Написать в блог
Не хороший, не плохой, не злой

Не хороший, не плохой, не злой

Может просто одинокий
Время чтения: 3 мин

Не хороший, не плохой, не злой

Может просто одинокий
Время чтения: 3 мин

Над Москва-рекой медленно плывут караваны облаков и волочат за собой розовую полосу заката. Город незаметно окутывает ветреный августовский вечер. На улицах становится всё безлюднее. Мы давно не виделись и кружим, петляем по улицам. Туда-сюда. От него во всех красках и деталях я слушаю про техники борьбы оффников. Как льется кровь, где искать потерянные зубы, до скольких работает травмпункт. Бабушки, идущие мимо, неодобрительно качают головами. «Я, кстати, сейчас квартиру снимать буду», — сообщает он и закуривает. «Может, тачку даже куплю. Собаку заведу. Поработаю месяцок, заработаю». Предусмотрительно уклоняюсь от вопроса о сфере деятельности. А как же ты один жить будешь? Не одиноко? «С собакой-то? Да никогда».

Когда твоя мать пропала без вести, отца ты и в глаза не видел— нет-нет, а будешь стараться выживать за счет своей самостоятельности. Вынужденной самостоятельности. Не из желания сепарироваться как уникальная личность, не из стремления к моральной и финансовой независимости от друзей/семьи. А просто потому, что выбора нет. Это очень страшно, когда нет выбора.

Ключевая особенность вынужденной самостоятельности в том, что подросток воспитывает себя сам. Живет, руководствуясь своими взглядами, прислушиваясь к своим авторитетам, опираясь на свой (зачастую небогатый и печальный) опыт. На первый взгляд, недостижимая мечта каждого из нас. За исключением того, что никто тебя не одернет, никто не посоветует, никто не предостережет. А предостерегать надо. В том числе, и от общения с теми же самыми авторитетами.

На своем опыте я знаю, что аргументы «курение вредно для легких», «определенные татуировки вызывают определенные коннотации» и «в драке ты жестоко причиняешь незнакомому человеку боль» не работают. Они изначально обречены на провал, потому что воспринимаются как разрозненная цепочка голых слов, не имеющие под собой ни смысла, ни эмоциональной составляющей. Более того, все эти аргументы сталкиваются с неопровержимым столпом сопротивления: «Но я так хочу». А когда человек много лет проживает состояние одиночного «выживания» день за днем, то он имеет право доверять себе. Я так хочу, значит, так надо.

Литература знает пример Маугли, воспитанного волками так достойно, что потом он был «на ура» принят в человеческом обществе. Но в обществе с социальными стратами, социальными штампами и принципами, существование на уровне инстинктов вряд ли будет иметь такой успех. Не имея перед собой модели поведения, выстраивания отношений, ребята обращаются к чему-то до бестолковости простому, этакому самоучителю «для чайников», где всё до предела ясно. Без полутонов, без подтекстов. Вот черное, вот белое. Например, к «пацанским» интернет-пабликам, к морали «Дома-2».

Это происходит не от развращенности поколения, а от большого, даже глобального одиночества. Того самого одиночества, над которым ломают голову философы и медики, педагоги и психологи. Что это? Социальная изоляция, связанная с отсутствием близких? Или потеря любых положительных эмоциональных связей? На мой взгляд, это шар непроработанной обиды и боли внутри. Когда поступательно перерезаются ниточки привязанности, и этим порождают такого сверхчеловека. Человека, не знающего своего прошлого, не думающего о своем будущем.

У героя моего рассказа в пожаре погибли бабушка и дедушка. Чик. Потом их с матерью бросил отец. Чик. После смерти тети пропала мама. Чик. А в центре распределения их с братом определили в разные детские дома, в разных городах. Чик. Всё. Он отрезан. Отрезан. Стоит один на льдине среди бушующего моря людей. Один на поляне—центре тысячи дорог. Но внутри у него вместо сердца — компас. Под высоким напряжением крутится стрелка. Хорошо. Плохо. И его никто не учил, что маленьких обижать нельзя, а старших надо уважать. Он сам знает. По компасу. И он чувствует нежность и умеет быть благодарным, ценит доброе отношение, понимает юмор. Он в полной мере может заявлять о несправедливости. Потому что он знает, что это такое. Он чувствует своим сердцем-компасом.

Шальные татуировки— побочные действия пилюли вынужденной самостоятельности. Но время идет, и самостоятельность станет осмысленной. А если внутри тебя такой точный, такой верный механизм, то всё будет хорошо. Он спасет от одиночества, помогая отличать настоящее от искусственного, искреннее от фальшивого, умерит пыл, успокоит страх. И всё будет хорошо. Иначе и быть не может.

***

​​​​​​​«Может, останешься? Поздно уже», — спрашиваю. Шумит ночной город, апельсинами среди темной листвы горят фонари. «Нет, вернусь в поселок. У меня там девушка наклевывается. Не смейся. Я жену себе ищу».


Каждый день мы сталкиваемся с моральным выбором, который определяет нашу систему ценностей и выбранную дорогу. Об ответственности принятого решения рассказывает Школа позитивных привычек— первая и единственная онлайн платформа по приобщению детей к благотворительности. Ответственность и гуманное отношение к миру — проявления свободного человека, который вправе принимать решения и совершать действия согласно своим мнениям и предпочтениям, но он должен отвечать за их последствия. Школа позитивных привычек— это цикл занятий, который служит начальной ступенью для знакомства с миром помощи и доброты.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей