Написать в блог
ОСНОВНОЙ ЗАКОН ПЕДАГОГИКИ.

ОСНОВНОЙ ЗАКОН ПЕДАГОГИКИ.

УЧИТЬ ВСЕХ ПО-РАЗНОМУ!
Время чтения: 8 мин

ОСНОВНОЙ ЗАКОН ПЕДАГОГИКИ.

УЧИТЬ ВСЕХ ПО-РАЗНОМУ!
Время чтения: 8 мин

Еще во времена моего школярства в 60–70-е гг ХХ века я заметил, что в каждом знакомом мне классе было: 1-2 «отличника», 5-7 «хорошистов», 2-3 «двоечника» и остальные — обыкновенные «троечники». При наполняемости классов 40-45 человек, учившихся на крепкую «государственную» оценку (так называли «тройку») оказывалось порядка 30 человек. Моя мудрая мама (тоже учитель, как, кстати, и папа) говаривала: «эту страну погубят троечники». И ведь таки погубили!

«Троечник» было в ее лексиконе самым страшным ругательством. Однако, сам я редко его удостаивался, хотя был классическим «троечником». И дело тут не в родственных предпочтениях и «кумовстве». Откуда такой украинский «цорес» на наши еврейские с мамой головы? Просто моя мама и, как мама, и как учитель, хорошо понимала каким я был «троечником». А я таки был «троечником». Но нетипичным или, иначе говоря, «контрастным». «Троечники» бывают или «контрастными», или монотонно «сплошными». У «сплошного» троечника все оценки сплошь и рядом — «3». А у «контрастного», во-первых, по одному и тому же предмету могут стоять «5» и «4» вместе с «3» и «2» — вразнобой и вперемешку. Причем, как «текущие» так и итоговые — четвертные и даже годовые. К примеру при одном учителе географии в 6-8 классах я имел стабильные «5» и «4», а при другом — в 9-10 классах — «2» и «3». А, во-вторых» у меня, как у «контрастного» троечника с «вечными» тройками по математике, по химии, по астрономии, по украинскому языку и, особенно, по украинской литературе, прекрасно уживались «5» и «4». И не только по физкультуре или по труду с пением, а и по физике, и по биологии, и по истории, и по русской литературе…

Позже, став школьным учителем, я понял, что «контрастные» троечники это лучшие индикаторы качества учителя. Ведь эти учатся только, когда им интересно. И только у тех учителей, которые умеют интересно учить. Причем, учатся не за оценку, а из интереса. Правда, по моему предмету — по истории у меня — учителя — троечников не было. Никаких. Или почти не было: 1-2 экземпляра на 120 человек (параллель из 4-х классов по 30, в среднем, человек), можно сказать, не считается. Тем более, что это были случаи патологические. А психиатрия в нормальную дидактику психически и социально здоровых учеников не вписывалась. Иногда, когда я, например, брал новый класс, в 1-й четверти бывало и по 22 «двойки». В четверти! В 1-й четверти. Меня за это даже на районной учительской конференции в областном драмтеатре «в пример» ставили другим коллегам. И это во времена, когда с верховной трибуны было провозглашено: «учитель ставит „двойку“ не ученику. Он ставит ее себе!» И по-сути это было верно. Стратегически! Но не тактически. Не случайно в 4-й четверти в том же году и в том же классе я поставил всего четыре «тройки» на 38 человек учащихся. Остальные «5» и «4». И не потому, что испугался критики сверху. Просто, в конце концов, класс понял и принял мои «правила игры», которые были неизменны, справедливы, а, главное, интересны. А еще за это время я научил всех учиться. И задавать вопросы, охоту к которым начальная школа за четыре года успела отбить. Напрочь! А верно поставленный вопрос — вектор становления и развития мысли. Ведь я учил своих учеников мыслить, а не пересказывать учебник. Может быть поэтому сегодня я с гордостью могу сказать, что мои ученики по обе стороны фронта гражданской войны, разделившей Донбасс в 2014 году, не запятнали себя кровью соотечественников. Насколько я знаю. И может быть поэтому в следующем учебном году — по Истории Средних веков в 1-й четверти в этом же классе уже не было ни одной тройки? И это после летней расслабухи.

Зачем я утонул в воспоминаниях? Нет не старость, топит разум донецкого сепаратиста в сладостном советском прошлом — без бомбежек бандеровского Киева, с портретами советских вождей над классной доской и с лозунгом в самой высокой точке моего Донецка: «Донбасс работает на коммунизм». Статистический экскурс в учительское прошлое был нужен, чтобы на конкретном и пока еще живом примере продемонстрировать «эффективность» казенной методики преподавания — «ОДНОЙ НА ВСЕХ», где «мы за ценой не постоим». Даже если это цена психического здоровья и умственного развития наших детей.

На гигантских просторах грандиозных руин СССР — в россиях, украинах, грузиях, белоруссиях, казахстанах… всегда и всех таких РАЗНЫХ детей повсюду учат дико и скандально ОДИНАКОВО. По традиции. Так сложилось исторически — от самых свирепых розгами поротых бурсачьих времен блаженной памяти Феофана Прокоповича и иже с ним — вплоть до теперешних просвещенно оболоненных времен. Потому что иначе учить просто не умеют. Даже если бы хотели.

Но до середины ХХ века такая «печалька» была простительной и объяснялась незрелостью психологической науки. Душа ребенка тогда представлялась таинственным «черным ящиком», куда информация из окружающей ее педагогической среды каким-то образом попадала, благодаря занудно монотонным «повторениям» и «закреплениям», чтобы затем чудесным образом как-то там «перевариться» и исторгнуться наружу в формах т. н. «знаний-умений-навыков» и тому подобной «компетенции». Что на самом деле происходит в центральной нервной системе ребенка? Какие бесы пляшут канкан в преисподней инстинктов и рефлексов? Какие ангелы вальсируют минуеты в светлых чертогах разумного неокортекса? Сие стало вЕдомо лишь последние 50-60 лет. И то не до конца и далеко не всем. И уж конечно не педагогам, задавленным обилием «часов» учебной «нагрузки», которые они набирают «по самое дальше некуда» из-за нищенской оплаты труда. Отучившись в педвузах и «сдав» кое-как программные курсы психологии, учителя за три десятка лет своей дальнейшей карьеры редко прикасаются к информации о новейших достижениях психологической науки. Которая развивается, оставляя далеко позади себя современную школу и ее голимое население.

Вот почему казенная педагогика и психология живут теперь даже не просто «на разных планетах», а в «разных звездных системах». Так далеки они сегодня друг от друга. По существу, несмотря на бутафорские новшества в жизни сегодняшней школы, которые лишь маскируют ее профессиональное ничтожество, она и в ХХI веке учит точно так же, как учила и в XVII, и в XVIII веках — все в той же дидактической парадигме: «прочти-перескажи-забудь». По-прежнему, как и 100, и 200, и 300 лет назад детишек там учат не МЫСЛИТЬ — САМОСТОЯТЕЛЬНО И ТВОРЧЕСКИ, а ЗАПОМИНАТЬ… и ИСПОЛНЯТЬ сомнительную волю учителя и его начальства, озабоченных не РАЗВИТИЕМ ребенка, а своевременным «прохождением» программного материала, а по-существу идиотически бессмысленным пересказом запланированных — бездарно и бессистемно — рыхлых и случайных объемов информации, растущей из года в год, как грибы после дождя, под влиянием взрывного развития наук, интернета и современных средств коммуникации.

Приведенная выше моя детская по-школярски наивная статистика сегодня подкреплена серьезными научными наблюдениями и исследованиями, свидетельствующими о том, что распространенный в казенной системе образования т. н. «универсальный» стиль обучения на самом делеидеально подходит — случайно и стихийно — в лучшем случае для 0,4-0,8% учащихся («отличники»); в целом подходит для 2-2,8% учащихся («хорошисты») исовсем не годится для подавляющего большинства детей, чья доля в общей массе учащихся составляет 98-97%. Потому что т. н. «троечники» это по-сути или, если хотите, по «гамбургскому счету» те же самые «двоечники». Ведь за пределами иллюзорного мира фальшивой казенной статистики с ее спасительными для бессовестного просвещенческого начальства играми в «баллы» — от пяти до двенадцати и даже до ста (почему бы не тысячи?) — в реальной жизни существует лишь ЗНАНИЕ и НЕЗНАНИЕ. И никакие реформы — ни обамо-болонские, ни попово-гундяевские — не способны ни отменить, ни скрыть простую, как Божья роса истину: ТАКАЯ ШКОЛА ЗНАНИЙ ДЕТЯМ НЕ ДАЕТ. Никаких! И если из нее кто-то все-таки что-то выносит в голове через 10-11 лет образовательной каторги, помимо ощущения бессмысленно потраченного времени, то происходит это не благодаря ей, а вопреки. И «виноваты» в таких уникальных подвигах либо природная интеллектуальная одаренность «отличников» и «хорошистов», либо специальные дополнительные занятия с репетиторами, либо сверхусилия неравнодушных родителей, которыми — всеми — спекулирует казенная система образования, присваивая себе чужие заслуги.

И точно так же бездарно и нелепо учат по сей день детишек и в толерастной Европе, и даже (!) в цитадели обамогритянской демократии — США. Я намеренно оговариваюсь «ПОЧТИ ВСЕГДА», потому что временами и местами все-таки возникают в океане педагогического идиотизма островки автономной и благодетельной учительской «анархии», где господствующая тенденция имени товарища Прокруста силами и волей отдельных нестадных учительствующих на свой страх и риск особей прекращается и, вопреки узаконенному державой педагогическому ритуалу учить всех одинаково бездарно и похабно, отдельные персоны позволяют себе роскошь учить детишек по-своему — адекватно их персональной психической природе. Ее они то ли в силу особого дара эмпатии, или еще чего-то там, не то схватывают божественным произволением налету вместе с сообща вдыхаемым воздухом. Не то вычисляют по одной им известной формуле педагогического окаянства. И союзником в этом выступает неумолимое и неизбежное ТАИНСТВО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА. То самое, которое наступает по звонку с перемены, когда захлопывается дверь классной комнаты и Учитель остается сам на сам со своими учениками. И нет промеж них ни завучей, ни инспекторов, ни министров. В таком интиме — твори, что хочешь. Нужно лишь хотеть. И уметь! А чтобы уметь — нужно знать таинственную природу детской психики. Которую мало кто ощущает интуитивно. И еще меньше — знает. Как я, посвятивший все 37 лет своей учительской и научной жизни ее исследованию и, который, сперва ее ощутил и методом научного «тыка» прагматически изучил и проверил — экспериментально — через сотни ошибок и благоглупостей. А затем осмыслил и сформулировал корректной, но непублицистично скучной лексикой научной психологии, назвав «СТРУКТУРОЙ ЛИЧНОСТИ» АНТРОПОМОРФНОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ИЗДЕЛИЯ «УЧЕНИК»: (http://56didactnik15.livejournal.com/2015/12/07/).

И еще о том же: «СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ УЧАЩЕГОСЯ РЕБЕНКА»: (http://56didactnik15.livejournal.com/2015/12/09/).

И опять все о том же: «ДЕМИФОЛОГИЗАЦИЯ САКРАЛЬНЫХ ТАЙН ГОСТА» (http://56didactnik15.livejournal.com/2015/12/03/).

Сегодня я могу научить своему предмету КАЖДОГО РЕБЕНКА.Сегодня я могу научить КАЖДОГО ПЕДАГОГА, как работать так, чтобы НАУЧИТЬ КАЖДОГО РЕБЕНКА.Я даже знаю как ПЕРЕСТРОИТЬ ВСЮ СИСТЕМУ ОБРАЗОВАНИЯ СТРАНЫ, чтобы в ней работали только учителя, способные научить каждого ребенка. И чтобы КАЖДЫЙ РЕБЕНОК, ОБЛАДАЮЩИЙ НОРМАЛЬНОЙ ПСИХИКОЙ МОГ ПОЛУЧИТЬ НАСТОЯЩЕЕ БАЗОВОЕ СРЕДНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ — без психотравматических двоек, без унижений обвинениями в лени и бестолковости и без, что самое страшное и нелепое, потерь понапрасну драгоценного времени детства на тупую зубрежку информации, которая в жизни никогда не понадобится, и на прочие болонские ЕЭГ.

Правда, я не знаю кому это сегодня нужно? Не державе это точно. С такими иллюзиями я распрощался еще лет 20 назад. Гниение казенной системы образования зашло так далеко, что если бы даже там нашелся человек, способный понять суть необходимых реформ, он скорее бы приложил усилия для их недопущения, чем для осуществления. Потому что они не оставили бы от нынешней системы образования камня на камне. Так она устарела и так она противна нормальной детской психике. И куда тогда прикажете девать десятки тысяч бездельников и дармоедов, лишающихся — нет не работы — синекур, позволяющих сосать из государственного бюджета гиганские средства впустую и понапрасну.

Сегодня не только труп Ленина ожидает своего погребения, согласно человеческим законам гигиены и нравственности. Это еще и смердящее тело казенной школы, изнасилованное, но не оживленное всеми этими «реформами» — и по-болонски, и по православному. И какие бы опарыши не сновали в камуфляже поповских ряс, которыми сегодня пытаются украсить убожество российской школы, им не воссоздать иллюзию жизни в братской могиле отечественной системы образования. История уже вынесла ей свой приговор: школа, где разных детей учат одинаково это уже не школа для детей. Это школа, где дети существуют для чиновников. Как оправдание их бессилия. Как повод получения зарплаты. Такой школе не место в здоровом обществе. И если общество терпит такую школу, оно больное. Потому что взрослые, не признающие абсолютную ценность детства и позволяющие приносить души и умы своих дочерей и сыновей в жертву чиновному ничтожеству это вырожденцы, не достойные продолжения во времени. Так устроено и заповедано Природой, которая сформулировала и дала нам ОСНОВНОЙ ЗАКОН ПЕДАГОГИКИ:

«ВСЕ ДЕТИ РАЗНЫЕ. ОДИНАКОВА У НИХ ЛИШЬ СТРУКТУРА ДУШИ, которая еще и ПСИХИКА. Так принципиально одинаковы анатомическое и физиологическое устройство человеческого организма у столь непохожих друг на друга людей. Поэтому, ЧТОБЫ НАУЧИТЬ ВСЕХ РАЗНЫХ ДЕТЕЙ ИХ НУЖНО УЧИТЬ ПО-РАЗНОМУ. КАЖДОГО!»

Этот закон можно не знать. Его можно игнорировать и не замечать, делая вид, что его не существует. Но год от года цена, которую мы будем платить за такое свое невежество, глупость и лень будет расти. И измеряется эта цена психическим здоровьем и умственным развитием наших детей. Которые при нашем попустительстве остаются заложниками и жертвами бессовестных и подлых идиотов, оккупировавших систему отечественного просвещения и превративших ее в свою кормушку.

Скандальное ничтожество казенного «просвещения» стихийно осознается с каждым днем все большим количеством неравнодушных родителей. Они забирают своих детей из школы и пытаются учить их у себя дома. Но казенная школа и там достает их своими стандартами образованности, которым, хочешь — не хочешь, приходится соответствовать. Чтобы получить, в конце концов, аттестат соответствия некогда живой детской души стандарту умственной посредственности и личностного ничтожества. Это значит, что теперь уже не учительствующий чиновник, а сам родитель своими руками губит душу и мозг собственного ребенка.

Родителям пора понять, что бегство из образовательной казармы в партизанские дебри семейного дилетантизма не спасает. И без борьбы за коренное изменение всей системы государственного просвещения у них нет шансов действительно избавить своих детей от погибели и уродства казенной школой. А маяком и индикатором позитивных перемен в системе отечественного просвещения может и должно стать ее соответствие основному закону педагогики:

КАЖДОГО РЕБЕНКА УЧИТЬ ОСОБО, КАК ВЕЛИТ УНИКАЛЬНАЯ ПРИРОДА И КОНСТИТУЦИЯ ЕГО НЕПОВТОРИМОЙ ДУШИ.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей