и твой отец, великий мультипликатор?». На что Гоа ответил, что, конечно, это всё очень трудно и очень часто ему не хватает опыта, но у него есть веская причина и благородная цель, благодаря чему всё получается. Я уверен, что у нас тоже всё началось с «веской причины и благородной цели».

— Как появилось название «Даниловцы»?

— Дело в том, что изначально мы с друзьями работали в Даниловом монастыре, который основал князь Даниил Московский, один из сыновей Александра Невского, и мы решили назвать своё движение в честь него.

— Что самое сложное в управлении добровольческим движением? (Арина Григорьева, гимназия 44, г. Ульяновск)

— Самое сложное это то, что оно по природе своей неуправляемо. Это совсем не менеджмент в привычном смысле слова, когда есть я, у меня есть деньги и я как начальник нанимаю вас, даю вам 100 рублей и за это вы мне что-то делаете. Сделаешь плохо я тебе дам не 100 рублей, а 50, сделаешь совсем плохо я тебе вообще ничего не дам. Это трудовые отношения, волонтёрские они совершенно другие. Человек приходит не ради меня, а ради какого-то дела. Зачастую он даже не задумывается, зачем нужна организация, он не понимает, что для управления волонтёрами требуется создать целую систему, чтобы прежде всего снять с них какую-то ответственность и решить все организационные вопросы. Когда я учился в институте мне рассказывали вот такую байку: перед каким-то конструкторским бюро была поставлена задача упростить попадание Леонида Ильича Брежнева в самолёт, сделать так, чтобы он даже не понял, как он там очутился. Думаю, что управление волонтёрами подразумевает как раз такую задачу: создать комфортные условия для человека, который захотел помочь другому.

— Мы ознакомились с работой движения и заметили: что вы помогаете не только бездомным и людям с ограниченными возможностями здоровья, но и заключённым. Отсюда вопрос: в какой момент и как возникла идея помогать заключённым?

— Наша организация ориентируется прежде всего на тех людей, которым что-то интересно, которые что-то предлагают. Соответственно, была такая история: одна моя знакомая давно помогает заключённым и однажды она предложила нам попробовать себя в помощи людям, находящимся в местах лишения свободы. После разговора с координатором нашего движения оказалось, что нам это направление интересно, так как поступают запросы на оказание подобной помощи. Сейчас работа строится следующим образом: к нам приходят письма, и мы их распределяем между людьми, которые готовы стать друзьями по переписке. Единственное, мы сразу обозначаем для заключённого границы: наша помощь заключается в общении, но нести ответственность за устройство жизни человека после освобождения мы не готовы. Это направление существует у нас вот уже 8 лет.

Кроме переписки, наш координатор вместе с несколькими волонтёрами периодически раз в месяц, ездит в Можайск к заключённым и проводит там занятия. У заключённых огромной популярностью пользуются 2 вещи: творческие занятия, когда они могут делать какие-то подделки под руководством специалиста, и психологические тренинги.

— Как можно попасть в движение «Даниловцы» и чем оно занимается? (Новиков Никита, школа № 5, г. Иваново)

— Мы постарались максимально эту историю упростить. Сейчас мы работаем по большей части на Москву, в связи со сложившейся обстановкой, а попасть к нам можно через заявку на сайте. Важно также отметить, что на данный момент волонтёром в нашем движении может стать только человек, которому есть 18 лет.

Чем мы занимаемся: мы даём возможность тем людям, у которых есть хотя бы крошечное желание делать добрые дела в социальной сфере, воплотить его в жизнь. Это работа в таких учреждениях, как больницы разного типа, детские дома-интернаты, психоневрологические интернаты, дома престарелых, помощь бездомным и переписка с заключёнными. Мы ни в коем случае не бросаем людей в одиночестве, а выстраиваем такую групповую работу, где каждый человек чувствует помощь, поддержку, где он вместе с другими совершает добрые поступки. Дело в том, что быть волонтёром это не плохо и не хорошо: у каждого человека есть свои жизненные обстоятельства.

— Расскажите о самом значимом для вас волонтёрском проекте. (Ломаков Степан, гимназия 79, г. Ульяновск)

— Если мы говорим конкретно о моей жизни, то у меня действительно был такой интересный опыт волонтёрства. Я тогда был волонтёром в детском приёмнике-распределителе. Если милиционер на улице находил какого-то бесхозного ребёнка или подростка, который не мог объяснить откуда он взялся, то такой ребёнок поступал в это учреждение, где решалась его судьба: выясняли, кто его родители, почему он находится в этом городе. Если же выяснялось, что он совершил что-то плохое, тогда ему нужно было ждать оформления разных бумаг и находиться в это время в данном учреждении. Вместе с моими друзьями я приходил в эту организацию, общался с этими детьми и проводил уроки для них. Занимался я этим в течение 5 лет.

—Как вы считаете о своих добрых делах нужно говорить миру или стоит держать их в тайне? (Ливанова Марина, школа 65 г. Казани)

— Я здесь категорически сторонник того чтобы говорить. Вопрос в том, как и ради чего. Если я хочу говорить только для того чтобы меня хвалили и превозносили, то это не очень хорошо. Но если я рассказываю правдиво о том, как я помогаю другим, то я совершаю важное дело: если держать это в тайне, никто тогда не узнает о тех проблемах, на решение которых направлена помощь благотворительных организаций и волонтёров.

Кто-то скажет, а я вот пойду в больницу и тихонечко что-то сделаю, но рядом в другой палате может лежать человек, которому тоже нужна помощь, а там ещё целая больница стоит. В этом случае ваш рассказ о помощи может помочь другим.

— Сотрудничаете ли вы с зарубежными партнёрами и как бы ваш фонд хотел расширяться? (Школа 164 г. Иваново)

—Таких партнёров у нас нет, но мы многому научились у «Общины святого Эгидия». Это католическая община, которая находится в Риме. Появилась она, наверное, лет 60 назад и по большей части эта организация помогает бездомным людям. Они сразу поняли, что просто предлагать бездомным людям еду или одежду это, конечно, очень важно, но гораздо важнее вернуть этим людям человеческое достоинство, показать этим людям, что они такие же граждане нашего города, такие же граждане нашей страны. И вот это вот община придумала очень простую вещь: предоставлять вот этим людям выбор. Выбор — это свобода. А свобода — это то, благодаря чему мы являемся людьми. Когда представители этой организации приходят к тем, кому помогают, они предоставляют им выбор. Просто предложение из двух блюд на самом деле очень серьёзно меняет отношение к людям. Человек начинает чувствовать себя человеком.

—Есть ли у вас девиз?

— Есть две фразы, которые мы для себя когда-то придумали. Они мне дороги и мне кажется, что они очень точно отражают нашу философию. Первая: «Детям в больницах нужны не только лекарства». Да, конечно, лекарства делают своё дело, но не только они там нужны, общение и поддержка также необходимы. Второй: «От доброй воли к доброму делу». Для нас очень дорого хотя бы крошечное личное желание что-то сделать. И мы как раз помогаем от него перейти к действию.

— А что вы нам пожелаете?

— Что касается пожелания, я скажу то, что мне говорили очень многие волонтёры: «Волонтёрство — это возможность быть собой». На работе вы можете быть большим начальником или подчинённым, дома— вы другой, но есть время, когда рядом с вами находится человек, не интересующийся вашей должностью и размером кошелька. Он счастлив от того, что вы рядом и дорожит временем проведённым вместе. Не всегда на работе можно делать то, что нравится, то, что хочется, а волонтёрство— это возможность быть тем, кем ты считаешь нужным, делать то, что дорого и важно лично для тебя. Поэтому просто будьте собой, потому что это уже большое счастье.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей