Соколов и Джокер | Мел
Соколов и Джокер
  1. Блоги

Соколов и Джокер

В чем прав Мединский?
Время чтения: 3 мин

Соколов и Джокер

В чем прав Мединский?
Время чтения: 3 мин

Недавно министр культуры Мединский сравнил историка-убийцу Соколова с популярным художественным персонажем Джокером. Он предположил, что если вам нравится Джокер, то должен нравиться и Соколов. Прямое сравнение физической и художественной реальности, конечно, неуместно, однако, некоторые параллели между историком и злодеем из комиксов построить можно. Поможет нам в этом философия и психология, что позволит немного разобраться в причинах питерской трагедии.

Джокер, как известно, выступает в образе клоуна. В культуре существует определенный вид фобий, связанных с образами клоунов, который обозначается термином «коулрофобия». Клоун, при этом, является разновидностью актера, лицедея. Историк Соколов является известным реконструктором, организатором костюмированных балов, актерствующим педагогом, наконец. Связь в этом смысле очевидна.

Но почему некоторые люди боятся клоунов? Возможный ответ можно получить у профессора робототехники Масахито Мори, который в 1970-е годы предложил теорию «зловещей долины». Если что-то выглядит как человек, но при этом им не является, то оно вызывает негативные эмоции. Однако у Мори речь шла о человекоподобных роботах. При чем здесь Джокер и, тем более, Соколов? Очевидно, Джокер вызывает страх порождением смертей и своей ненормативностью, непредсказуемостью. С другой стороны, он нарушает порядок нашего мышления, разрушая нормы и ожидания. Джокер вводит нас в заблуждение, что означает невозможность его прочтения обычными людьми. Соколов уже вызывал страх у тех, кто столкнулся с его ненормативностью, теперь этот страх стал массовым. Сколько таких Соколовых окружает нас в повседневной жизни, вводит в заблуждение своей кажущейся нормативностью?

Но, несмотря на отрицательные признаки, Джокер стал культурным символом, одним из самых известных злодеев в искусстве. Почему же Джокер оказывается таким притягательным персонажем? Что мы в нем видим? И что он позволяет нам понять? Что вызывало интерес многих людей к Соколову? Почему даже после жестокого убийства можно найти немало позитивных отзывов и слов поддержки питерскому расчленителю?

Оставим в стороне вопрос о наличии психических нарушений у Джокера и Соколова. Мы точно можем сказать, что Джокер расчетлив, последователен и целенаправлен. Историк-реконструктор также обладает всеми этими качествами, как в своей научной деятельности, так и в подготовке и исполнении убийства. Но масштаб у этих двух субъектов все-таки иной. Джокер имеет глобальный план повернуть установленный социальный порядок, создать хаос. Можно ли приписать это свойство Соколову? На первый взгляд, нет, однако, внимательно посмотрев на предмет его научных исследований и центральную фигуру внутри этого предмета — Наполеона, мы можем сделать ряд интересных гипотетических суждений.

Наполеон — это продукт Великой Французской революции. Любая революция есть коренное изменение социального порядка, всегда чреватое хаосом. Наполеон — великий государственный деятель именно в том, что он пытался остановить хаос во Франции, перенося хаос вместе с войной и завоеваниями на другие европейские государства. Погружение в мир Наполеона, такое интенсивное как у Соколова, неизбежно предполагало и погружение в хаос.

Однако стремление к хаосу и иррациональности глубоко сокрыто в человеческой природе. На протяжении многих веков человеческая культура пыталась найти способы принять этот хаос, встроив его в порядок, с помощью циклических дионисийских оргий, карнавалов, праздников, проводимых в особые временные периоды. Но эта система была встроена в особый религиозно-философский порядок прославления жизни и жизненной силы. Она позволяла людям вырваться из мира искусственных и ограничивающих социальных ролей и погрузиться в подлинный мир природы, то, что Фрейд обозначал понятием «Оно», а Юнг — «тенью». Но что если этот порядок нарушается, и карнавал становится постоянным? Не оказался ли Соколов в состоянии перманентного карнавала? Не вошел ли он в «тень» полностью и безвозвратно? Отрицание обыденного социального порядка характерно и для Джокера, и для Соколова. Соколов и Джокер — это яркая иллюстрация того, кем каждый из нас может стать при отрицании цивилизации, культуры и общества. При этом, современная культура праздника и развлечения дает нам все основания утратить культурный облик, независимо от того, где мы работаем, какие у нас способности и таланты.

Джокер и Соколов привлекательны также тем, что они выступают как носители «сверхчеловеческих» качеств, отрицая «рабскую» уравнительную мораль общества, и возвышая сущность «сверхчеловека», что особенно привлекательно для молодых людей. Это отсылает нас к широким культурно-философским смыслам и фигурам самого Наполеона, персонажа «Преступления и наказания» Раскольникова, философствующего молотом безумного Ницше.

В графическом романе «Бэтмен: убийственная шутка» 1988 года Джокер говорит, что между ним и любым человеком нет разницы. Только «один плохой день» отделяет нормальный мир от мира ненормального. Такой плохой день произошел и в жизни питерского историка-реконструктора Соколова. Но в отличие от художественного мира, трагедия на Мойке стала физически реальной и болезненной для многих людей.

Изучая философские и культурные смыслы существования человека, мы неизбежно обращаемся и к его «темным» сторонам. Полагаю, что лучше осмыслять эти «темные» стороны на просмотре фильма «Джокер», чем на примере историка Соколова и его физически расчлененной возлюбленной. Не так ли, господин Мединский?

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей