«Волонтеры — это ваша суперсила»
Блоги12.02.2021

«Волонтеры — это ваша суперсила»

Как работает культурное волонтерство и кто развивает его в России

За последнее десятилетие количество волонтеров в России выросло в 5 раз: сегодня около 16% жителей страны считают себя частью этого движения. Однако для многих культурных организаций волонтерство все еще остается неизведанной территорией. Согласно исследованию проекта «МУЗЕЙ — ВОЛОНТЕР — ОБЩЕСТВО» Фонда Потанина менее ⅕ представителей российских музеев ведут работу с волонтерами системно и на институциональном уровне.

Это приводит к тому, что волонтеров в культуре воспринимают как краткосрочных, неподготовленных и не очень эффективных помощников. Как изменить отношения между институцией и волонтером? О практиках системного и доверительного сотрудничества рассказывают создатели и участники проекта «Школа волонтерства в сфере культуры» Фонда «Четверг».

Валерия Земскова, руководитель проектов Фонда

В российских культурных организациях сегодня существует ошибочное представление о том, что волонтер — бесплатная рабочая сила, которая может снять со штатных сотрудников рутинные или скучные задачи. У некоторых институций есть хорошие волонтерские программы, но их недостаточно. Поэтому работа с волонтерами в основном происходит хаотично и бесцельно: они приходят в организацию с горящими глазами и хотят попробовать свои силы на практике, но сталкиваются с самым разным отношением — от снисходительности до пренебрежения.

Миссия Школы — построить новые способы взаимодействия между организацией и волонтером. Мы рассматриваем волонтерство как часть шеринг-экономики (неслучайно волонтерское движение набирает популярность — шеринг-экономика сейчас в тренде). Экономка обмена позволяет человеку дарить тебе свое свободное время и профессиональные умения, а взамен получать новый опыт, знакомства, возможность понять себя и свою степень готовности работать в той или иной сфере.

В российском культурном поле существует проблема сломанной шеринг-экономики: волонтер отдает свое время и надеется получить взамен позитивный опыт, но сталкивается с институциями, которые существуют в строго капиталистической логике. Они готовы пользоваться бесплатным трудом, но плохо понимают, что могут дать взамен. Задача Школы как посредника — наладить этот «шеринг».

Мы занимаемся профессионализацией волонтеров и точечной работой с запросами принимающей стороны. Сначала готовим волонтеров к самым разным задачам: они учатся работать на площадке, проходят лекции об устройстве культурных проектов и могут даже реализовать собственные. Затем соединяем их с теми возможностями, которые готова предоставить институция, чтобы сотрудничество было полезным для всех. Опытный волонтер, уверенный в своих навыках и желаниях, тоже может повлиять на позицию организации — такое обучение снизу по-своему эффективно.

В этом году мы запускаем филиалы Школы в регионах, чтобы менять систему взаимодействия с волонтерами по всей России. В условиях кризиса, вызванного пандемией и сокращением возможностей в культуре, на первый план выходит умение находить другие ресурсы и работать с ними — таким альтернативным ресурсом и источником поддержки могут стать волонтеры.

Алиса Лоза, куратор «Школы волонтерства в сфере культуры»

Мне всегда казалось, что волонтерство в культуре — важно и нужно. Впервые я стала волонтером в 2015 году и приняла участие во многих проектах: помогала на выставках современного искусства в Пушкинском музее и «Манеже», была волонтером кураторского проекта Виктора Мизиано в Фонде «Екатерина».

Я рассматривала волонтерство в том числе как карьерную возможность — и действительно получила важные знания, навыки и связи, которых у меня не было бы без этого опыта. В то же время были случаи, когда я без дела стояла на входе [в музей] на протяжении многих часов и думала: «Зачем я трачу свое время?». По себе знаю, что в такие моменты у волонтера опускаются руки.

Мы разрабатывали программу Школы так, чтобы все — волонтер, организатор, площадка — могли получить равную пользу от сотрудничества. Когда волонтер понимает, что делает что-то важное и является частью большого проекта, который бы не работал без его поддержки, то получает вдохновение помогать дальше. Главная демотивация — если волонтер понимает, что мог бы и не приходить.

Чтобы предотвратить разочарование в работе и выгорание, мы практикуем индивидуальный подход. Куратор общается с каждым волонтером, обсуждает его интересы, навыки и подходящие задачи. В больших волонтерских программах такого подхода не хватает — и тогда волонтеру, которому, например, тяжело дается общение с людьми, поручают коммуникацию с посетителями.

Меня поразили масштабы негативного опыта, о котором рассказывали наши волонтеры на собеседованиях в Школу. У некоторых совсем не было задач, другим давали непосильную работу, потому что менеджеры просто не стали разбираться в их компетенциях. Так волонтерку со средним уровнем английского языка поставили на точку общения с англоговорящими гостями, что стало стрессом и для нее, и для команды проекта. Я бы посоветовала волонтерам, которые сталкиваются с недобросовестным отношением, отказываться от сотрудничества с такими организациями. Быть волонтером не значит говорить «да» всему и всем.

Часто негативный опыт становится результатом некачественного менеджмента. Не все понимают, что волонтеры — часть организации, поэтому важно относиться к ним так же, как и к полноценным участникам рабочего процесса. Волонтеры — ваша суперсила, которой нужно просто научиться пользоваться.

Лена Гончаренко, студентка НИУ ВШЭ, волонтерка в сфере культуры

Я начала заниматься культурным волонтерством, когда училась в Лицее при Высшей Школе Экономики и поняла, что хочу разобраться в устройстве разных культурных мероприятий, познакомиться с новыми людьми, которые близки мне по интересам, побороть страх публичных выступлений. Я была волонтером в Библиотеке имени Некрасова, Центре МАРС, Музее Москвы, на ярмарке Blazar, а потом пошла учиться в «Школу волонтерства». Мне было важно получить опыт для будущей работы, который бы мне не дал университетский уклон на теорию.

Волонтерам культуры очень нужна поддержка: они часто ощущают, что их труд не ценят, о нем не говорят публично. Особенно поддержка нужна тем, кто находится не в Москве. Волонтерам в регионах нужно помогать строить коммуникации с площадками, организовывать работу с разными институциями и обмениваться опытом. Поэтому нам обязательно нужно сообщество, о котором задумываются далеко не все культурные институции.

В Школе ты чувствуешь себя частью этого профессионального сообщества и видишь, что у тебя есть единомышленники. Еще сообщество увеличивает каналы связей и число возможностей: вы обмениваетесь информацией, больше узнаете, больше участвуете в разных проектах, заряжаетесь друг от друга энергией и снижаете риск выгорания.

Моя знакомая волонтерка столкнулась с выгоранием, потому что взяла на себя слишком много задач. Со мной случилось похожее этой весной: я просыпалась, смотрела лекцию, делала расшифровку, потом выполняла другие задачи. Когда день помощи — каждый день, начинаешь ощущать, как твои действия доходят до автоматизма. В какой-то момент я поняла, что нужно остановиться и уделить время не только помощи другим, но и себе.

Надо уметь распределять свое время, защищать границы, делегировать задачи и не брать на себя слишком много — лучше поделиться этой возможностью с другими. Этому нас учили в Школе на лекции по защите личных границ. Психологическая подготовленность волонтеров — важная проблема, привлечь внимание к которой могут программы, меняющие взгляд культурных организаций и других представителей сферы на волонтерство.

«Школа волонтерства в сфере культуры» — сообщество опытных волонтеров и бесплатная программа подготовки для тех, кто хочет качественно поддерживать культурные проекты. Прием в заявок в новую «Школу волонтерства» открыт до 14 февраля на сайте Фонда «Четверг».

В 2020 году проект реализуется при поддержке Фонда президентских грантов.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей