Написать в блог
Каким по-настоящему был Фестиваль Молодежи в Сочи

Каким по-настоящему был Фестиваль Молодежи в Сочи

Время чтения: 6 мин

Каким по-настоящему был Фестиваль Молодежи в Сочи

Время чтения: 6 мин

Пришло время рассказать, каким на самом деле был Фестиваль молодежи и студентов.

Знаете, из каждого события мы что-то выносим для себя. Какое-то важное знание, умение. Из Фестиваля я вынесла самое главное — нужно уметь стоять за себя.

Почему-то несмотря на весь треш, Фестиваль я вспоминаю с доброй улыбкой. Хорошее было время. Столько новых людей, идей и мыслей. Но…

Но я не могу простить тех людей, благодаря которым я улыбаюсь только сейчас. А не тогда, на самом Фестивале. Впрочем, я и там улыбалась. Только вымученно, через голод, усталость и обиду.

Давайте разберемся по порядку, что ли?

Пользуясь случаем, хочу сказать огромное спасибо Мосволонтеру. Они действительно делали все, что смогли. Спасибо им за предоставленное в поезде питание, за постоянную координацию и человеческое отношение.

И огромное неспасибо организатором.

Я верю в карму.

Я надеюсь, вам вернется.

Я просто выложу здесь скрины из беседы. Все имена замазаны, само собой. Оффтоповые тексты потерты.

Справедливость?

По части распределения волонтеров была глобальная несправедливость. Сначала нам лили в уши о том, что у нас обязательно будут смены (для тех, кто не в теме — для волонтера ненормально работать больше 4-5 часов в день). И отдыхать мы будем, и Фестиваль посмотреть успеем. Ну-ну. У кого-то действительно были смены. Штуки две за Фестиваль. Я с такими людьми жила в одной комнате. У них не было обязанностей, и они целый день веселились и развлекались наравне с участниками.

Повезло, что сказать.

И были мы. Мы работали с 7 утра до 8 вечера. На ногах. В залах. Нам запрещено было даже садиться. Я возмутилась, подошла к начальству и сказала, что это ненормальные условия даже по Трудовому кодексу. Что мне там устроили — меня таскали по куче людей, которые объясняли мне, что раз я приехала, я ДОЖНА и ОБЯЗАНА, а если не хочу — отправляйся домой за свои деньги. Вы когда-нибудь пробовали 12 часов заниматься тем, что сначала таскать стулья и готовить зал к лекции, потом целую лекцию стоять, потом снова готовить зал и снова стоять, и так до вечера? Стоять, едва не падая в обморок от голода и усталости? При чем тут голод, спросите вы — а мы об этом дальше поговорим.

Я бы привела в пруфы откровенное глобление меня начальством — какая я плохая и не хочу выполнять конскую, вредную для здоровья работу забесплатно, — но я была так зла, что все их потерла. Такие дела.

Организация, или как НЕ надо

Об организации говорить много не буду. На входах постоянно были гигантские очереди и работали только пара рамок. Нужно было встать в несусветную рань, чтобы позавтракать, собраться, попасть на шаттл (автобус), что было почти невозможно (почему, спросите вы? Поговорим ниже:), пройти эту рамку и в восемь быть на рабочем месте. При этом домой, после 30-минутного ожидания и жуткой очередь на автобус, пересадки (все ниже, ниже), дороги домой, ужина и душа была уже полночь. Мы спали по 5 часов. У нас не было выходных.

Мы постоянно хотели спать и есть.

Все сообщалось в последний момент. Оповещения об изменении мероприятий могли прийти в три ночи — за два часа до того, как ты должен встать. Постоянно менялись залы лекций — волонтерам никто не сообщал. Постоянно менялось начало — то же самое. Тебе объявляли что-то за пять минут — и ты должен был быть здесь, неважно, чем ты занимался до этого — спал, ел, внезапно! отдыхал (ведь волонтерам нельзя отдыхать, спасибо, ВФМС!)

Добро пожаловать, Владимир Владимирович!

Говоря о транспорте. Первую пару дней все было прилично. У нас были шаттлы, которые ходили прямиком от отеля до нескольких КПП — в зависимости от места работы. Но недолго длилось счастье. Ведь на Фестиваль решил пожаловать сам ПРЕЗИДЕНТ!

И тем самым осложнить и без того тяжелую жизнь волонтеров, ведь перекрыли весь город. Шаттлы ходили раз в тридцать минут. В очередях на них была такая очередь и такая давка, что удивительно, что никто в ней не погиб. Ты мог ждать свой автобус полчаса, час, полтора… Изменилось расписание. Теперь куда идет автобус — можно было только гадать. Домой добирались с пересадками. Утром ехали до Олимпийского парка — и шли в Медиацентр пешком, сорок минут…

Справедливости ради сказать, участники страдали вместе с нами. И нет, после отъезда Путина ничего не изменилось.

Помню, как я дрожала в толпе на холоде, звонила в Министерство Культуры и орала, что если они немедленно не наладят транспорт, я подниму это в иностранных СМИ. Нервы сдавали. Я не подняла. (Зря?)

И если вы хотите спросить что-то типа «А что, в Сочи не ходит обычный городской транспорт?», я отвечу заранее: не ходил. Он весь был переброшен на Фестиваль. Жаль, что толку не было… А еще там были такси. Которые брали по несколько тысяч за одну поездку. Иностранцы велись, конечно же…

Волонтеры не едят — это миф!

И вот мы подобрались к самому трешу. Я училась в Америке, там свои физиологические потребности принято отстаивать. Вот и я, наученная такая, не позволила в этом плане себя обидеть. Я вообще наглая, прорывная и свои права знаю, но на этом Фестивале наплевательскими отношениями меня задавили настолько, что я не сопротивлялась… Сейчас бы я вела себя иначе. Хотя?..

Нас не кормили. Вообще.

У кого-то были сухпайки. Вы представляете, что такое сухпаек? Пара яблок, печеньки, хлебцы. Поживите на этом две недели.

У нас не было ничего.

Питание было три раза в день. Вы пробовали когда-нибудь есть в режиме: завтра в 6 утра, обед в 2, ужин в 10? Да это невозможно. Нельзя делать такие гигантские перерывы между едой! Я помню, как за завтраком буквально впихивала в себя еду через боль, потому что понимала, что у меня не будет возможности поесть еще восемь часов… Пользы не было, все равно к 11 безумно хотелось есть. Перекусывать нельзя — некрасиво. Волонтеры же не люди, им есть не надо.

Впрочем, мне еще повезло. Здесь я явно обозначила свою цель: я голодать не намерена. И в первый же день, когда питание еще не было отлажено, около двух бросила работу и уехала в отель на обед. Вернулась часа через два. Спасибо моей природной наглости.

Но не все такие наглые. Большинству волонтеров площадок не позволили уйти вообще. Они так и проработали — несколько дней без обеда… делились друг с другом яблочками и шоколадками. Осторожно, от скринов может колебнуться ваша вера в человечество.

Про организацию площадок было уже сказано, но вот в догоночку несколько скринов. Знаете, что происходит, когда гости недовольны происходящим? Они кидаются на волонтеров. Потому что начальства нет, начальство в домике!

Ну и напоследок — пару мнений самих волонтеров.

Надеюсь, вы насладились этим трешем.

Эти три недели были адом. Я, умеющая постоять за себя и за словом никогда в карман не лезущая, рыдала ночами, голодала, валилась от усталости с ног; меня гнобили за любую мелочь, вырывали чуть ли, простите за выражение, не из туалетной комнаты, требовали беспрекословного подчинения и стоять у стенки по стойке смирно. И улыбаться. Вы волонтеры. Вы — Фестиваль!

Я надеюсь, что ни один организатор не спит спокойно ночами.

Кстати, если вы читали что-то вверху про договоры — забудьте. Нам дали подписать их в день отъезда и, уточняющих строку «у меня нет претензий к организатором» грозили, что не повезут домой.

На этом у меня все.

Нет, не все.

Если вы задаетесь вопросом, зачем я это тут пишу — именно затем. Чтобы выплеснуть злость и показать, ЧЕМ были красивые видеосюжеты в новостях Первого Канала. И показать, как НЕ НАДО быть организаторами. И если вы, да, вы, имеете хоть какое-то отношение к Фестивалю — я надеюсь, вам воздастся за каждого волонтера.

Вот теперь все.

Спасибо.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Ксения, была на ВФМС в качестве участника. подпишусь про организацию под каждым словом, но фестиваль в итоге вывезли именно волонтеры! Спустя несколько месяцев вспоминаю вас, улыбашек, встречающих по утрам и желающих доброй ночи по вечерам! Волонтеры в итоге сгладили всё впечатление! Спасибо вам :)
Больше статей