Написать в блог
«Как же здорово, когда есть друг, который любит фиолетовые мармеладки так же сильно, как ты»

«Как же здорово, когда есть друг,
который любит фиолетовые мармеладки так же сильно, как ты»

О новой книге Кэтрин Эпплгейт «Креншоу»
Время чтения: 5 мин

«Как же здорово, когда есть друг,
который любит фиолетовые мармеладки так же сильно, как ты»

О новой книге Кэтрин Эпплгейт «Креншоу»
Время чтения: 5 мин

На МЕЛе мы уже не раз говорили о воображаемых друзьях в жизни ребёнка и подробно обсуждали эту тему. И в итоге пришли к выводу, что воображаемый друг — это здорово! Ведь воображаемые друзья — вовсе не помеха в жизни ребёнка, и говорят не только об отклонении в развитии, депрессии или стрессе. Здесь не о чем беспокоиться. Наоборот, воображаемые друзья способствуют развитию ребёнка, помогают расти, взрослеть, преодолевать трудности, формируют сильный характер.

О воображаемых друзьях написано много книг.

Хочу рассказать ещё об одной. Это книга современной американской писательницы Кэтрин Эпплгейт «Креншоу». За неё писательница получила в 2013 году престижную премию Ньюбери (Newbery Medal) за выдающий вклад в детскую литературу. В ней как раз и показано положительная роль воображаемого друга.

Это книга о десятилетнем мальчике, которого зовут Джексон. Его семья переживает очень непростые времена. Папа внезапно заболел и серьёзно. Ему поставили страшный диагноз — рассеянный склероз, и ему пришлось уйти с работы. И одновременно мама попала под сокращение и потеряла работу учительницы музыки в школе. Теперь в семье постоянно проблемы с деньгами, нечем платить за квартиру, и грозит выселение. Даже не на что купить еду, часто приходится голодать. А ведь у Джексона есть ещё маленькая сестрёнка Робин, которой совсем не просто всё объяснить. И тогда на помощь Джексону приходит Креншоу — его воображаемый друг. Это огромный кот. Умный, говорящий, добрый. Только, как же он сможет помочь? Но дружба всегда способна творить чудеса! Ведь Креншоу — настоящий друг, хоть и воображаемый.

1

Воображаемый друг всегда приходит вовремя. И именно тогда, когда особенно нужен понимающий друг. Тогда, когда особенно одиноко, когда тяжелее всего. И он остаётся рядом столько, сколько нужно.

«Впервые я встретился с Креншоу около трёх лет назад, сразу после окончания первого класса. Я валялся на траве и смотрел, как на небе появляются звёзды. Вдруг я услышал шум. Я увидел чёрно-белого котёнка. Большого, выше меня. С зелёными глазами, блестящими, как росистая трава утром.

— Мяу, — сказал он.

— Мяу, — ответил я из вежливости.

— У тебя есть фиолетовые мармеладки?

В кармане моих джинсов как раз лежали две фиолетовые мармеладки, и мы съели по одной.

Я сообщил котёнку, что меня зовут Джексон. И спросил, как его зовут. Он поинтересовался, каким именем я хотел бы его назвать. Вопрос был необычайный. Но я уже смекнул, что передо мной удивительное создание.

— По-моему, Креншоу — отличное имя для кота.

— Меня зовут Креншоу, — сказал он тогда.

Я видел, что он доволен. Это имя было из разряда «нет-ничего-невозможного».

Наверное, в тот момент мне следовало бы подумать: «Ух ты, со мной разговаривает кот, а такое не часто случается!». Но я помню только, что в мыслях у меня пронеслось: «Как же здорово, когда есть друг, который любит фиолетовые мармеладки так же сильно, как я».

2

Воображаемый друг может научить дружить — дружить по-настоящему! Воображаемый друг не мешает настоящей дружбе, он вовсе не вытесняет из жизни ребёнка настоящих друзей, а часто — даже способствует их появлению. Ведь само появление воображаемого друга у ребёнка свидетельствует о его высокой потребности в дружбе, а не об эгоизме. Если есть воображаемый друг — будут и настоящие.

— Я тебе рассказывал… — Я замялся, а потом продолжил. — Я тебе рассказывал, что когда я был маленьким, то общался с воображаемым другом? — Я ожидал, что Марисоль назовёт меня сумасшедшим.

— Правда? А я — с подругой. — Марисоль потянулась за какой-то дощечкой. — А каким был твой друг?

— Он был котом. Огромным котом.

— Никогда не забывай своего воображаемого друга.

— Почему это?

— А что, если однажды он тебе понадобиться? Я помню о своей Вупс всё. Ей нравилось есть брюссельскую капусту.

— Я рад, что рассказал тебе о Креншоу, — признался я. — Спасибо, что не смеялась.

— Мы с тобой тоже будем дружить всю жизнь, — сказала Марисоль. Она произнесла это твёрдо и уверенно. Словно сказала просто: «Трава зелёная».

3

Воображаемый друг помогает преодолевать трудности жизни, не отворачивать лицо от проблем, а принимать их и справляться с ними.

Я не знал, как сказать Марисоль о причинах нашего переезда. Я ей никогда не рассказывал о наших проблемах с деньгами. Я решил рассказать что-нибудь о больном родственнике, о том, что нам нужно за ним ухаживать, и о том, что это всё выяснилось совершенно внезапно. Но только я начал говорить, Креншоу склонился ко мне и шепнул на ухо:

— Правду, Джексон!

И я рассказал Марисоль всё. Рассказал, как я часто переживал из-за проблем в семье, как мы порой голодали, как я боялся будущего. Креншоу посмотрел на меня и одобрительно кивнул.

4.

Воображаемый друг сам по себе многое говорит о значении и огромной роли воображения в нашей жизни. Воображаемый друг помогает развивать фантазию и не забывать, что в нашем обычном мире всегда есть «простые волшебные вещи». Он поддерживает веру в чудеса, даже когда жизнь кажется совсем серой, даже в периоды сильной депрессии. Он помогает посмотреть на мир с другой, необычной точки зрения, способствует творчеству. С ним всегда весело и интересно!

Вообще-то, я не любитель заводить воображаемых друзей. Серьёзно. Осенью я пойду в пятый класс. В моём возрасте нет ничего хорошего в том, чтобы прослыть сумасшедшим. Родители думают, что, наверное, я слишком взрослый для фантазий. Слишком серьёзный. Мне нравятся факты. Неоспоримые факты. Вроде «дважды-два-четыре». Факты важны для учёных, а я хочу стать учёным, когда вырасту. Факты куда лучше выдумок. Сказки — это одна сплошная неправда, если разобраться. А мне не нравится, когда мне лгут. Мне никогда не нравилось притворяться…

— Волшебства не существует, — сказал я.

— Музыка — это волшебство, — возразила мама.

— Любовь — это волшебство, — вставил папа.

— Кролики в шляпе — это волшебство, — поддержала родителей Робин.

— Я бы ещё добавил в категорию волшебного пончики с кремом, — заметил папа.

— Котята — это волшебство! — воскликнула Робин.

— А как же запах новорожденного ребёнка? — спросила мама. — Джексон! Радуйся волшебству столько, сколько получится, ладно?

5.

Воображаемый друг поможет ребёнку лучше понять своих родителей. Понять, что у них есть свои мечты, свои надежды, свои сны. И у них могут быть свои воображаемые миры, а в этих мирах — свои воображаемые друзья.

— Конечно, коты предпочитают одиночество, но это не значит, что мы совсем асоциальны. — Креншоу зевнул. — Я знаю воображаемую подружку Марисоль. И друга твоего папы.

— У моего папы есть воображаемый друг? — вскричал я.

— Это не такое уж необычное явление, Джексон. Кажется, он играет на гитаре. И на тромбоне тоже. Он пёс. Тощий такой.

— А как его зовут?

— Финиан. Славный малый, хоть и пёс.

6.

Воображаемый друг покажет или напомнит ребёнку, что мир несмотря ни на что, всё же — прекрасен и удивителен. Даже, когда тебе грустно и одиноко. Ведь все наши неприятности — временные, они когда-нибудь пройдут, а любовь, дружба, красота, семья — останутся с тобой навсегда.

Вечером мы с Креншоу вышли во двор. Креншоу любил это время суток. Ему нравилось неспешное появление звёзд на небе. Нравилось, как остывает нагретая за день солнцем трава. Нравилось, как меняется мелодия сверчков. Ночь вступала в свои права, а мы всё разговаривали…

7.

Воображаемый друг остаётся в нашей памяти. Он по-прежнему живёт в тихом уютном уголке нашего детства. Он сам по себе — одно и из лучших воспоминаний о детстве. Он может помочь на мгновение вернуться в волшебный мир детства. Многие взрослые навсегда запоминают своих воображаемых друзей детства и рассказывают о них с большой нежностью. И иногда он может вернуться. Он возвращается даже к взрослым.

— Я просто не понимаю. Как ты мог вернуться? — прошептал я.

— Я всегда прихожу, когда меня зовут, — отозвался Креншоу.

— Я всё хотел спросить тебя, почему ты теперь такой огромный? Ты не был таким большим, когда мне было семь. — Я погладил кота.

— Теперь тебе нужен друг побольше, — улыбнулся Креншоу.

Наверное, воображаемые друзья многих детей попросту исчезают, как сны. Все говорят одно и то же: «Наверное, я просто перерос эту дружбу». Оглядываясь назад, я временами думал: «А не слишком ли я взрослый для общения с воображаемым другом?». Креншоу появился в моей жизни именно тогда, когда был мне нужен. В конце концов, может, не таким уж я был и взрослым. Я знал, что Креншоу рядом, и этого было достаточно. Порой от друга больше ничего и не нужно.

Креншоу рассказал мне ещё кое-что. Он сказал, что воображаемые друзья никогда не уходят, они всегда наготове. Ждут. Ведь может произойти такое, что они снова понадобятся.

— Воображаемые друзья как книги. Нас придумывают, нами наслаждаются, а потом убирают до тех пор, пока мы снова не понадобимся.

Здорово, когда есть друг, пусть даже и воображаемый.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет