Написать в блог
Есть ли будущее у школьного проекта?

Есть ли будущее у школьного проекта?

Время чтения: 6 мин

Есть ли будущее у школьного проекта?

Время чтения: 6 мин

Проектные смены, индивидуальные проекты в 10 классе, проектные кружки, олимпиады, школы, конкурсы — проектных форматов становится всё больше. И хорошие школьные проекты действительно предполагают новое исследование или разработку технического решения. Но что ждёт такойпроект дальше? Широкую известность получила заметка двух школьников о трудных путях проектов. Создательница «Гуманитарного лифта» вскользь сказала о той же проблеме…

Марианна Белинская решительно возражает своим молодым коллегам. По её мнению, действительно увлечённый школьник может найти для своего проекта экспертов, оборудование, деньги — если действительно хочет этого.

Марианна Белинская

Здесь и далее — фото Ирины Абзаловой со Всероссийского форума «Будущие интеллектуальные лидеры России» (Ярославль, 1–4 сентября 2014 года)

Меня зовут Марианна Белинская. Я методолог, руководитель проектов в сфере образования и технологий Института Шифферса, разработчик и программный директор проектных школ.

За последние 4 года мы разрабатывали содержание для более чем 20 проектных школ и федеральных площадок дополнительного образования для школьников, студентов и молодых специалистов. Это школы «Лифт в Будущее», «Иннопрактика», «Тихоокеанская проектная школа», Форум «Будущие интеллектуальные лидеры России «ПроеКТОрия”", форум «Итуруп», проектные смены «Сириуса».

Наряду с этим мы разрабатывали программы повышения квалификации педагогов, работающих в проектном подходе, в том числе онлайн-курс «Как стать наставником проектов» для Открытого Университета Сколково (Академия Наставников). Сам Институт Шифферса, коллектив его авторов — разработчики мыследеятельностного подхода в педагогике, метапредметов и проектной деятельности, по итогу введенных во ФГОС в 2007 году.

Сейчас Институт реализует свою магистерскую программу управления технологическими проектами развития в Московском Политехе, архитектором которой я являюсь.

Лично для меня создание сред, в которых молодые люди могли бы пробовать себя в крупных проектах, включаться в решение больших страновых задач, преодоление барьеров доступа к таким форматам является идеологической задачей.

Необходимость таких форматов связана с тем, что сегодня, по сути, есть две трассы достижения профессиональных результатов — карьера (найм в компании) и предпринимательство (развитие собственных проектов и бизнесов). Для того, чтобы занять позицию управленца в сложном проекте, наемному работнику необходимо обладать большим опытом, стажем работы на схожем уровне сложности, особым набором компетенций — таких специалистов сейчас невероятно мало. Молодые люди, двигающиеся в логике предпринимательства, как правило, не генерируют самостоятельно проекты развития, которые были бы направлены не на коммерциализацию саму по себе, а объединяли бы интересы государства, промышленности, финансовых институтов и науки. В связи с этим доступ к сложным проектам и получению реальных компетенций через реализацию таких инициатив закрыт для молодежи. А такие кадры жизненно важны для страны в условиях неопределенности.

Мне важно, чтобы наши школьники становились активными игроками общества, понимали его задачу, видели область применения своих знаний и интересов, были востребованы и успешны. И самое главное, были способны делать то, что хотят, а не вынуждены делать.

Школьные проекты нужны для того, чтобы школьники могли увидеть, где их предметные знания могут быть применены. Чтобы они начали видеть реальные проблемы бизнеса, государства, могли к ним самоопределяться и начать пробовать решать уже сейчас. Чтобы школьники могли начинать разговаривать на языке научно-практического сообщества. Проектные школы — мостик между заученной информацией и живым мышлением в реальном мире.

Участие в таких проектах нужно не только школьникам, но и в целом молодым мотивированным людям, которые хотят прожить интересную, насыщенную жизнь, в которой можно заниматься чем хочешь и быть способным обеспечить реализацию своей мечты.

Тип действия в «проекте» — это особый тип мышления, который мы передаем нашим участникам.

В проектных школах мы делаем образовательные проекты, которые направленные на достижение образовательного результата — метапредметного, предметного, личностного. Это не предпринимательские проекты, которые оценивают венчурные фонды, где перспективность оценивается через возвратность инвестиций, срок окупаемости вложений, потенциальным объемом рынка (цифры здесь важнее слов), хотя в ряде школ мы делали и такие.

Перспективные образовательные проекты — те, которые задуманы педагогом и реализованы в образовательной среде по норме. Нужно помнить, что проект — это не реферат и не изделие само по себе. Проект — это алгоритм действий в реальности, направленный на изменение конкретной социальной ситуации.

Если ваш ребенок делает проект, обязательно спросите, какую проблему он решит в жизни и кому конкретно это нужно. Если ответы не будут подкреплены материалами, цифрами и не будут убедительны настолько, что вы захотите сами поддержать его финансированием, я буду вместе с вами ругать эту отнюдь не проектную деятельность и скажу, что это действительно трата времени.

Перспективным такой образовательный проект (дающий эффективный образовательный результат) становится в том случае, если педагог создал среду, в которой проектная инициатива реализуется в тесной связке с реальным научно-практическим сообществом, действующим в изучаемом поле.

Только такой проект перспективен, так как он дает серьезный образовательный результат. И только потом, как «программа максимум» проект может быть доработан до правильных цифр и выведен в жизнь через поддержку институтов развития, сообщества и тд.

Но для образовательного проекта это не всегда самоцель — это топ-левел, который демонстрируется мало на каких площадках дополнительного образования. Это школы «Лифт в Будущее», в особенности последняя школа — осень 2017, ряд проектных смен Сириуса.

И российские, и зарубежные компании готовы работать со школьниками. Достаточно открыть страницу партнёров форума «ПроеКТОрия». Вопрос в том, как педагог или проектирующий образовательную среду специалист выстроит диалог. Таким вещам мы учим, это отдельный профессионализм.

Если школьник желает дорастить проект до «взрослого» результата, то сообщество, которое делает школы, курсы наставников и разрабатывает эту инфраструктуру должно знать об этом желании школьника. Тогда никаких проблем не возникнет. Зачастую школьники хотят дорастить свой проект, но почему-то об этом никто не знает и они держат свои «хотелки» в голове. Обращайтесь к экспертам, вам никто не откажет в консультации.

На всех проектных школах вас учат создавать среду под свои собственные задачи. Делайте это, не ждите, пока взрослые придумают вам очередную школу. Звоните экспертам, общайтесь, иначе зачем мы вас знакомили?

Сейчас возможностей довести проект до серьезного уровня — выше крыши. Это система ЦМИТов и Кванториумов — там вы сможете доработать mvp; РВК, ФРИИ, Рыбаков Фонд, Фонд содействия инновациям, Президентские гранты и пр. — там вы сможете получить первые средства на проект. Запустились он-лайн курсы и офлайн школы наставников от Сколково — в стране начинают готовить тех, кто поможет вам достичь цели.

Некогда ждать? Обращайтесь в Академию наставников в Сколково и просите себе наставника — там уже собрана хорошая база специалистов в разных регионах! Трансформируйте среду под себя, за вас это никто не сделает, так как ваши замыслы только в вашей голове. Исправьте это — пусть ваша задача станет задачей и других людей.

Истории успеха молодых команд я постоянно слышу и от своих коллег, работающих со школьниками и студентами, вижу и среди своих подопечных. На последней школе Лифта проектные команды были взяты в сопровождение институтами развития (ФРИИ помогает ребятам с проектом по нейросетям и сетевой безопасности, Институт Шифферса — с проектом по накопителям электроэнергии), был выдан денежный грант в 300 тысяч рублей на развитие ИТ-сервиса.

Елена Клепикова, руководитель Департамента образовательных программ «Лифта в будущее»:

«Студенты — победители конкурса решений для компаний (программный продукт или инженерный либо иженерный прототип) — получили гранты по 200-400 тысяч рублей. Самат Тукаев, студент Казанского государственного энергетического университета, предложил решение для задачи «Башкирской электросетевой компании» (БЭСК). Его решение — разработка программы-скрипта для определения направления к поврежденному участку сети путем анализа входящих и выходящих сигналов в отдельном объекте сети 6-10 кВ — было признано лучшим на конкурсе «Системное решение».

Получил грант в 500 т. р. на реализацию. Задача: Он же на очном этапе конкурса «Умник» был рекомендован к участию в «Энерджинет «Умник НТИ».

Многие выпускники проектных школ работают сейчас с нами в Институте им. Е. Л. Шифферса, сопровождают свои собственные проекты в образовании, модерируют крупные консалтинговые сессии, многие выпускники федеральных площадок дополнительного образования заключили трудовые контракты с крупными корпорациями и инновационными компаниями (Форум «Проектория» 2017 года). Запущен уникальный конкурс «Энергопрорыв» — где школьные команды наряду с профессионалами представляют свои проекты и видение решений проблем отрасли, знакомятся и продолжают работу за пределами этих форматов.

Михаил Просекин, эксперт в области проектного обучения школьников и студентов:

«Михаил Чекан, ныне студент третьего курса Иркутского государственного университета. С 10 класса занимался у нас, начиная с программирования под Андроид и дальше Питон, приложения. Со второго курса работает 16 часов в неделю в компании „Полюс-НТ“ занимается разработкой образовательных лабораторий, в том числе по тематике НТИ Самая большая задача, которую он решал в компании на сегодня, — программирование „пользовательской песочницы“ (места для безопасного запуска скриптов пользователей в многопользовательской системе). Песочницы аппаратно-программная. Он же занимался пользовательскими интерфейсами и протоколами хранения данных пользователей».

Сам Институт Шифферса, корпорации, инновационные компании ищут молодых мотивированных людей, понимающих повестку в технологиях и социальном устройстве того или иного рынка, умеющие ставить проблему, декомпозировать ее в задачи и самостоятельно организовывать пространство для ее решения. Они имеют свое видение преодоления существующих проблем, и даже проблем, которые возникнут только лет через 5 — вот он реальный проект, лежащий внутри компетенций будущего специалиста.

Все перечисленное — одни из ведущих компетенций для 21 века, так как технологии, а за ними и профессии меняются каждые 2-3 года. Привязываться к одной узкой специальности сейчас опасно и недальновидно.

Главное помнить, что никаких чудес не случится, если со стороны школьника нет желания продолжать или запускать проект. Никакому наставнику не будет интересно возится с проектом, который не нужен даже самому автору.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей