ЗЕМЛЯ, ГДЕ МОИ СЫНЫ? | Мел
ЗЕМЛЯ, ГДЕ МОИ СЫНЫ?
  1. Блоги

ЗЕМЛЯ, ГДЕ МОИ СЫНЫ?

25 ноября в России отмечается День матери
Время чтения: 4 мин

ЗЕМЛЯ, ГДЕ МОИ СЫНЫ?

25 ноября в России отмечается День матери
Время чтения: 4 мин

Самое страшное, что может случиться в жизни матери — смерть ребенка. И совсем невозможно представить скорбь матери, потерявшей всех детей. А сколько было таких женщин в годы Великой Отечественной войны — не сосчитать. Великой материнской жертвой достигнута победа в той войне. Миллионы матерей положили на алтарь Победы самое дорогое, что у них было, — жизни своих детей.

Епистинья Федоровна Степанова

Собирательным образом солдатской матери стала Епистинья Федоровна Степанова. Простая кубанская крестьянка, пережившая все тяготы ХХ века. У нее было девять сыновей. Старшего еще в Гражданскую войну убили белогвардейцы. Восемь остальных ушли на фронт в первый же год Великой Отечественной. Потом одно за другим стали приходить горестные письма: «пропал без вести», «убит в боях».

Узнав о долгожданной победе, Епистинья упала на землю с криком: «Земля, скажи ты мне, где же мои сыны?» Казалось, надежды нет, но она ждала, не носила траур, отказывалась верить похоронкам. И неожиданным подарком судьбы осенью 1945-го вернулся Николай, которого считали без вести пропавшим. К сожалению, ранения, полученные на войне, не прошли бесследно. В 1963 году схоронила Епистинья последнего сына.

В 1966 году маршал Советского Союза А. А. Гречко и генерал армии А. А. Епишев писали ей: «Вас, мать солдатскую, называют воины своей матерью. Вам шлют они сыновнее тепло своих сердец, пред Вами, простой русской женщиной, преклоняют колени. Вы святая нашей эпохи, мы все Ваши сыновья».

Прасковья Еремеевна Володичкина

У семьи Володичкиных было большое крепкое хозяйство. Но в коллективизацию почти все у них отняли. Павел Володичкин не перенес потери и скончался в 1935 году. Девятерых сыновей Прасковья Еремеевна поднимала одна. И так же одна провожала их на фронт.

С младшим сыном так и не попрощалась. Сразу после армии его призвали на фронт — не дали даже заехать домой. Проезжая родные места, он успел выкинуть из окна вагона записку: «Мама, родная мама. Не тужи, не горюй, едем на фронт. Разобьем фашистов и все вернемся к тебе. Жди. Твой Колька». Поезд разбомбили в районе Воронежа…

Трое сыновей погибли, трое пропали без вести. Прасковья не вынесла горя, умерла осенью 1943-го, не дождавшись возвращения троих сыновей. Иван и Петр умерли от ран уже после войны. Константин, раненный в голову, пережил всех братьев и умер в 1986 году, 32 года проведя в психиатрической больнице.

В память о материнском подвиге на холме рядом с поселком Алексеевка Самарской области, где жила семья, воздвигли памятник — девять журавлей, клином уходящих в небо, а на постаменте слова: «Семье Володичкиных — благодарная Россия».

Мария Матвеевна Фролова

В семье Фроловых из Задонска было 12 детей: двое дочерей и десять сыновей. Талантливые, работящие, мастера на все руки. Старшая дочь Антонина уехала жить в Ленинград, за ней поехали и братья. Там учились, работали, оттуда и ушли на фронт.

Когда пришло известие о войне, Мария Матвеевна сказала мужу: «Наши все уйдут». Так и случилось. Война не коснулась лишь двух из них: классного электросварщика Алексея, несмотря на его просьбы, руководство не пустило на фронт, а Митрофан был слишком мал. Антонина пережила блокаду. А младшая дочь Анна вместе с матерью разделила ужас утрат, одно за другим получая сообщения о гибели Миши, Димы, Кости, Тихона, Васи, Лени, Коли, Пети…

Мария Матвеевна ушла из жизни в 96 лет. В последние годы она любила смотреть из окна на улицу. На уговоры дочери прилечь отвечала: «Никак на людей не нагляжусь. Такие они все красивые…»

Тассо и Асахмат Газдановы

Когда началась война и объявили мобилизацию, семь братьев Газдановых из горного села Дзаурикау в Северной Осетии ушли добровольцами на фронт. Каждое утро Тассо ждала писем, но получала лишь похоронки. После третьей сердце не выдержало. Она умерла, не зная, что никто из сыновей не вернется: Хаджисмел и Магомет погибли под Севастополем, Дзарахмат — под Новороссийском, 17-летний Хасанбек — в Белоруссии, Созрико — в Киеве, Махарбек — под Москвой. Последний, Шамиль, скончался от смертельного ранения под Берлином прямо накануне Победы.

В Северной Осетии о смерти детей родителям сообщают старейшины. Когда Асахмат Газданов увидел старейшин, которые в седьмой раз шли к его двору, сердце старика остановилось. Он умер, держа на руках внучку Милу, дочку Дзарахмата, единственного из сыновей, кто успел жениться до ухода на фронт.

Известный осетинский скульптор Сергей Санакоев в честь трагической истории семьи Газдановых облек в каменную форму стихотворение Расула Гамзатова: семь белых журавлей, олицетворяющих семь погибших братьев, один за другим взмывают в небо.

Семья Лысенко

Но чудеса случаются даже в самые черные годы. В украинском селе Бровахи под Корсунь-Шевченковским жила семья Лысенко. У Макара Назаровича и его жены Евдохи было 16 детей — 5 дочерей и 11 сыновей. В 1933 году Евтух, один из сыновей, подался на заработки в Киев и там пропал. Отца не стало в начале 1940-го. А когда началась Великая Отечественная, из материнского дома ушли на фронт десять сыновей: Хтодось, Петро, Иван, Василь, Михайло, Степан, Николай, Павло, Андрей и Александр.

Первым в 1944 году вернулся Николай, за ним и все остальные. Хдось и Андрей домой вернулись без ноги, но разве это имеет значение для матери. Больше всего радовалась семья, когда вернулся с войны младший Саша, которому в 1944 году исполнилось 18 лет. Он штурмовал Берлин. Вспоминал потом, что хотел расписаться на Рейхстаге, да постеснялся — почерк неважный.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей