Тима Белорусских, как поэт XVIII века | Мел
Тима Белорусских, как поэт XVIII века
  1. Блоги

Тима Белорусских, как поэт XVIII века

Время чтения: 2 мин

Тима Белорусских, как поэт XVIII века

Время чтения: 2 мин

Гастрономические эпитеты или любовь-еда

В ноябре 2017 года Тимофей Морозов (настоящее имя Тимы Белорусских) выпустил первый ЕР (мини-альбом) «СадыМузы». Название альбома точно передаёт суть Тиминого творчества. Муза не только вдохновитель стиха, но и главный герой поэтического мира.

Если бегло пробежаться по текстам песен, то данное предположение получит наглядное подтверждение. Бросаются в глаза эпитеты (определение при слове, зачастую выраженное прилагательным, в Тимином случае существительным, которое придает ему особую красочность) со словом «девочка»: «ты девочка-леденец, ты мятная льдинка», «девочка-мечта», «девочка-песня», «девочка — разноцветная витаминка».

А вот эпитет со словом «мальчик» — один: «мальчик, ягодный бабл-гам».

Если вдуматься в съедобный ряд «витаминка, бабл-гам, леденец», то напрашивается вывод, что любовь в Тимином мире дело краткосрочное, вкусное, а иногда с горчинкой.

Такое гастрономическое, съедобное представление любви, наверное, обусловлено трудовым прошлым Тимы. Он до прорывного хита «Мокрые кроссы» работал официантом в кафе «Гараж».

Хронотоп 2-х дорог

Отношения «бабл-гама» и «витаминки» не складываются. Преградой для их романа выступает расстояние, которое «мальчик в мокрых кроссах» пытается пройти, не смотря на погоду:

«И пускай капает, капает с небаИду в мокрых кроссах к тебе где бы я не был» («Мокрые кроссы»).

Иногда мальчик рискует не только заболеть, но и схлопотать административный штраф за безбилетный проезд:

«Я в дороге к тебе с букетом в руках

Еду «зайцем», прямиком к твоему сердцу…»

Бывает, мальчику удается подойти к девочке на столько, что «ближе уже никого» («Руферы»), но каждый раз это сближение заканчивается скоропостижно. И мальчик снова отправляется в путь, но уже бесцельный:

1) «Мальчик, ягодный бабл-гам — не знаем, чего хотеть, Но движемся в темноте, отключив симку…»

2) «Ты кричишь „уходи“ (прощай), и я ухожу, взяв тебя (себе)…»

В песне «Поезда» автор подтверждает наше наблюдение о существовании всего 2-х дорог чёткой формулировкой:

«Миллионы вариантов путей ведут только к тебе или даром…»

Наречье «даром» употребляется здесь в смысле «впустую», «не достигая цели».

Однако, хронотоп (пространственно-временное единство произведения) имеет ещё одну характерную особенность. Зачастую герои встречаются где-то на высоком месте или на крыше, или ещё выше.

Лишь девчонки умеют любить…

Небесно-высотными мотивами (повторяющимися образами) наполнены многие Тимины песни. Образы солнца, звезд, облаков, дождя, ветра создают мир, в котором летает герой, как во сне, так и наяву: «Взял и полетел мимо всех вершин…», «И мы летаем в снах…», «Я летаю сегодня немного выше облаков…» и т. д.

Краеугольная метафора (слова или выражение в переносном значении) данного ряда «…мы падаем вверх!» из песни «Возвращаться уже поздно», которая не только передает необычное, перевернутое состояние влюбленного, но и раскрывает нам смысл воздушных замков героя.

Верх, т. е. высота или небо — это бездна, мечтательная яма или по-простому «юношеский загон». Получается воздушный мир героя — это обычная история молодого человека, который больше выдумывает, чем любит. Видно, права была «девочка-незабудка», упрекая героя:

«Ты любишь говорить: что я тебя не люблю, Что любить могут одни девчонки» («Незабудка»).

Сентиментальный «бабл-гам»

В 20-х годах XVIII века в Англии появилось 4 поэмы шотландского писателя Джеймса Томпсона под общим названием «Времена года», которые стали отправной точкой нового литературного течения — сентиментализм. Особенностью данного направления был пристальный взгляд к чувствам и переживаниям человека. Главной темой произведений стала любовь, развивающаяся преимущественно на лоне идеалистической (выдуманной) природы. Сам пейзаж был продолжением внутреннего мира героя. Одним из центральных жанров (группа произведений со сходными формально-содержательными признаками) стали путевые заметки.

Тима Белорусских, исходя из нашего анализа, очень напоминает сентименталиста. Его песенная лирика — это путевые заметки сентиментального «мальчика бабл-гама», который в мокрых кроссах тщетно пытается найти воздушный замок с принцессой. Его чувство готово к трагедии, но в этой трагедии и начинаются его стихи:

«И все мои сюжеты по твоим картинкам…» («Витаминка»).

Поскриптум

Целевая аудитория Тиминых песен — это люди, которым важнее всего чувство, по-другому в юности не бывает, а если и бывает, то это скорее патология.

Скоро девочки-поклонницы потянутся к романтическим героям и сможет ли одним из них стать Тима, вопрос пока без ответа?

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет