Написать в блог
Мамы-психологи: мифы и реальность. Выпуск 1

Мамы-психологи: мифы и реальность. Выпуск 1

О том, как воспитывают своих детей мамы с психологическим образованием
Время чтения: 7 мин

Мамы-психологи: мифы и реальность. Выпуск 1

О том, как воспитывают своих детей мамы с психологическим образованием
Время чтения: 7 мин

Представляем первый выпуск спецпроекта Дарьи Рощиной о том, как воспитывают своих детей мамы-психологи. В этом выпуске — интервью с Анной Тихомировой, книжным психологом, руководителем Центра доказательного социального проектирования МГППУ, автором проекта Детский книжный автобус «Бампер»

8 марта в семье Анны Тихомировой — праздник, безусловно, особенный. Поздравления принимают сразу четыре члена семьи — мама и три прекрасных дочки, 8, 15 и 23 лет. Достаточно нескольких минут общения с Анной, чтобы понять, что в этой семье царит гармония и любовь. Из интервью мы потом узнали, что Анна не повышает голос на своих детей, всегда говорит им о своих чувствах (и они тоже уже привыкли это делать в ответ), а решение проблем с помощью совместного прочтения книг в этой семье — обычное явление. При этом, Анна не считает возможным отделять психологические знания от других факторов воспитания — собственного личностного развития, материнского опыта и других и считает себя «обычной мамой». Но не будем забегать вперед. Перед нами — удивительно чуткий и внимательный собеседник. От ее мягкого голоса, дополненного взглядом невероятного цвета голубых глаз, сразу становится легко и спокойно. Прекрасные глаза у Анны от природы, а вот все остальное, делающее общение с ней таким приятным — это результат психологического образования, многолетнего опыта тренинговой работы с детьми и подростками или тоже — от природы? И как Анна воспитывает своих собственных детей?

Д.Р.: Анна Владимировна, и меня лично, и думаю, многих людей интересует вопрос — мамы-психологи — они отличаются от мам обычных, без психологического образования? Применяют ли они знания психологии в воспитании своих собственных детей, или все-таки профессия — это одно, а жизнь — это другое?

А.Т.: Я психолог, и не могу сама себя сравнивать с «обычными» мамами. Мне кажется, вопрос про отличие нужно задавать человеку, который может посмотреть извне — у кого есть опыт общения с мамами психологами и с не-психологами. Конечно, психолог нагружен некоторыми теоретическими знаниями «в голове». Но то, что я делаю как человек, что идет от души, от сердца, интуитивно — не имеет прямого отношения к тем теоретическим знаниям, которые у меня есть. Например, я знаю, что правильно не отвечать ребенку на вопрос, а надо помогать ему самому найти на него ответ. Но в обычной суетной жизни я даже не успеваю об этом вспомнить, и автоматически отвечая на вопрос ребенка могу вообще думать о том, где ближайшая заправка или вспоминать, посолила ли я макароны, и никакие мои правильные знания не срабатывают. Но вот то, что ребенка не надо ругать за разбитую чашку, а надо помочь ему убрать осколки — это работает на уровне человеческих убеждений. И в этом смысле неважно, какое у человека образование: филологическое, математическое или психологическое, тут важны принципы и убеждения, которые могли сформироваться самыми разными способами. И, конечно же мои знания играют важную роль в формировании этих самых убеждений.Другое дело, если я психолог — практик, то работаю с собой, как с инструментом: я включаю себя как человека в свою работу. Я не могу не развиваться как личность. В этом смысле мои знания меня меняют, они заставляют меня делать что-то по-другому. Если психолог, как человек что-то делает сам с собой, чтобы иметь право работать с другими людьми, то он отличается от других людей. И уже неважно, мама ты или не мама, это характеристика меня как профессионала. В этом смысле другие люди тоже могут и не быть психологами, но развивать себя как человека, как-то себя менять, выращивать и так же делать что-то более конструктивно. Я хочу сказать, что и тут образование ничего не меняет, а меняет отношение к своему личностному росту, человеческому статусу. Я стараюсь что-то менять в себе и повод для этого изменения может быть любой: я хочу стать хорошей мамой, хорошим профессионалом, счастливым человеком. Я считаю, что развивать себя необходимо по жизни, независимо от образования, но, если ты психолог, работающий с людьми — это твоя обязанность, профессиональная гигиена. А заодно и детям достается более конструктивный родитель))»

Д.Р.: Как Вы реагируете на конфликтные ситуации с вашим ребенком? Включаете психолога или все-таки больше маму?

А.Т.По-разному. У моих дочек большая разница в возрасте, и они очень разные. С каждой из своих дочек я совершенно разная мама — я тоже расту и меняюсь. Как любой родитель, я знаю особенности своих детей, но никаким образом я со своими дочками не психолог. Это невозможно, и я не верю, что у кого-то из мам такое может быть. Просто благодаря тому, что я психолог, я понимаю, что мне нужно с собой что-то делать, становиться более конструктивной. Так как я работаю с людьми, то работаю и с собой, у меня много лет личной терапии, и я ходила на всевозможные тренинги и группы. А знания наоборот меня угнетают, как маму, потому что я знаю, как должно быть, а у меня не так, «не правильно». Но я точно с годами все более и более разумная и спокойная мама. Хотя это же тоже не знания психологические, а скорее жизненный опыт. Я на своем личном опыте знаю, что все зубы прорежутся и даже подростковый кризис когда-нибудь закончится.

Д.Р. Используете (использовали) ли Вы какие-то особенные методики — раннего развития ребенка, создания особенной образовательной или развивающей среды и т. п.? Если да — то какие?

А.Т. Нет, не использую. Потому что, с одной стороны, мне кажется это искусственным, а с другой мне просто некогда. И мне хочется, чтобы у моих детей было детство, но это тоже связано уже не с моими знаниями, а с убеждениями. Мне кажется, что ребенку важнее, если мы будем проводить время вместе, чем я буду отводить его на какие-то занятия. Если у меня есть время, которое я могу выделить ребенку, то лучше я буду с ним играть, читать, «тусоваться». Мне важно, чтобы нам вместе было интересно. Мы сейчас пытаемся понять, что именно из профессионального влияет на мое родительство. Не уверена, что это можно так препарировать. Я никогда осознанно не использую методики и подходы, но при этом я же что-то делаю со своими детьми… Например, я считаю, что важны партнерские отношения, что нужно говорить о своих чувствах, делиться с ребенком — это мои знания или мое «материнство»? Когда я работала с химически зависимыми подростками, я помогала им и их родителям говорить о своих чувствах, чтобы они начинали строить контакт друг с другом. Со своими детьми я с самого начала говорю, что чувствую, уже автоматически, и они умеют этим пользоваться, и они умеют объяснить, что с ними происходит, потому что я сама все время говорю, что чувствую… Это методика? Например, «я злюсь», «мне страшно», «я переживаю», или «я не хочу пускать тебя на вечеринку, потому что я боюсь». Я не говорю просто «нет» или «нельзя», я делюсь своими ощущениями или мыслями, и мы можем вместе придумать как сделать так, чтобы мне не было страшно отпускать дочь на вечеринку. Это у меня уже на автомате происходит. Образование не изменило меня личностно, но оно открыло мне путь к личностным изменениям. Совершенно точно, до начала своей практической деятельности как психолога я не говорила о своих чувствах — для меня это было странно.

Д.Р. Используете (использовали) ли Вы какие-то особенные методики в общении с ребенком — для лучшей адаптации к садику или школе, для снятия стресса, прохождения возрастных кризисов и т. п.? Приведите примеры, пожалуйста.

А.Т. Нет, не использовала. Хотя нет, я читаю вслух или даю почитать ребенку подходящие книжки, которые, на мой взгляд, могут в разных сложных ситуациях помочь.

Д.Р. Не замечали ли Вы за собой, что как психолог хотели бы достичь сверхидеальных результатов в воспитании своего ребенка? Ощущали ли наличие профессиональных знаний как некоторую особую «ответственность»?

А.Т. Я думаю, что тут я ничем не отличаюсь от обычных мам, каждая мама сравнивает. Ведь все мамы думают, как сделать так, чтобы ребенку было хорошо, чтобы он был счастлив. И при этом видят, что, например, соседские дети прекрасно играют на пианино, а мой ребенок не играет на пианино, и думают, как же так? У него же не будет возможности вечером прийти домой, открыть крышку рояля и поиграть в свое удовольствие… Может все-таки пусть еще и в музыкальную школу пойдет? И вот эта идея, заполнить жизнь моего ребенка гораздо бОльшим, и тем самым сделать его более счастливым, в принципе, мне кажется, это есть у каждой мамы. Как раз не как психолог, а как мама я хочу сверхрезультатов. И как раз как психолог я объясняю себе и другим, что все это чушь, и не это нужно. Т.е. наоборот получается))

Д.Р. Сталкивались ли Вы с такой позицией окружающих: «ну Вы же психолог, Ваш ребенок будет — идеальным, гением и т. п.»? Или может, предъявляли особенные требования к Вашему ребенку — у него же «мама — психолог»?

А.Т. Да, сталкивалась. «У Вас-то не должно быть проблем, вы же психолог.» или — «Если ты психолог, то у тебя должно быть все прекрасно» — распространенная позиция окружающих. Но это не только в отношении детей, но и в отношении личной, семейной жизни. Но психологи тоже разводятся, например. А люди считают, что мы должны обладать каким-то особым тайным знанием про все. Но, надо сказать, что сейчас это встречается реже. Все таки у людей стало более адекватное представление о том, что такое психология.

Д.Р. Знают (знали) ли родители в садике, в школе о том, что Вы — психолог? Если да — влияло ли это как-то на Вашу роль в обсуждении? Отводили ли Вам в связи с этим роль эксперта в каких-то вопросах?

А.Т. Да, бывало такое. Но сейчас меньше, потому что в нынешнее время в современных школах психологов достаточно.

Д.Р. Влияет (влияло) ли Ваше «экспертное знание» на выбор образовательного учреждения/формы обучения для ребенка?

А.Т. Да. Здесь, мне кажется, я довольно неплохо разбираюсь. Так получилось, что я работаю в сфере образования, вижу разницу между школами, я понимаю, какие бывают образовательные концепции, какая может быть в школе атмосфера. Мне хочется, чтобы школа продвигала определенные ценности, которые совпадают с моими. Не знаю насколько это профессионально, тут тоже уже трудно отделить профессиональное от личного. Но случалось и недоверие к учителям, особенно в процессах организации не учебной, а психологической работы со всем классом. Например, когда возникают конфликтные ситуации в классе. Иногда пытаюсь помочь педагогу, вмешиваюсь (есть такой грех).

Д.Р. Конечно, хотелось бы получить и Ваше экспертное мнение о вопросе воспитания. На Ваш взгляд, какие можно назвать «три кита» успешного воспитания ребенка?

А. Т. Уважение. Доверие. Партнерство. Ребенок самостоятельное отдельное существо, я могу предоставить ему какие-то возможности, но я не могу его направлять, заставлять, не могу сделать его таким, как хочу.

Д.Р. И последний вопрос — хотели бы Вы, чтобы Ваш ребенок тоже стал психологом?

А.Т. Скорее нет, хотя моя старшая дочь — психолог. Мне кажется, психологическое образование хорошо иметь, когда у тебя есть еще какое-то. Я жалею, что у меня нет другого базового образования. Я хотела бы, чтобы у дочек моих был бы багаж знаний и опыта до того, как они решат стать психологами, если решат, конечно. Все, что мне сейчас интересного, лежит в смежных с психологией областях и мне не хватает знаний. Я уверена, что прежде, чем идти в психологию, важно пожить и поучится другим наукам.

#МГППУ #МГППУLive

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей