«У нас не общежитие»
Блоги26.01.2021

«У нас не общежитие»

Поколение Марины Левиной — президента фонда «Родительский мост» — удивительные люди, которые полной грудью вдохнули «дух Перестройки» и в эпоху перемен сумели изменить мир вокруг себя в лучшую сторону. Рассказываем историю семьи Копештянски, приемных родителей, друзей нашего фонда с тридцатилетним стажем.

«Она наша»

В представлении нынешнего молодого поколения Перестройка — это дефицит, очереди, сухой закон — множество негативных проявлений социальной действительности, которые в итоге вылились в события 91-го и 93 годов. Но было в том времени много и совершенно другого настроения, свежего воздуха перемен. Люди, дышавшие этим воздухом, организовали в Ленинграде 80-х множество так называемых «родительских клубов» — неповторимого явления Перестройки.

В них встречались, общались и обменивались опытом неравнодушные родители, которые интересовались ранним развитием детей, волонтерили в детских домах и больницах, хотели для всех детей мира — светлого счастливого будущего. Из этого движения, по сути, вырос «Родительский мост», создатели которого — Марина и Александр Левины в 1987 году организовали свой родительский клуб. Он объединил родителей приемных детей с проблемами развития, но далеко не только их.

1987 год. Парк 30-летия ВЛКСМ. Слет семейных клубов

Именно на почве общего интереса к вопросам воспитания детей семья Копештянски познакомилась с Мариной Левиной. Мария рассказывает, что в то время они с мужем уже достаточно хорошо знали методику физического, эстетического, интеллектуального развития детей и стали задумываться в первую очередь о нравственной составляющей — о том, чтобы, условно говоря, «суперразвитый ребенок не боялся дружить с ребенком уборщицы».

В своих поисках Копештянски вместе с детьми стали посещать некоторые из них, знакомиться с сотрудниками, активистами и, конечно, детьми. В то же время в Экспериментальной лаборатории молодежных проблем — своеобразном клубе неравнодушных родителей — семья познакомилась с Мариной Левиной. Завязалась дружба.

«Благодаря Марине мы стали ходить в детский дом на Счастливой улице, там директор и психолог нас очень хорошо принимали, но поскольку мы жили и сейчас живем на другом конце города, мы думали, что это кончится благими намерениями, — рассказывает Мария Копештянски. — Но в один прекрасный день, когда мы пришли к психологу, прибежала Маринка, и я поняла, что она наша. Она была так похожа на нашу среднюю дочку! В общем, мы стали предпринимать какие-то шаги, взяли ее на лето. Тогда все это было просто, не было никаких школ приемных родителей».

«Пальцем у виска никто не крутил»

Маринка была не только похожа на дочку Копештянски, но и идеально подходила по возрасту — на полгода младше старшей, на полгода старше средней, так что найти общий язык девочкам не составило труда. Мария рассказывает, что о своем решении взять ребенка они не советовались с кровными детьми, но те восприняли это совершенно спокойно и никакой конкуренции, как и Марина, не ощущали.

«Поскольку мы с ними ходили в детский дом, они знали, что там дети живут без родителей, какая-то все-таки у них была подготовка, они были в теме, — рассказывает Мария. — Конкуренции не было, все и так бедно жили, ну и возраст еще не тот, это когда уже подростковый, там начинаются какие-то такие соображения. Поэтому как-то вот было нормально. И бабушка, моя мама, тоже нормально отнеслась, множество у нас всякой тоже родни, тоже как-то пальцем у виска никто не крутил».

1987 год. Парк 30-летия ВЛКСМ. Слет семейных клубов
1987 год. Парк 30-летия ВЛКСМ. Слет семейных клубов

Взять под опеку ребенка из детского дома в 1991 году, когда Копештянски взяли Марину, было гораздо проще, чем сегодня. Семья быстро собрала документы, подала их в опеку и привезла девочку домой. Мария рассказывает, что сотрудников опеки не заинтересовала даже их жилплощадь, а она, надо сказать, была специфической. Хотя дружной семье теснота — не помеха.

«У нас трехкомнатная квартира. В одной комнате был кабинет — там были стеллажи, компьютер, там был верстак у мужа, а мы, значит, жили сначала в одной комнате, поскольку там бабушка еще жила моя, а потом в двух комнатах. Тогда у нас было только четверо детей, мальчики потом родились. В комнате у нас стояли две двухэтажные кровати и наша кровать. Как-то раз пришла врач, говорит: у вас что, общежитие? — смеется Мария. — Нет, у нас не общежитие».

От тесноты и нервов Копештянски всегда спасала дача. Михаил работал лесником, так что летом и в каникулы семья выезжала в предоставленный от работы домик, где дети могли играть «на воле», как говорит Мария, и дышать свежим воздухом. Сама она, когда подросла младшая дочь, устроилась работать учителем немецкого, а сейчас занимается репетиторством.

«У нас есть тыл»

Тех родительских клубов уже нет, да и дух Перестройки начисто выветрился, но все эти годы — с конца восьмидесятых до нынешних времен, рядом с семьей Копештянски всегда был и остается «Родительский мост», фонд буквально строился на их глазах. Когда Мария и Михаил познакомилась с Мариной Левиной, «Родительского моста» еще не существовало, но Левины уже активно создавали свою родительскую организацию. А в девяностые — фонд очень помог разросшейся семье удержаться на плаву.

«Я получала государственное опекунское пособие, и в начале девяностых, вот эти вот сорок рублей, потом семьдесят рублей, конечно, нам очень помогали, и „Родительский мост“ всегда был рядом, — говорит Мария Копештянски. — С психологами у нас не было необходимости работать, но мы чувствовали: если что, нам помогут. И все-таки гуманитарная помощь через них была: то кролика дадут, то какие-то вещи. Мы чувствовали, что у нас есть тыл, на который можно в случае чего рассчитывать».

А уже в середине нулевых, когда дети подросли и ситуация более-менее выровнялась, сами Копештянски помогли «Родительскому мосту»: приютили у себя подопечную фонда молодую маму из Украины, которую местная родственница пыталась вовлечь в попрошайничество. Изначально Инну с Верой планировали разместить у Копештянски всего на одну ночь, но в итоге они прожили в семье несколько недель.

«Украинское консульство помогло ей сделать документы, у тетки удалось вытрясти паспорт. Инна с Верой жили чуть ли не целый месяц, их было как-то жалко отдавать. Инна со своей девочкой в общем-то справлялась, но пока я была на работе, приходил специалист из фонда помогал, — рассказывает Мария. — Но, в общем, все благополучно кончилось, посадили мы ее на поезд, который довез их до Украины. Один раз Инна даже написала мне письмо».

Кстати у Марины — дочери Копештянски, которую они взяли из детского дома, тоже все хорошо. Ей уже 37 лет, она работает в системе МВД, воспитывает сына и, конечно, дружит со своими братьями и сестрами. В прошлом году Марина с мамой ездили в гости к Марине Левиной.

А вот у детища Марины Юрьевны — фонда «Родительский мост» — дела не очень. Тяжелый 2020 год позади, но созданные им дефициты перешли с нами в новый 2021. Закрыть их без вашей помощи мы не сможем, поэтому от всего сердца просим вас оформить регулярное пожертвование в пользу фонда — так вы позволите нам продолжать помогать, продолжать сохранять кровные и приемные семьи, вытаскивать детей из бездушной системы и дарить им родительское тепло.

Автор текста: Илья Семенов

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей