Написать в блог
«Мы — не бизнесмены, мы — ремесленники»

«Мы — не бизнесмены, мы — ремесленники»

Взгляд изнутри на поколение школьных выпускников 2000-х
Время чтения: 4 мин

«Мы — не бизнесмены, мы — ремесленники»

Взгляд изнутри на поколение школьных выпускников 2000-х
Время чтения: 4 мин

Так получилось, что последние десять лет я довольно внимательно слежу за судьбами выпускников собственной школы. Тут надо отдельно сказать про нее два слова — это та самая знаменитая саратовская физико-математическая «Тринашка», которая в начале 1990-х взяла себе новое имя Физико-технического лицея № 1, но по сути своей осталась элитным, амбициозным и довольно закрытым по городским меркам учебным заведением, овеянным славой одной из трех лучших физмат-школ Советского Союза.

Учителя ФТЛ №1 перед зданием школы, начало 1990-х годов
Учителя ФТЛ №1 перед зданием школы, начало 1990-х годов (Саратов)

Люди, закончившие эту школу что в 1960-х, что в 2010-х, почему-то до сих пор не забывают о своей школьной альма-матер и последние сорок лет постоянно сбиваются в единую тусовку без четких возрастных и географических границ, которая давно уже выплеснулась за пределы одного провинциального города и рассредоточилась сегодня, в буквальном смысле слова, по всем континентам Земли. Да, такое бывает. И мы — от Саратова до Лондона, от Москвы до Сиднея — тусим друг у друга на страницах фейсбука, и до хрипоты спорим там обо всем на свете, и шарим интервью, которые довольно часто у разных нас берут и публикуют местные, столичные и транснациональные СМИ.

Короче, я это всё к чему: ровно 1 сентября, в потоке всеобщего школьно-ностальгического дискурса, моя фейсбучная лента вдруг выдала друг за другом разные интервью с двумя нашими выпускниками. Оба они живут и работают в Саратове — один сидит со мной в соседнем университетском кабинете, другая когда-то даже писала под моим кураторством свой довольно остроумный диплом по журналистике. И параллельное чтение их совершенно перпендикулярных по смыслу историй вдруг окатило меня, как из холодного ведра, внезапной и наконец-то легко сложившейся формулировкой того, что на самом деле объединяет поколение школьных выпускников 2000-х. Моё поколение.

Вот в Пхукете, в день финала ACM-ICPC 2016, дает интервью выпускник ФТЛ 1999 года, тренер команды Саратовского государственного университета по спортивному программированию, двукратный серебряный призёр чемпионатов мира (ACM ICPC, International Collegiate Programming Contest) по спортивному программированию среди университетских команд 2002 и 2003 годов, создатель самой популярной в мире платформы Codeforces для проведения соревнований программистов Михаил Мирзаянов:

«Тому, кто, подобно мне, вращается среди любителей соревнований по программированию, очевидно: ребята хотят регулярно решать задачи, участвовать в соревнованиях все вместе. А такого места, куда люди приходили бы и общались предметно на такую тему, как соревнования по программированию, вообще не было. Начали проект лет восемь назад, заработал он с 2010 года. Зарегистрированных пользователей — более 400 тысяч. А тех, кто приходит и регулярно решает задачи — около 25 тысяч человек… Та миссия, которую мы несем, связана с сообществом, а не бизнесом».

Михаил Мирзаянов, основатель Codeforces
Михаил Мирзаянов, основатель Codeforces (Саратов)

Вот в Саратове, почти за 7 000 км от Пхукета, в один из первых дней работы своего нового ресторанчика дает интервью выпускница ФТЛ 2006 года, хозяйка первого в городе тайм-кафе и журналистка Юля Цветкова:

«Я не думаю, что я бизнес-леди или что я вообще занимаюсь бизнесом. Мы ремесленники. Бизнесмены — те, кто занимается интеллектуальным трудом, кто думает о развитии. Их работа в том, чтобы развивать продукт. А мы сейчас, и в ближайшие полгода точно, будем продукт создавать… Конечно, можно собрать вещи и уехать в какую-то цивилизацию, где все хорошо. Но прикол в том, что ты не будешь иметь к этому никакого отношения. Это все не твое. Это не ты сделал. Это не плод твоей мысли, не плод твоих трудов. То есть, конечно, человек создан для счастья. И я не сторонник теории, что где родился, там и сгодился, нет. Но с другой стороны, вариант приехать в ту же самую Германию и сказать: ну все, наконец-то у меня все хорошо, вокруг меня прекрасное общество, — это немного читерство. Когда ты играешь в компьютерные игры и не сам уровни проходишь, а пользуешься кодами. Мне кажется, что это не совсем то».

Юлия Цветкова, хозяйка саратовского тайм-кафе "Дружба" и "Кашеварни"
Юлия Цветкова, хозяйка саратовского тайм-кафе "Дружба" и "Кашеварни" (Саратов)

Миша и Юля, так неожиданно и одновременно заговорившие со мной с экрана компьютера, внезапно замкнули в моем сознании верхнюю и нижнюю границу нашего выпускного поколения — рубежного, родившегося в одном тысячелетии, а вышедшего из школы в другом. Именно мы в свои неполные 25 рванули в суперсерьезные и взрослые проекты на поколенческом разрыве 90-х, когда из активной жизни в момент выпало самое продуктивное звено — те, кому теперь около 45 и кто должен был бы вместо нас тащить на себе сейчас прорывные урбан-проекты, строить собственные научные школы и вести социально ответственный бизнес. В 90-е они выживали в провинции, как могли, и потому в 2000-х их просто не стало рядом с нами ни в школах, ни в университеских аудиториях, ни в тех компаниях, куда мы приходили на свои первые стажировки.

Поэтому нам пришлось как-то резко и сразу взрослеть

И у нас, на самом деле, совсем не было времени почувствовать себя спокойными управленцами, имеющими время на прописывание обстоятельных маркетинговых планов и перфекционистски обсасывающих результаты своего интеллектуального труда.

И сегодня какие мы, к черту, бизнесмены? Моему поколению 30-летних давно пора расстаться с этой иллюзией. Даже со степенью MBA за плечами и дипломом Сколково подмышкой, мы — самые настоящие ремесленники с зудом точечных воздействий на реальность, сделанных исключительно своими руками и интеллектом. Потому что только в этом случае всё обретает вес, перспективы и ценность — и мотивирует нас бесконечно следовать принципу Черной королевы. И, как я теперь точно понимаю, именно этому единому поведенческому коду нас всех, через пот и слёзы, упорно натаскивали в нашей школе.

Мы, разумеется, не думаем, что рождены изменить мир. Но мы попробуем.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Топ-10 московских вузов с самыми высокими стипендиями

10 самых недоступных российских вузов

Как же правильно — до скольки или до скольких

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей