Написать в блог
Что значит быть философом

Что значит быть философом

монолог
Время чтения: 5 мин

Что значит быть философом

монолог
Время чтения: 5 мин

Давайте сегодня начистоту.

Я решила написать этот текст как освобождение от долженствования соответствовать своему выдуманному образу философа и преподавателя.

Детский лепет

(детским лепетом назвал мой ответ декан факультета на экзамене по онтологии)

Когда я поступала на философский факультет, я считала, что все преподаватели должны быть особенными людьми: просвещенными, нравственными, увлеченными философствованием, общением друг с другом и со студентами, смелыми исследователями. Я ожидала встретить «настоящих философов», а не преподавателей философских дисциплин.

На занятиях нам никто не объяснял, что из нас готовят специалистов по философским дисциплинам, даже к преподаванию особо не готовили. А о том, кто такие философы, кажется, ни одного разговора не было. Только о биографиях, идеях, последователях и критиках.

После третьего курса я поехала на Летнюю философскую школу от ИФ РАН, на которой — наконец-то! — увидела заинтересованных мыслью людей, академиков, которые спорили друг с другом, делились своими концепциями и внимательно слушали студентов и аспирантов.

Вдохновленная, несколько лет подряд я только и делала, что писала тезисы и ездила по конференциям, на которых молодые ученые обсуждали проблемы этики, социальной философии, антропологии. На этих конференциях не происходило ничего. Доклады варьировались от очень плохого пересказа учебника по истории философии до сомнительного синтеза модных постмодернистких идей. Я начала уставать от пустых разговоров, которые ничего не обозначали и ни к чему не вели. Исследования ради исследований? Цитирование ради цитирований? Конференции ради послужного списка? К слову, когда я поступала в герценовскую аспирантуру, мои грамоты с бесконечных конференций и 14 научных публикаций ни на что не повлияли. На бюджет брали своих, даже тех, у кого не было своей темы для диссертации, и они были согласны на ту, что назначит кафедра.

Я хотела писать диссертацию о т. н. «духовных упражнениях» (термин, введенный Пьером Адо, для обозначения философских преобразовательных практик, которые расцветали в Древней Греции). Не знакомые ни с работами Адо, ни (вероятно) с работами Мишеля Фуко (который писал о том же, но использовал термин «практики себя»), о моей теме на кафедре, куда я поступала, отозвались так: «духовные упражнения? Это как? Присели-встали?».

Это был конец моих иллюзий. И начало моего философского созревания.

Учитель

То, что я не нашла в университетах и на конференциях — жажды открытий, страсти, поглощенности идеями, слитости мысли и практики, — я нашла в книгах Пьера Адо («Философия как способ жить», «Духовные упражнения и античная философия») и в разговорах и лекциях Александра Моисеевича Пятигорского. Его я слушала, может быть, с курса второго. Каждый год, пересматривая видео, я понимала то, что не понимала раньше. Еще спустя время я замечала, что нахожу в его рассуждениях собственные открытия. Я слушала его завороженно, пытаясь понять то, что по уровню для меня было как высшая математика, получая удовольствия от того, что он говорит простым языком, без пафоса, без академических претензий. Он говорил от себя, говорил свое, не пересказывал чужие идеи, не устраивал сравнительных анализов. Он был живым, и он мыслил. И не относился к себе слишком серьезно.

Пятигорский для меня — учитель. Такой учитель, какие были когда-то в Индии: он живет в своей хижине на берегу реки и ко мне не обращается, меня целенаправленно не учит. А я хожу рядом, смотрю на то, как он живет, что делает, что говорит и учусь сама.

Сегодня я доучилась до того, что придумала свою методику работу с мышлением. По теоретическим вопросам я все еще обращаюсь к Пятигорскому (а именно, к его книге «Мышление и наблюдение»), но методика и педагогика — как учить людей исследовать свое мышление и помочь им обнаружить рефлексию — мои изобретения.

И теперь я задаюсь вопросом о том, кто я для моих учеников и для любых людей. Я — учитель? Я должна «держать марку»? Я могу говорить о личном? А вдруг, если я буду рассказывать о том, что мне не удается, меня никто не воспримет как авторитет, и у меня не будет учеников? Нужно ли мне создать какой-то образ себя, чтобы привлечь к работе над мышлением больше людей?

Освобождение

Этот текст, как я и написала в самом начале, освобождает меня от этих вопросов. Я решила, что я — это просто я. Я — девушка, я ссорюсь иногда со своим парнем, я люблю готовить и мечтаю вырастить думающих детей. Иногда я не думаю, у меня случаются эмоциональные срывы, бывает, я много плачу. Я боюсь быть лишней и ненужной. До этого лета я не умела кататься на велосипеде. В моем столе лежит много недописанных текстов, которые я не могу опубликовать, потому что они мне кажутся морализаторскими и истеричными, а я как преподаватель рефлексии должна публиковать только тексты, идеально выражающие то, чему я учу.

Это все не отменяет моих открытий, моей упорной работы с текстами и над текстами, моего опыта самонаблюдения в течение последних 16 лет, моей радости, когда ученики что-то понимают, рефлексируют (это значит, что я — хороший преподаватель, значит, что методика работает!), моих преобразований себя в результате актов рефлексии, моего создания методики, аналогичной которой я пока еще нигде не встречала.

Миф — это то, что не отрефлексировано. А.М. Пятигорский

Я назвала этот текст «что значит быть философом». Философы довольно мифологизированные существа, непонятные нормальным людям. Их представляют либо это чудаками, которые говорят о чем-то, что не имеет отношения к жизни, либо очень умными авторитетными людьми, которых невозможно понять, либо преподавателями философии, которые ведут себя как преподаватели. Мне же хочется демифологизировать философа: увидеть в нем живого человека. Однако рефлексия и философствование — деятельности, очень сильно меняющие жизнь. И это то, о чем на философских факультетах тоже не говорят.

Что философствование изменило для меня?

Я больше не читаю художественную литературу, потому что она слишком линейна и поверхностна (по сравнению с философскими текстами). Мне не хватает в ней парадигмальной новизны.

Для меня нет смысла в общении, состоящем из обмена новостями «у кого что произошло за тот период, пока мы не виделись». Так же я больше не участвую в интеллектуальных разговорах, поскольку в них люди показывают собственный интеллект, пытаюсь переубедить собеседников, а вовсе не занимаются активным пониманием того, что с ними происходит и как можно преобразовать объект обсуждения.

Решения для своих проблем я теперь не ищу. Я рефлексирую ситуацию, которая породила проблему (то есть думаю о своем мышлении в этой ситуации). А затем решаю, что я могу изменить для того, чтобы такой ситуации больше не возникало.

В людях теперь я ценю больше всего их собственные мысли и способность к рефлексии. Особенно это важно для дружбы и романтических отношений. Если оба партнера способны увидеть то, как они себя ведут, говорить об этом и менять суждения и поведения, то конфликты и ссоры становятся не поводом упрекнуть друг друга, а поводом подумать, как мы тут оказались и как больше тут не оказываться.

Я демифологизировала для себя понятия семьи, любви, отношений, секса, дружбы. Это значит, что я сама наделяю смыслом эти понятия и понимаю, как я хочу, чтобы это выражалось в моей жизни. Важное замечание: я продолжаю рефлексировать понятия (эти и не только), рефлексия — это бесконечный процесс.

Я научилась конструировать смыслы, чтобы понимать позицию другого человека и, если захочу, включаю эти новые смыслы в свое жизненное пространство, то есть начинаю их использовать.

Хотите в сообщество исследователей мышления?

Я знаю, что есть множество людей, читающих философские тексты, задающихся вопросами о смыслах и ценностях. Знаю, что есть люди, которые стремятся научиться мыслить иначе и ходят на занятия по логическому, управленческому или позитивному мышлению. Есть и те, кто брал философские консультации (редкие пока в нашей стране, но весьма распространенные в Европе и Америке). Вокруг каждой практики создается свое сообщество людей, которые нашли в ней смыслы.

Для меня быть философом и преподавателем (после демифологизации этих понятий) — это общаться с открытыми, желающими, интересующимися людьми, с теми, кому важно их собственное мышление (а не «правильное"или «креативное»). Это показывать, как возможна честность с собой, как видеть себя в моменте настоящего, как учить себя (спокойно, постепенно и любя), как не потеряться в потоке мыслей и вопросов и что происходит во время рефлексии.

Рефлексия — не экзотический навык, не уникальная способность, а часть нормальной, повседневной жизни с самим собой. И способ узнавать самого себя, конечно.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей