Написать в блог
Культурный кот виляет хвостом

Культурный кот виляет хвостом

Почему невежество невежеству рознь
Время чтения: 5 мин

Культурный кот виляет хвостом

Почему невежество невежеству рознь
Время чтения: 5 мин

Что делать, когда в самый разгар школьных каникул окна гудят от ветра и транслируют какую-то вечную хмарь? Правильно! Гонять чаи, смотреть дурацкие ролики в соцсетях и разглагольствовать за жизнь. С роликами вот только в последнее время не очень. Посоветовали тут один — то ли жутко смешной, то ли не смешно жуткий. Про молодежь и про то какая она культурная. Точнее наоборот. Ну, там опрос уличный на знание всякого-разного чего стыдно и страшно не знать. Да вы видели. Все видели. Многие потом еще захотели развидеть.

Ну, вот и мы с дочерью, значит, вляпались. Причем вляпались по самые комменты. И даже до этих самых историй дошли, в которых студенты рассказывают, как было на самом деле. Там ведь не только милая девушка в очках поделилась секретом того, как ее перемонтировали, там потом еще один веселый парнишка отыскался, объяснил как его шутки сделали не смешными.

И тут дочь меня возьми и спроси:

— Мам, а что это было?

Хороший вопрос, конечно. Я себе тот же самый, задала. Что же это за прекрасный глум, в который нас всех макнули? Но дочь-то интересовал ответ. Пришлось выкручиваться.

— А хочешь, — предлагаю, — расскажу тебе, как однажды Гумилев жестко затроллил Одоевцеву. Дочь хмыкнула, но, вижу, приготовилась внимать.

— Только не спрашивай, — предупреждаю, — кто такая Одоевцева. А-то я даже не знаю, как реагировать согласно нынешней моде: сразу хлопнуться в обморок, потому что гребаный стыд, или загоготать, приговаривая «вот так дуреха».

— Ма, я так-то в шестом классе.

— Это не важно. Тут, понимаешь, культурный код.

— Кот?

— Ага, все ходит по цепи кругом. И вот ему, значит, хвост прищемило.

(Ну а чего? Она издевается, и я буду.)

-Мам, я вообще-то, и про Гумиле…

— Лучше молчи.

— Ладно, молчу. Рассказывай.

В общем, вздохнула я, выдохнула, в памяти поскреблась, и поехали.

— Случилось это, — говорю, — когда Гумилев был уже такой весь поэт-поэт, важный и самодовольный. Изысканных жирафов в жизни повидавший. А Одоевцева, ну что Одоевцева? Девочка с бантом. Пришла, смешная, к Гумилеву на лекции — учиться изящной поэзии. Пришла, овечка, прямо в логово к… мэтру. Пришла, стихи принесла.

А стихи были, значит, такие:

Воздух душен и пьянящ.

Я надену черное сомбреро,

Я накину черный плащ.

Как тебе, кстати?

— Да ничего, вроде, — пожимает плечами дочь.

— Ничего! Вот сразу понятно, что ты не мэтр!

— А что?

— А то!

Ну и я продолжаю:

— Сидит, короче, эта Одоевцева на предпоследней скамейке в аудитории, дрожит, ждет, когда большой поэт после прочтения ее вызовет и представит общественности (там много набралось желающих научиться изящной поэзии). Сидит предвкушает, как сейчас мастер наотвешивает ей комплиментов, обзовет новым гением.

— А он?

— А он прочел и… рожу скривил в усмешке. Сразу, — говорит, — видно, автор — настоящий испанец, ха-ха. Это, — говорит, — фигня, конечно, что сомбреро и плащ — одно и то же, ха-ха-ха. Ну, и зал, значит, тоже взрывается. Ах-хах-ха, умереть не встать, сомбреро и плащ в одном флаконе, ха-хах-ха, ну надо же так в лужу сесть, у-у-у, да еще с таким бантом!

— Маа, так а сомбреро — это вроде как шляпа? Или не?

— Или да!

— Так чего ж они ржали-то?

— А черт его знает. Одоевцевой потом рассказывали, что не над ней. Извинялись, ты уж мол, не обижайся, это мы над Гумилевым, он, дескать, так смешно ломался, так артистично тебя гнобил. Вот народ по соцсетям тоже ведь теперь убеждает всех, что смеялся не над молодежью. И может быть люди даже не врут. Может быть они даже хохотали над самими собой.

Люди в большинстве же не злые, и не каждый же думает про себя, что он самый умный. Все мы лажаем время от времени и как-то, знаешь, смиряемся с этим позором. Так отчего бы и не посмеяться над собственной дуростью? Одни опозорились, когда третью строчку из «Онегина» подзабыли, другие — когда повелись на то, что это ужас-ужас и «все пропало». А ведь это и правда, в сущности, только смешно. Плакать тут точно не по чем.

Мы вот, например, с однокурсницей, как-то литературу завалили, так тоже не плакали. У нас наоборот от этого прискорбного факта чуть животы не свело — так хохотали. Вообрази, она брякнула, что Алеша Карамазов метался между Настасьей Филипповной и Катюшей Масловой. Как у нее это родилось, она и сама не поняла, но было дико уморительно. Тебе сейчас не понятно, но это примерно так, как если Гоголевский кузнец летал бы за лабутенами на коте Леопольде, а подарить их хотел какой-нибудь русалочке Ариэль. Ну, которая еще порошок.

— Ма, а ты почему не сдала тот экзамен?

— А вот у меня все было серьезно. Мне попался Решетников, которого я не читала. Мне, черт возьми, даже пошутить было не над чем.

— А тебе было сильно позорно?

— О, да. Особенно после того, как меня в редакции за это застыдил наш редактор по культуре. Это ничего, что когда я спросила его кто такие «Подлиповцы», за которых я и схлопотала неуд, он решил, что это футбольная команда. Это даже здорово. Вот тогда уже можно было посмеяться. А смех же он это, того, ну продлевает жизнь.

Смех, по крайней мере, лучше снобизма (снобами, кстати, по одной из версий, обзывали необразованных подмастерьев, нелепо подражающих аристократам). И смех точно лучше брюзжания и морализаторства. Это, знаешь, как у Довлатова… Цитаты не помню, а гуглить не хочу. У меня вообще с цитатами не очень, так что если захочешь, самоутвердиться за мой счет, чтоб я на чем-нибудь срезалась, попроси продолжить афоризм кого-нибудь великого. Для верности, чтоб я запуталась уж точно, можешь еще оригинал исковеркать, ну как исковеркали, например, Толстого в этом ролике проверяльщики молодежи.

Но вернемся к Довлатову. Было у него примерно так. Кто-то там негодовал. Кто-то там возмущался. Ах, молодежь, молодежь! Ах, не читает Достоевского. Подумайте только, как жить без Достоевского. А кто-то вроде Бродского ляпнул: Пушкин, мол, жил и ничего. Оно, может, Сергей Донатович эту байку банально выдумал, приврал. Он любил это дело, и у него хорошо получалось. Ну и что? Можно ведь надергать и других примеров.

Набоков как-то нехило разозлил литераторов, заявив, что не читал «Севастопольских рассказов». Говорят, Бунин в ответ даже выматерился! Шукшин погорел при поступлении во ВГИК на «Войне и мире». И не потому что запамятовал, а потому что не читал. А он был, между прочим, на тот момент директором школы! Чехов много раз троллил коллег-писателей тем, что не читал «Преступление и наказание». Потом только, уже после сорока, вроде как взялся, но не проникся. А поклонница Чехова, писательница Виктория Токарева как-то огорошила народ тем, что не читала Гоголя. От слова совсем. Хотя может ее тоже «перемонтировали». Интервью, помнится, печатали в «Комсомолке».

— Это что же, все относительно? — дочь хмурит лоб, сомневается.

— Угу, — киваю.

Но вижу, она в замешательстве. Вижу, пытается сообразить, в чем же таком мораль сей басни. И я, чего уж там, сжалилась.

— Но знаешь, — говорю, — все относительно, а скорость света абсолютна. А знание это что? Свет и есть. На этот счет вам в школе не врут, так что ты не волнуйся. Конечно, знать лучше, чем не знать, читать полезнее, чем не читать, а помнить здоровее, чем не помнить. Даже если с образованием в стране полный швах и этим всегда легко оправдаться. Даже если этот швах организовало предыдущее поколение, поколение морализаторов-лицемеров. Даже если какое-то знание не пригодится ни для чего (ну вот во что конвертировать сегодня «люблю отчизну я, но странной любовью», такое и правда сегодня лучше забыть, чтоб не осложнять жизнь). Даже если за двести лет мы так и не разобрались, а судьи кто. Даже если на роль этих судей вдруг претендуют какие-нибудь Мединские и Шевкуновы.

Так что старик Гюго был все же прав, когда вещал о том, что невежество — это сумерки, в которых рыщет зло. Вот только, сдается мне, он имел ввиду совсем не то, что зло рождается от незнания, в каком же точно году взошло солнце русской поэзии. Зло рождается от незнания, что лучше быть совсем неграмотным, чем полуобразованным подлецом, от незнания, что гадко самоутверждаться на ошибках других, если эти ошибки мелкие, глупые и совсем не роковые.

Дочь задумалась. Чай давно остыл. Потемневший лимон плавал в чашке, как месяц в луже.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
А мне кажется, это у народа стадный инстинкт сработал: "Студенты тупые, лол". А потом в обратное "Ой, ну что вы. Мы не это имели ввиду". Это я про те массы людей, который любят смотрят, что кто-то их глупее. :)