Без мужа, без работы, без денег.

Без мужа, без работы, без денег.

Время чтения: 4 мин

Без мужа, без работы, без денег.

Время чтения: 4 мин

«Без мужа, без работы, без денег»

Мы разговариваем с Ириной буквально на следующий день после того, как она вышла с больничного. Полтора месяца она боролась с ковидом и в итоге одержала верх. А сейчас снова на посту — в реанимации одной из петербургских больниц, где продолжается борьба с пандемией. Всю свою сознательную жизнь Ирина работает медсестрой. В общей сложности уже тридцать лет. А еще Ирина — давний друг и помощник фонда «Родительский мост», в который 16 лет назад она сама обратилась за помощью.

«Сейчас всё будет»

О своей жизни до беременности Ирина рассказывает походя: всё было как у всех. Родилась в Петербурге, жила с родителями в коммуналке в самом центре, окончила школу, потом медучилище, стала работать медицинской сестрой. Своей семьи у Ирины долго не было, Славу она встретила уже после тридцати, и — закрутилось.

«Познакомилась, думала сейчас всё будет, — говорит Ирина, заливаясь заразительным смехом, — мы хотели пожениться даже, но он, как только узнал, что я беременна, так сразу и махнул рукой. Знаете, мужики есть такие, нахалы: обещают золотые горы, а как только беременна, так и сматывают удочки. Вот молодцы, да?»

Неожиданная беременность перевернула всю жизнь: вскоре после ухода несостоявшегося мужа Ирина потеряла работу. Из-за токсикоза её часто мутило, и она призналась одной коллеге, что ждёт ребёнка. Та незамедлительно донесла начальству, а начальство «скромненько-скромненько» избавилось от потенциально проблемной сотрудницы. «Ты что сюда, рожать пришла?» — сказали и распрощались.

Поход на биржу труда не принёс успеха: на работу беременную брать не хотели, а государственного пособия не хватало буквально ни на что. Рассчитывать на помощь родителей-пенсионеров тоже не приходилось. Из самого необходимого было, в сущности, только жильё — комната в коммунальной квартире.

«Да, жить-то мне есть, где, но вот на что? На что мне и на что ребёнку? — говорит Ирина, вспоминая те годы, — Без мужа, без работы, без денег».

«Поговорила, поплакалась»

Сейчас о событиях шестнадцатилетней давности Ирина рассказывает со смехом и свойственным ей оптимизмом, но тогда — тогда она была близка к отчаянию, жизнь казалась беспросветной. Постоянно предпринимая попытки изменить ситуацию, уже на позднем сроке беременности она оказалась в социальной службе Центрального района Петербурга. Пришла посоветоваться, что делать, куда обращаться за помощью. В самой соцслужбе помочь ни чем не могли, но дали несколько адресов благотворительных организаций, в том числе — адрес «Родительского моста», по которому Ирина немедленно отправилась.

«Я пришла на Моховую, поговорила, поплакалась, что вот я такая, в такой ситуации: без денег, без всего. В положении. Да еще и сессия — я тогда поступила в институт как раз. Экзамен на последнем месяце сдавала. В субботу сдала, в понедельник уехала в роддом», — смеется Ирина.

«Родительский мост» к тому моменту был уже известной в городе благотворительной организацией, которая не только помогает устраивать детей в приемные семьи, но и оказывает всестороннюю поддержку мамам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Как раз таким мамам, как Ирина. Поэтому сотрудники фонда немедленно взяли ее «в оборот».

«Конечно, денег мне никаких не давали, — говорит Ирина, — но снабжали по полной, ещё даже до родов. Я помню, как мы вместе с Алисой (социальный работник фонда — ред.) ходили по магазинам, всё покупали, она тележки эти таскала, потому что я со своим животом уже не могла тогда. Памперсы, пелёнки, вещи, еда, наборы продуктовые — со всем помогали».

«Это кто, девочка?»

С поддержкой фонда Ирина могла не беспокоится, по крайней мере, о самых бытовых вещах. Как бы они с новорождённым Максом справлялись без «Родительского моста» Ирина и сейчас — просто не представляет, потому что рассчитывать тогда было буквально не на кого. Папа Максима не приехал даже на выписку — из роддома их забирал Ирин приятель. Кроватку, коляску и первую одежду молодой отец тоже не покупал, всей подготовкой занимался благотворительный фонд.

«Этот господин пришёл в первый раз, когда Максу было три годика, — рассказывает Ирина про папу Максима, — Здравствуй, говорит, это кто, девочка? В последний раз приходил в этом году на день рождения, когда 15 исполнилось. Позвонил, говорит: я пришёл. Я говорю: гениально! За 15 лет пришёл в пятый раз. Посмотреть, как вообще ребёнок вырос».

А детство у Максима было трудное. В раннем возрасте ему поставили несколько диагнозов, которые усложняли и без того непростую жизнь. Из-за сильного плоскостопия Ирине приходилось искать по всему городу специальные стельки для маленьких ножек, а из-за целиакии — редкой аллергии на глютен — доставать продукты для специальной диеты. С грудным вскармливанием тоже не задалось — с первых дней Максим ел только смеси, на покупку которых у Ирины банально не было средств. Их, как и многое другое, предоставлял «Родительский мост».

Несмотря на все трудности, Ирина не теряла оптимизма. Максим постепенно рос, в два с половиной года он стал ходить в садик, Ирина смогла выйти на постоянную работу. До этого подрабатывать удавалось только эпизодически, а необходимость в деньгах оставалась едва ли не главной насущной проблемой. Не унывать в это время помогали и регулярные встречи в доме «Родительского моста», на которых за чашкой чая собирались работники фонда и мамы с детьми: общались, делились заботами, обменивались вещами и одеждой.

«Надо работать!»

С того времени, когда «Родительский мост» покупал Максиму памперсы и пелёнки, прошло уже больше десяти лет. Сейчас Макс — взрослый пятнадцатилетний юноша, который уже сам выбирает, что ему носить и как выглядеть. Но из жизни Ирины «Родительский мост» никуда не исчез, фонд давно стал для нее вторым домом, в который она заходит каждый раз, когда оказывается рядом — просто по-дружески. А иногда и для того, чтобы помочь.

«Мы до сих пор поддерживаем связи. Конечно, и я фонду помогала в силу своих возможностей, почему бы не помочь-то? У меня даже грамота есть, что я хороший волонтёр, хорошо стою с протянутой рукой, собираю пожертвования перед праздниками. Когда я стою — больше дают», — смеётся Ирина.

В «Родительском мосте» к Ирине и её семье относятся очень тепло. Как-никак знакомы уже полтора десятка лет. А этой весной Ирина и вовсе стала настоящей героиней. Вместе с другими медицинскими работниками она оказалась на первой линии борьбы с пандемией коронавируса.

Больных ковидом её реанимационное отделение стало принимать ещё в апреле, когда никто толком не понимал, что происходит и будет происходить в стране. Врачи, медсёстры, санитары — делали всё, что в их силах, чтобы помочь заболевшим людям, но многие заразились сами. В том числе — Ирина. Положительный тест пришёл в конце апреля. Вскоре развилась ковидная пневмония, побороть которую удалось с большим трудом.

«А мы ещё в коммунальной квартире живём, — говорит Ирина, — но ни мама, ни папа, ни ребёнок, ни соседи, никто, слава богу, не заразился, только одной мне повезло. Теперь главное второй раз не подхватить ковид. Мне врач говорил перед выпиской: хочешь ещё посидеть? Я говорю: да ладно, надо работать!»

Благотворительный фонд «Родительский мост» оказывает материальную, психологическую и юридическую поддержку петербургским семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, будущим и действующим усыновителям. На базе организации работает школа для молодых приёмных родителей и центр временного проживания «Дом надежды». За помощью к нам может обратиться любой человек — для этого достаточно позвонить по телефонам фонда +7 (911) 921-40-08 (кризисная ситуация), +7 (812) 716-16-69 (усыновление) или прийти в наш офис на Моховой, 30. Более подробная информация о нас — на официальном сайте www.rodmost.ru. Там же — можно оформить пожертвование.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет