Длительное кормление грудью: последствия для психического развития ребёнка | Мел
Длительное кормление грудью: последствия для психического развития ребёнка
  1. Блоги

Длительное кормление грудью: последствия для психического развития ребёнка

Разъяснения психолога
2 399
0

Длительное кормление грудью: последствия для психического развития ребёнка

Разъяснения психолога
2 399
0

На форумах и сайтах для мам пишут много разных советов, когда стоит закончить кормить ребёнка грудью. Кто-то советует сделать это как можно раньше, кто-то наоборот. Наш блогер, детский психолог Ольга Кондрашова, объясняет, почему грудное вскармливание нельзя затягивать.

Человеческий мозг, в отличие от мозга животных, развивается, опираясь на прижизненный опыт. Есть предуготованные биологические схемы, но развиваться они могут только при наличии внешних стимулов из реального мира. Это и есть причина, по которой мы так качественно и в разы превосходим инстинктивное поведение животных. Именно за счёт этого у нас есть сознание собственного «я», свобода воли и разнообразие жизненных стратегий-сценариев. Причём ребёнок может развиться и превратиться в человека исключительно в среде себе подобных, то есть в общении с другими людьми.

Что мы понимаем под общением?

Накормить и гигиенически «отработать» ребёнка блестяще могут и представительницы животного мира. Но что такое человеческое общение? Исследование психологов из Йельского университета показало, что даже шестимесячные младенцы наделяют отношения чисто человеческим смыслом («Социальная оценка младенцев доречевого уровня развития», Карен Уинн, Пол Блум, Кейли Хамлин, 2007). Если в разыгрываемой перед ребёнком сценке круг пытается забраться на небольшую горку, а треугольник у склона горки, подталкивая, помогает кругу, а, в свою очередь, квадрат на вершине мешает кругу залезть на горку, то после окончания сценки ребёнок однозначно выбирает (протягивает руку) к положительному герою, то есть к хорошему и доброму треугольнику. В домах малютки совсем крохотные младенцы впадали в депрессию и отказывались от еды, если ухаживающие за ними женщины осуществляли только механические действия по уходу и кормлению, не давая детям тепло, внимание, какое-то личное человеческое отношение, любящий контакт.

Однако только у человека отношения привязанности пересекаются со сферой познания, освоением принципов и закономерностей окружающего мира, включая также и психику другого как часть этого мира вокруг. Ребёнок использует представление о существовании у другого человека психики для того, чтобы познавать мир, а не наоборот! Это очень важно! Человеческое существо-младенец рождается уже с предуготовленностью к взаимодействию в социальной среде, в среде людей. В течение первых трёх месяцев идёт развитие и освоение социальной улыбки, способность различать и имитировать мимику взрослого, ориентироваться на неё как на индикатор того, как нужно реагировать на что-либо незнакомое в окружающей среде. Например, в одном из экспериментов Дж. Соурса годовалым детям на пути их движения размещали визуальную пропасть, и когда мама демонстрировала испуганное выражение лица, ни один из детей не пересекал зрительный обрыв. Исследование восприятия лиц младенцами показывают, что новорождённые предпочитают смотреть на схематическое изображение человеческого лица, а не на его отдельные детали, кружочки, черточки (Фридман, 1974). Уже к двухмесячному возрасту дети способны запоминать и отличать лица незнакомых людей (Бласс, Кэмп, 2004). По мере развития дети начинают различать выражение различных эмоций. Уже у 4–6-месячных детей отмечается разная реакция на счастливое и удивлённое лицо, и совсем другая — на грустное и испуганное (Майер, 1981, Нельсон, 1087). Кроме того, на радостное выражение лица младенцы смотрят дольше (Изард, 1999).

Эксперименты Майкла Томассело ясно показывают, что ребёнок к году уже требует общения, кооперации чисто человеческого качества (М. Томаселло, М. Карпентер, Дж. Колл. Понимание и разделение намерений: источники культурного познания, 2005). Так, после получения ребёнком игрушки, которую ранее использовали для эксперимента, в качестве приза в игре со взрослым годовалые дети часто вновь возвращали игрушку в экспериментальный аппарат и требовали от взрослого продолжения совместных действий, совместной игры. То есть своё собственное эгоистическое желание — владеть игрушкой — уходило на второй план, а преобладала ценность совместной деятельности со взрослым.

Ребёнку около года уже недостаточно простого удовлетворения его витальных потребностей — поесть, быть сухим, быть в безопасности

Ему уже хочется, чтобы другие люди разделяли его намерения, воспринимали ситуацию так же, как он, были с ним заодно. Вспомните, как годовалый ребёнок тянет вас показать что-то или зовёт куда-то, где у него что-то интересное, и как сияют его глаза, когда вы откликаетесь и начинаете с ним взаимодействовать! Всё это говорит о чрезвычайной и неотъемлемой роли социального контакта в развитии психики и, соответственно, интеллекта ребёнка.

Причём по мере взросления и овладения ребёнком реальностью (заработали сначала руки, потом включились ноги, потом речь) контакт со взрослым усложняется, пополняется ситуативный репертуар, содержание контакта обогащается разными видами деятельности. К чему, естественно, прилагается эмоциональная окрашенность контакта. Для ребёнка жизненно важная вещь — ориентация на одобрение и принятие со стороны окружающих. Иначе не выжить! «Я должен нравиться» — буквально выпестованный эволюцией психический лозунг младенца.

Человек по сравнению с животным крайне уязвим: нет шерсти, чтобы спастись от холода, нет рогов, когтей, клыков, чтобы добыть мясо, не очень-то на двух ногах побегаешь, да и лазить по деревьям тоже проблематично. Сама природа в ходе эволюции в силу того, что человеческие особи только в стае и только благодаря сотрудничеству и взаимопомощи могли нормально выживать, заложила в человека механизм усложнения мозга за счёт развития именно тех областей, которые отвечают за социальное взаимодействие, коммуникацию, одобрение и принятие со стороны себе подобных. Благодаря этому в человеческом мозге (частично и в мозге приматов) сформировалась и достигла высочайшего уровня сложности дефолт-система мозга, отвечающая за восприятие человеком других людей, за представленность и богатство социальных связей, за разнообразие сценариев и паттернов отношений между людьми (Маркус Рейчел, 2001). Ребёнок по мере взросления заполняет эту матрицу отношений большим количеством персонажей и репертуаром взаимодействия с ними, ориентируясь на одобрение/неодобрение со стороны окружающих. Иначе будешь отвергнут, а значит, есть риск не выжить в одиночку — всё чётко, с точки зрения эволюции. По последним данным психологических исследований, именно эта система — дефолт-система мозга — отвечает у человека за общую его способность мыслить, решать сложные интеллектуальные задачи любого качества и содержания. То есть чем сложнее, разветвлённее, богаче у человека эта система, чем больше ребёнку посчастливится насоздавать в рамках этой системы нейронных связей, тем лучше и эффективнее будет справляться его мозг с различными видами интеллектуальных задач, начиная от разрешения жизненных трудностей и кончая задачами из области матанализа, тем успешнее и эффективнее такой человек будет в жизни!

Какое это имеет отношение к грудному вскармливанию после полутора-двух лет?

Ребёнок к году уже требует и настроен именно на общение со взрослым. Его мозг готов и нуждается развиваться дальше, эффективно разворачивая свои заложенные природой психические программы по адаптации к среде и окружающей его реальности, как социальной, так и предметной. Раньше, до года, материнская грудь была для него практически «нерасчлененной»: «Не знаю, где заканчиваюсь я, где начинается мама», полный симбиоз. Его мозг был в подобном недифференцируемом состоянии на уровне полярных стимулов: мне хорошо/мне плохо. Материнская грудь была едой, безопасностью и любовью в одном флаконе — три в одном. После года у него появляются уже и обида, и страх, и радость, и гнев, и удивление, и интерес, и любопытство, мама для него уже объект мира, выделенный и узнанный «другой», то есть отдельный от него человек. А вы ему чуть что — сразу грудь, «на, ешь меня!». Вот, ребёнок испугался, заплакал, все специалисты по длительному грудному вскармливанию упирают: «Дайте ребёнку грудь, и он успокоится!» Успокоится, да, но нужна ли была ему грудь, хотел ли он есть? Что за неудовлетворённая потребность стояла за плачем? Об этом никто не вспоминает и не думает даже. Цель — успокоить и снять проблему. Чью? Маминого комфорта. Для ребёнка это не то, что было нужно ему для развития, это регресс!

Что будет, если вы не дадите ребёнку грудь? Правильно, он будет продолжать плакать, кричать, истерить, вам придётся заставить себя искать выход, как успокоить, чем помочь, разобраться в потребностях ребёнка, найти способ, как отвлечь или как договориться. Это уже посложнее.

Вырвать у матери идею сверхполезного для её здоровья и здоровья ребёнка (вплоть до четырёх-пяти лет) грудного вскармливания зачастую совершенно невозможно

Это и понятно. Вы посмотрите, что творится в соцсетях. Попробуйте намекнуть, что странновато кормить ребёнка грудью до четырёх-пяти лет, вас сразу забросают обвинениями в чудовищной бесчеловечности и эгоистическом отношении к ребёнку, непонимании принципов и основ здоровья ребёнка, половой системы матери, закладки иммунитета, незнании психологии детского развития!

Мозг дико ленив, нацелен экономить энергию всегда и везде. Найти решение в конфликте или трудной ситуации с ребёнком — это мыслительная активность и затраты для мозга, поэтому маме гораздо удобнее успокоить себя идеей о мощнейшем влиянии грудного молока на здоровье ребёнка и волшебном воздействии ситуации кормления на укрепление здоровой психики ребёнка. Всё это так, но имеет место до полутора лет. Вследствие, простите, лени и нежелании мамы напрягаться, искать варианты иного взаимодействия с ребёнком, соответствующего уже иному уровню развития, идея длительного грудного вскармливания будет подпитываться и «канонизироваться» страстно, беспощадно и ревностно. С другой стороны, во время кормления у матери и ребёнка вырабатывается дофамин (гормон удовольствия). Это ещё один фактор нежелания прекращать этот приятный для обоих процесс — в данный конкретный момент обоим так хорошо! Вопрос в том, что с вашим ребёнком будет потом.

Мышление развивается, как я уже писала вначале, при взаимодействии с другими людьми, а также при наличии препятствий и конфликтов в этом взаимодействии. В момент возникновения у ребёнка некой проблемы вы не помогаете ему решить её, а своими руками тормозите естественное развитие ребёнка, рост и усложнение его психики и интеллекта. Вместо того чтобы дать ребёнку столкнуться с дискомфортом, почувствовать и пережить эмоцию, помочь осознать, чем она была вызвана, какая неудовлетворённая потребность стояла за ней, помочь ему найти способ её реализовать или пережить, что её удовлетворение на данный момент невозможно, и научиться справляться с подобным дискомфортом, чтобы иметь такой навык в своём поведенческом репертуаре на будущее, сохранить и удержать в непростой момент контакт с близким, дорогим и любящим человеком, вы просто даёте ему «успокоительное». Тем самым развитие и усложнение психики, его дефолт-системы мозга катится в тартарары. Вдобавок усваивается крайне губительный и нежелательный паттерн справляться с дискомфортом — набивать себе рот пищей и уходить в блаженство. В старшем возрасте таким «успокоительным» и средством выхода из сложных ситуаций и выскакивания из реальности могут стать алкоголь, наркотики, бесконечное времяпрепровождение в компьютерных играх, соцсетях, роликах на ютьюбе. Эти средства не решают проблему человека, а лишь откладывают переживание боли и неприятных ситуаций, но не могут заставить их исчезнуть!

Я совсем не против специалистов по грудному вскармливанию. Они действительно помогают матерям наладить процесс кормления, дают необходимую информацию, оказывают неоценимую психологическую поддержку. Однако, как и во многом, есть обратная сторона медали: чем дольше вы кормите, тем дольше вы в них нуждаетесь, — конечно, не забесплатно. Учитывайте это.

В адекватном прекращении грудного вскармливания (около полутора лет) есть и ещё один плюс. Именно к этому возрасту в силу естественного физического развития и первичной сепарации от матери (сам может взять что-то, дойти до чего-то) ребёнок уже окончательно формирует представление о маме как о другом человеке. Он уже не слит с ней в едином симбиозе, как ранее. В эту естественную сепарацию вполне безболезненно вписывается и отлучение от груди. Это прекрасный шанс отделиться без проблем, без истерик, без психологической травмы. В силу естественного хода вещей. Инициатива может идти от обоих. Радость от нового бытия и новых возможностей может вполне возместить в ребёнке «молочное» удовольствие. Это достаточно безобидный период апробирования чего-то нового в отношениях, потом, в более старшем возрасте, когда ребёнок уже больше всего осознаёт и лучше соображает на тему своих удовольствий (всем знакомо упрямство и непреклонность 2,5–3-летних детей по достижению своих «хочу, и всё!»), сделать это будет гораздо труднее и может действительно вызвать стресс, поскольку может восприниматься ребёнком как жестокость, отказ от любви, в каком-то смысле даже насилие, непонятное ребёнку.

Длительное грудное вскармливание — за и против? Выбор, конечно, за вами: либо вести ребёнка по пути естественного и всё более усложняющегося развития, либо двигаться по пути наименьшего сопротивления в данных конкретных обстоятельствах, но с потерей психического и интеллектуального потенциала ребёнка в разы.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей