Написать в блог
Ян Амос Коменский «Великая дидактика»

Ян Амос Коменский «Великая дидактика»

Основные тезисы
Время чтения: 19 мин

Ян Амос Коменский «Великая дидактика»

Основные тезисы
Время чтения: 19 мин

Глава I. Человек есть высшее, свободнейшее и совершеннейшее создание.

Глава II. Последняя цель человека — за пределами земной жизни.

»…для каждого из нас приготовлено три жизненные пристанища: лоно матери, земля, небо. Из первого во второе мы переходим путем рождения; из второго в третье — путем смерти и воскресения; из третьего же перехода нет никуда вовеки. В первом пристанище мы получаем только жизнь (бытие), с первичными зачатками движения и ощущения; во втором — жизнь, движения и чувства, с зачатками познания; в третьем — совершенную полноту всего.»

Глава III. Настоящая жизнь есть приготовление к вечной.

«Счастлив тот, кто выносит из чрева матери хорошо устроенные члены, но в тысячу раз счастливее тот, кто уносит отсюда душу, воспитанную в добре.»

Глава IV. Три степени подготовления к вечности: самопознание (и познание всего окружающего), самообладание и стремление к богу.

»…человеку врождено от природы, чтоб он 1) был сведущ во всех вещах; 2) был господином их и владыкою над самим собою, и 3) относил бы себя и все к богу, источнику всего сущего. Если выразить это кратко в общепринятой речи, то получим:

1. Знание (или образование),

2. Добродетель (или добрые нравы),

3. Религию (или благочестие). »

Глава V. Семена знания, добродетели и религии врождены нам от природы.

Глава VI. Человек, чтоб быть человеком, должен получить образование.

«Вообще же образование (culturâ) необходимо для каждого. В этом легко убедиться, если рассмотреть даже различные состояния (status) человека. Ибо кто станет отрицать, что обучение необходимо для людей — умственно ограниченных в видах уничтожения природной их тупости? Но и хорошо одаренные способностями в действительности так же и даже более нуждаются в обучении, потому что острый проницательный ум, не направляемый на полезное, стал бы заниматься бесполезным, странным и даже вредным.»

Глава VII. Образование человека совершается очень легко в первую пору жизни, а потому в эту пору оно только может совершаться успешно.

«Всем органическим созданиям свойственно то явление, что пока они нежны, то очень легко сгибаются и принимают форму, в окрепшем же состоянии они неподатливы.»

«Для того чтобы человек мог развиться до гуманности, бог даровал ему годы юности, во которые он, неспособный к другим вещам, наиболее способен к образованию.»

Глава VIII. Юношеству необходимо давать общее образование, и для этого нужны школы.

Глава IX. В школах должно обучаться все юношество обоего пола.

«Не только дети богатых и знатных лиц, но одинаково дети знатных и не знатных лиц, богатых и бедных, мальчики и девочки, в больших и малых городах, местечках и селах — должны быть посылаемы в школы…»

«Тот факт, что некоторые дети от природы являются бездарными и тупыми, не может служить этому препятствием, ибо общее образование ума направлено к устранению тупости и исправлению этого недостатка. И чем кто-либо тупее и скуднее природными способностями, тем более нуждается он в помощи, дабы хотя в возможной степени освободиться от животной тупости и неразумия…»

«Так же точно не может быть приведено достаточных оснований для того, чтобы вообще устранять женский пол (о котором я здесь в особенности упоминаю) от изучения мудрости (будет ли она передаваться на латинском или на родном языке), ибо женщины, как и мужчины, созданы по образу и подобию божию, одинаково с ними они соучастницы благодати и будущей жизни, одинаково одарены живым и восприимчивым для мудрости умом (часто даже более, чем наш пол)…»

Глава X. Обучение в школах должно быть общее.

»…в школах необходимо учить всех всему. То есть, нужно заботиться и стараться, чтоб никому, живущему в свете, не встречалось что-нибудь настолько неизвестное, чтоб он не мог иметь о том никакого суждения и чтоб он не мог искусно и без вредной ошибки приспособить его к известной цели.»

Глава XI. Доселе не было школ, которые соответствовали бы своей цели.

«Для нас осталось только одно, одно только возможно: насколько мы в силах, дать добрый совет подрастающему поколению, чтобы, показавши, как наши учителя впадали в ошибки, открыть путь, как можно их избегнуть.»

Глава XII. Преобразование школ к лучшему возможно.

»…такое устройство школ, при котором:

1. Все юношество (разве кроме тех, кому бог отказал в разуме) получало бы образование.

2. Все научались бы всему, что может сделать человека мудрым, честным и благочестивым.

3. Образование это как подготовление к жизни заканчивалось бы до поступления зрелого возраста.

4. Обучение совершалось бы без побоев, жестокости и принуждения, по возможности легко, приятно и как бы само собой.

5. Образование давалось бы не блестящее, но истинное, не поверхностное, но основательное

6. Образование приобреталось бы не с трудом, а по возможности легко. Совокупному обучению должны быть посвящены ежедневно только четыре часа, и притом так, что одного учителя будет одновременно достаточно для сотни учеников, при вдесятеро легчайшем труде, чем какой теперь употребляется на каждого ученика отдельно. "

Глава XIII. Основание для преобразования школ есть точный порядок во всем.

»…ничего другого не требует и искусство обучения, как искусного распределения времени, предметов и способов обучения.»

Глава XIV. Точный порядок школы следует заимствовать от природы и такой именно порядок, который не могли бы задержать никакие препятствия.

«Руководясь природой, мы намерены изыскать основные правила для: 1.продолжения жизни, чтоб изучать все необходимое;

2.сокращения наук, чтобы скорее выучиваться;

3.пользования случаем, чтобы надежно учиться:

4.развития умственных способностей, чтоб учиться легко;

5.изощрения суждения, чтоб учиться основательно. »

Глава XV. Основные правила для продолжения жизни.

«Обыкновенный день (сутки) имеет двадцать четыре часа, из числа которых восемь часов придутся на сон, столько же на внешние занятия (каковы: попечение о здоровье, обед и завтрак, одевание и раздевание, отдохновение, разговоры с друзьями и т. п.), между тем как на серьезные работы, исполняемые при таком порядке с удовольствием и без скуки, остаются еще восемь часов.»

Глава XVI. Общие условия для обучения и учения, то есть — каким образом можно учить и учиться с верным успехом.

«Основоположение первое: природа делает все во свое время.

1. Образование человека должно начинаться в весну жизни, то есть в отроческом возрасте.

2. Утренние часы представляют наиболее пригодное время для занятий.

3. Все подлежащее изучению должно быть так распределяемо, соответственно ступеням возраста, чтобы только то предлагалось для изучения, что доступно восприятию ученика.

Основоположение второе: природа приготовляет себе материал раньше, чем приступает к образованию ему формы.

Необходимо в школе: 1. Иметь наготове книги и все другие нужные учебные пособия.

2. Образовывать рассудок прежде языка.

3. Ни один язык не изучать из грамматик, но по избранным писателям.

4. Реальные науки (reales disciplinas) предпосылать формальным (organicis).

5. Примеры предпосылать правилам.

Основоположене третье: природа выбирает для своей деятельности наиболее пригодный предмет, или же предварительно приготовляет его так, чтоб он сделался пригодным.

1. Всякий, кого отдают во школу, должен пробыть в ней до конца курса.

2. Приступая к изучению всякого предмета, наперед следует предрасположить к нему умы учеников.

3. Следует устранять все препятствия для учащихся.

Четвертое основоположение: природа не смешивается в своих творениях, но раздельно развивается в каждой своей части.

В школах до́лжно принять за правило, чтобы ученики в одно время занимались только одним учебным предметом.

Пятое основоположение: во всякой деятельности своей природа начинает работу изнутри.

1. Во-первых, следует образовать рассудок для понимания вещей, во-вторых, — память и, в-третьих, — язык и руку.

2. Учитель должен иметь в виду и сообразно с обстоятельствами применять все пути для раскрытия познания.

Шестое основоположение: природа начинает свою организацию с общего и кончает частностями.

1. Как только мальчики приступают к изучению наук, то с самого начала их образования должны быть заложены в их духе основания для всего обучения.

2. Каждый язык, наука или искусство должны быть сначала преподаваемы только в самых простейших началах.

Седьмое основоположение: природа не делает скачков, но идет постепенно вперед.

1. Вся совокупность научных занятий должна быть тщательно разделена на классы, так чтобы предыдущее повсюду приготовляло и освещало путь последующему.

2. Время учения должно быть с точностью распределено, так чтобы на каждый год, на каждый месяц, на каждый день, на каждый час приходилось свое отдельное занятие.

3. Распределение времени и работ должно быть строго соблюдаемо, дабы ничто не было ни пропущено, ни извращено.

Восьмое основоположение: если природа что-либо начинает, то она не останавливается до совершенного окончания начатого.

1. Порученный школе ребенок должен оставаться в ней до тех пор, пока он не выйдет из нее наученным, нравственно развитым и религиозным человеком.

2. Школа должна находиться в спокойной местности, удаленной от шума и развлечений.

3. Что должно быть выполняемо сообразно с принятым планом, то пусть и будет выполняемо без перерыва.

4. Ни под каким предлогом и никому не следует дозволять манкировки и уклонений от уроков.

Девятое основоположение: природа тщательно избегает всего, что противно ей и вредно.

1. Не надо для учеников других учебных книг, кроме тех, которые употребляются в классе.

2. Эти книги должны быть так написаны, чтобы они по справедливости могли быть орудиями для усвоения детям мудрости, нравственности и благочестия.

3. Дурное товарищество не должно быть терпимо ни в школе, ни рядом с школой. »

Глава XVII. Основные начала легкости обучения и учения.

»…обучение юношества пойдет легко, —

1. если она начнется своевременно, прежде чем ум испытает затемнение;

2. если ему будет предшествовать необходимая умственная подготовка;

3. если в обучении будут идти: от общего ко частному и

4. от более легкого к более трудному;

5. если ученики не будут обременяемы чрезмерным количеством уроков;

6. если во всем не спеша будут идти вперед;

7. если умы не будут обучаемы по принуждению, но по свободному стремлению их, сообразно их возрасту и способу учения;

8. если всё будет преподаваемо при посредстве внешних чувств;

9. если будет преподаваться только полезное для жизни — и

10. если все будут идти вперед по одной и той же постоянной методе.»

Глава XVIII. Правила основательного обучения и учения.

«Если…

1. ученикам будут сообщаться только действительно полезные вещи;

2. но зато все, без всякого пропуска;

3. Если всё будет утверждаться на прочном основании;

4. Если это основание будет заложено глубоко;

5. Если всё последующее будет опираться только на это основание;

6. Если повсюду, где может быть допущено разделение предмета для подробного изучения его, разделение это будет произведено до последней возможности расчленения;

7. Если всё последующее будет основываться на предыдущем;

8. Если всё, что имеет соотношение между собой, будет постоянно в связи;

9. Если всё будет правильно распределяться по отношению к рассудку, памяти и языку;

10. Если всё будет закрепляться постоянными упражнениями.»

Глава XIX. Правила кратчайшего и скорейшего учения.

»…рассмотрим различные роды и образ действия солнца и будем при этом применять их к вышеупомянутым формам ведения школы:

1. Солнце не занимается отдельными предметами, напр. одним животным, или одним деревом, — но освещает, согревает и наполняет испарениями всю землю --> Школа, или покрайней мере класс — будут иметь только одного учителя.

2. Одними и теми же лучами оно освещает всё; одним и тем же сгущением облаков и потом разложением их орошает всё; одним и тем же ветром, одной и той же теплотой и холодом оно всё проникает --> В одном предмете будут употреблять только одного автора.

3. В одно и то же время оно во всех странах, производя весну, лето, осень и зиму, заставляет одновременно всё распускаться, цвести и приносить плоды, причем нет того противоречия, чтобы созревание происходило здесь раньше, там позже, но всё созревает сообразно своей природе --> Когда одна и та же работа будет задаваться всему классу.

4. Оно также соблюдает везде один и тот же порядок, сегодня и завтра, в нынешнем и следующем году, — одну и ту же форму при известного рода вещах, неизменно и всегда --> Если все предметы и языки будут преподаваться по одной и той же методе.

5. Оно производит каждое произрастение из его семени, а не из другого --> Если всё будет преподаваться с самых оснований, коротко и прочно, так чтобы разумение вещей открывалось как бы ключом, а вещи открывались бы ему сами собой.

6. Оно также одновременно производит всё, что и должно быть произведено в одно время: древесину с корой и сердцевиной, цветы с листьями, плод со скорлупой, стебельком и семечками --> Если всё, имеющее между собой связь, и преподаваться будет в связи.

7. Оно производит всё в известной последовательности, так что одно другому пролагает путь и одно следует за другим --> Если всё будет сохранять неизменную постепенность, так чтобы всё сегодняшнее укрепляло вчерашнее, а завтрашнему указывало путь дальше.

8. Наконец, оно не производит ничего бесполезного, и если бы образовалось что-нибудь лишнее, то оно сжигает и устраняет его --> И наконец, если повсюду будет устраняться всё бесполезное. »

Глава XX. Метода наук в частности.

«Золотое правило для учителей: всё должно быть представляемо внешним чувствам, насколько это возможно. Три важных основания существуют для этого правила: во-первых, необходимо, чтоб начало познания исходило всегда от внешних чувств; во-вторых, истина и достоверность познания равным образом основываются не на чем другом, как на свидетельстве внешних чувств; в-третьих, так как внешнее чувство есть надежнейший руководитель памяти, то чувственная наглядность всех вещей будет обусловливать и то явление, что если кто знает что-нибудь, то будет знать прочно.

Из этих наблюдений истекают для обучающих наукам девять весьма полезных правил:

1. Что нужно знать, тому следует обучать.

2. Всё, чему учат, должно быть преподаваемо соответственно тому состоянию, в котором находится предмет в то время, и согласно известному его употреблению.

3. Должно учить всему, чему учат, прямым, а не окольными путями.

4. То, чему учат, должно быть сообщаемо так, как оно есть и происходит, то есть в причинной связи.

5. Всё преподаваемое должно сообщаться сначала в общем очерке, а потом в подробностях.

6. Части предмета должны быть познаваемы все, даже наименования всякого без упущения, с рассмотрением порядка, положения и связи, какие имеют одни части с другими.

7. Всё должно быть преподаваемо одно за другим; в одно время — не более одного предмета.

8. На каждом предмете следует останавливаться до тех пор, пока он не будет изучен.

9. Различия предметов должны быть передаваемы отчетливо, дабы знание всех вещей было определенное и ясное.»

Глава XXI. Метода искусств.

«1. То, что следует делать, должно изучать на самом деле.

2. Для всякого производства должны быть всегда налицо определенная форма и норма.

3. Употребление орудий следует показывать более на самом деле, чем на словах. Пример лучше правил.

4. Упражнение должно начинаться на частях, а не на целых произведениях.

5. Первые упражнения начинающих должны производиться над знакомым материалом.

6. Подражание должно строго держаться предписанной формы; позже оно может быть свободнее.

7. Для всякого подражания образцы должны быть, сколь возможно, совершенные, дабы тот, кто передал бы их вполне точно, мог считаться совершенным в своем искусстве.

8. Первый опыт подражания должен быть в высшей степени тщателен, так чтобы ни малейшая черта не уклонялась от образца.

9. Ошибка должна быть исправлена тотчас же присутствующим учителем, присоединяющим к сему наблюдения, которые мы называем правилами или исключениями из правил.

10. Совершенная теория искусства состоит из синтеза и анализа.

11. Эти упражнения следует продолжать до тех пор, пока не постигнется искусство.»

Глава XXII. Метода языков.

«1. Каждый язык должен быть изучаем отдельно.

2. Каждый язык должен иметь определенное количество времени.

3. Каждый язык лучше усвояется посредством практики, чем посредством правил.

4. Однако правила должны содействовать практике и упрочивать ее.

5. Правила языков должны быть грамматические, а не философские.

6. Нормой, которой следует держаться при установлении правил нового языка, должен служить знакомый уже язык, так чтобы оставалось только показать различие между тем и другим.

7. Первые упражнения на чужом языке должны производиться на известном уже материале.

8. Итак, все языки можно изучать по одной и той же методе.»

Глава XXIII. Метода нравственного образования.

«1. Юношеству должны быть внушаемы все добродетели, без исключения.

2. В особенности же относится это к основным, или главным добродетелям: благоразумию, умеренности, самообладанию и справедливости.

3. Благоразумие должно почерпаться из хорошего преподавания, которое научало бы познавать истинные различия вещей и их достоинство.

4. Умеренности научаются ученики и приучаются сохранять ее в течение всего времени своего образования: в пище и питье, сне и бдении, в труде и отдохновении, в разговоре и в молчании.

5. Самообладанию должны они научиться в преодолении самих себя, — именно в обуздывании желания бегать или играть не в назначенное на то время, и в умерении своего нетерпения, ненависти и гнева.

6. Справедливости научаются, когда дети никого не обижают, каждому воздают то, что ему предлежит, избегают лжи и обмана и являются верными своему дому и ласковыми.

7. Виды самообладания, особенно необходимые для юношества, суть: благородное прямодушие и преодоление трудностей.

8. Достойное уважения прямодушие вызывается частым обращением с почтенными людьми и исполнением в их присутствии даваемых ими поручений.

9. Привычку к труду молодые люди приобретают, когда они постоянно что-нибудь делают, будет ли это серьезное дело, или только развлечение.

10. Родственную справедливости добродетель — расположение и готовность служить другим — необходимо вселять в юношество прежде всего.

11. Усвоение добродетелей должно начинаться в самой ранней юности, прежде чем дух воспримет пороки.

12. Добродетелям научаются — когда постоянно занимаются делами, достойными уважения.

13. Примеры правильной жизни со стороны родителей, нянек, учителей, соучеников должны постоянно освещать путь.

14. Но к примерам следует присоединять предписания, жизненные правила, дабы подражание улучшалось, дополнялось, усиливалось.

15. Также следует весьма заботливо оберегать детей от обращения с дурными людьми или детьми, дабы первые не заразились от последних.

16. И так как мы не обладаем столь острым зрением, чтобы не проскользнуло что-либо дурное, то крайне необходима дисциплина, чтобы противодействовать злым нравам.»

Глава XXIV. Метод для внедрения благочестия.

Глава XXV. Если мы хотим полного преобразования школ по началам истинного христианства, то должны или совсем удалить из них книги, написанные язычниками, либо, по крайней мере, обращаться с ними с большей осмотрительностью, чем до сих пор.

Глава XXVI. О школьной дисциплине.

«1. Цель дисциплины. Во первых, — полагаю я, — все твердо убеждены в том, что школьную дисциплину следует применять к ученикам, которые вышли из общей колеи школьной жизни. Не ради, впрочем, сделанного проступка (ибо совершившееся нельзя сделать несовершившимся), но для того, чтобы в подобном же случае впоследствии предупредить проступок.

2. Материал. Более строгие дисциплинарные меры следует применять не ради занятий и наук, но в видах нравов.

3. Форма дисциплины. Учитель, подражающий солнцу, будет стремиться удержать юношество в пределах закона: 1) постоянным примером во всем, к чему оно должно быть приготовлено, сам служа живым образцом. Если не будет этого — все остальные средства тщетны. 2) Наставлениями, увещаниями, иногда же и порицаниями; причем учитель должен особенно стараться о том, чтобы в наставлениях, напоминаниях, приказаниях, порицаниях было постоянно ясно видно, что всё это совершается с отеческим чувством, и направлено к возвышению всех, а не к унижению кого-либо. Если ученик недостаточно хорошо заметил такое настроение и не вполне убедился в нем, то он легко почувствует пренебрежение к школьной дисциплине и энергично вооружится против нее. 3) Наконец, если кто-либо из учеников имеет столь несчастный характер, что мягкие средства оказываются для него недействительными, то следует обратиться, наконец, к более сильным мерам, дабы не было опущено никакого средства, прежде чем оставить подобного ученика на произвол судьбы, как совершенно неудобную для обработки землю, когда на него придется смотреть — как на совершенно безнадежного. »

Глава XXVII. О школе, как мастерской, в ее четверичном делении, соответствующем степеням возраста и развития учащихся.

»…разделим годы восходящего возраста жизни, на четыре отдельные ступени: раннее детство, отроческий возраст, начинающийся юношеский возраст и зрелый юношеский возраст, и для каждой ступени назначим шесть лет и особенную школу, причем школами будут служить:

1. для младенчества — лоно матери;

2. для отрочества — народная школа, или школа родного языка;

3. для юношества начин. — латинская школа, или гимназия;

4. для юношества зрелого — академия и путешествие.

Школа матери должна находиться в каждом доме; народная школа — в каждой общине, в каждом селении, в каждом городе; гимназия — в каждом сколько-нибудь большом городе; университет — в каждой стране, или во всякой большой провинции.»

Глава XXVIII. Идея материнской школы.

» 1. Метафизика — маленькие дети начинают понимать общие понятия: нечто, ничто; есть, нет; так, иначе; где, когда и т. п., схоже, несхоже и т. п., — вообще основные понятия метафизической науки.

2. Физика — начатки науки о природе.

3. Оптика — когда дитя начинает определять и называть свет, мрак, тень, главные цвета, — белый, черный, красный и пр.

4. Началом в астрономии будет служить для дитяти знание того, что называют небом, солнцем, луной, звездами, и когда оно заметит, что они ежедневно восходят и заходят.

5. Введение в географию будет иметь место, когда дети научатся понимать — что такое гора, долина, нива, река, селение, местечко, город, смотря по условиям места, в котором они воспитываются.

6. Основание для хронологии полагается, когда дитя понимает, что называют — часом, днем, неделей, годом и проч., зимою, летом и проч., — наконец, выражения: вчера, третьего дня, завтра, послезавтра и т. п.

7. Начало в истории будет сделано, когда они будут в состоянии припомнить и рассказать: что недавно случилось, как поступил тот или другой при том или другом случае; только всё это должно быть в детской сфере и рассказано по-детски.

8. Арифметика пустит свои первые корни, когда дитя поймет, что называется многим и немногим, — когда оно может сосчитать до десяти, когда оно заметит, что три более двух, и что один, приложенный к трем, составит четыре, и т. п.

9. Дети будут обладать основаниями геометрии, когда узнают, что называют большим и малым, длинным и коротким, широким и узким, толстым и тонким, — а также — что такое линия, крест, круг и проч., и когда они увидят, как меряют то или другое посредством пяди, локтя или сажени и т. п.

10. Также и для статики может быть положено начало, когда дети увидят, как взвешивают вещи посредством весов, или когда они сами научатся определять рукой — тяжка или легка вещь.

11. Было бы положено основание и для механических работ, если бы детям поручали всегда что-нибудь делать, дав надлежащее для этого указание: напр., отнести вещь в то или другое место, так или иначе что-нибудь упорядочить, выстроить или разрушить, связать или развязать, — чем дети этого возраста охотно занимаются.

12. Диалектическое искусство мыслительной способности также проявляется и пускает свои ростки, когда дитя замечает, что разговоры ведутся посредством вопросов и ответов, и когда оно приучится и само что-нибудь спрашивать и на спрошенное отвечать.

13. Детская грамматика будет заключаться в том, чтобы дети правильно говорили на родном языке, т. е. чтобы они явственно и отчетливо произносили звуки, слоги и слова.

14. Начала в риторике будут положены тогда, когда дети начнут подражать встречающимся в домашнем обиходе переносным выражениям, тропам и фигурам.

15. Предвкушение стихотворного искусства будет дано, когда дети уже в самом раннем возрасте выучивают несколько стишков.

16. Первые начала в музыке будут заключаться в том, что дитя научится пению более легких псалмов и духовных песнопений, что может найти место при ежедневной домашней молитве.

17. Некоторые начатки учения о домоводстве будут даны, когда дитя запомнит имена лиц, из которых состоит семейство, — следовательно узнает, кто называется отцом, матерью, служанкой, прислугой, рабочим и проч.; также названия частей дома: сени, кухня, спальня и проч., и домашних принадлежностей: стол, ложка, нож, метла и проч.

18. Из политики труднее сообщить начальные понятия ребенку, так как в этом возрасте рассудок едва переступает за пределы дома; но возможно и это сделать, если они замечают, что некоторые лица, заседающие в городском управлении, называются советниками, — из них, в частности, — один называется бургомистром, другой городским судьей, третий нотариусом и проч.

19. Но учение о нравственности должно получить здесь в особенности прочное основание, если мы желаем, чтобы в хорошо воспитанном юношестве добродетели были как бы прирожденны. Например: умеренность, опрятность, почтительность, послушание, правдивость, справедливость, любовь, работа, молчание, терпение, услужливость, благопристойность. »

Глава XXIX. Идея школы родного языка, или народной школы.

«Целью и задачей народной школы будет — обучение всего юношества, от шестого до двенадцатого (или тринадцатого) года жизни, тому, что пригодно человеку на всю его жизнь. Именно, народная школа должна научить учащихся:

1. Свободно читать на родном языке, как письменное, так и печатное.

2. Писать — сначала отчество, далее бегло, потом самостоятельно, согласно с законами грамматики родного языка, которые должны быть им сообщаемы в возможно легком и понятном виде и разъясняемы при упражнениях.

3. Считать — цифрами и камешками (на счетах), — смотря по надобности.

4. Правильно измерять различные протяжения, длину, ширину, расстояние и проч.

5. Петь употребительные мелодии, а для более искусных учеников также начала художественной музыки.

6. Усвоить памятью возможно большее число церковных песен, какие где употребляются, дабы будучи воспитаны для прославления бога, умели (говоря вместе с апостолом) сами себя поучать и увещевать псалмами, гимнами и духовными песнями, — воспевать бога в своих сердцах.

7. Кроме катехизиса, точно знать важнейшие события из истории, главнейшие изречения Священного Писания, так чтоб могли их пересказать.

8. Знать, разуметь и полагать начало приложению в жизни учения о нравственном, изложенного в правилах и разъясненного примерами, соответствующими познавательной силе детского возраста.

9. Из науки о государстве и сельском хозяйстве (De aeconomico politicopue statu) знать столько, сколько нужно для того, чтобы понимать происходящее в повседневной жизни, дома и в государстве.

10. Познакомить со всеобщей историей мира, в его сотворении, падении, восстановлении и управлении мудростью Божьей, до последнего дня.

11. Сообщить важнейшее из мироведения (cosmographia), в особенности о круглости неба, о шарообразности носящейся среди него земли, о движении океана, о разнообразном виде морей и рек, о частях света, о главнейших государствах Европы, в особенности же о городах, горах и реках собственного отечества, и иное достойное замечания.

12. Наконец, из ремесел — знать большую част важнейших, хотя для той цели, чтоб ученики не были в слишком большом невежестве относительно того, что происходит в человеческой жизни, — или же для того, чтобы впоследствии свободнее проявилось природное влечение — к чему каждый по-преимуществу чувствует склонность.»

Глава XXX. Очерк латинской школы.

«Цель этой школы я полагаю в том, чтобы с четырьмя языками была исчерпана вся энциклопедия искусств. Если ученики правильно пройдут эти классы, то мы сделаем из них:

1. Грамматиков, которые будут в состоянии передать основания всякой речи на латинском и на родном языке вполне, на еврейском и на греческом — насколько будет нужно.

2. Диалектиков, вполне опытных в искусстве давать определения понятий, делать различения, приводить и разбирать доказательства.

3. Риториков или ораторов, обладающих уменьем о каждом данном предмете говорить речь по всем правилам искусства.

4. Арифметиков и V. Геометров, — именно, частью в видах многоразличных требований жизни, частью потому, что эти науки вполне и своеобразно возбуждают и подстрекают дух к изучению других наук.

5. Музыкантов, — практиков и теоретиков.

6. Астрономов, по крайней мере в начальных основаниях, чтоб ученики хоть сколько-нибудь были сведущи в астрономии и ее вычислениях, так как без последней будут темны — как физика, так и география, и большая часть истории.

Это и будут, следовательно, те признанные семь свободных искусств, знание которых, по воззрению толпы, изготовляет магистра философии. Но я желаю, чтоб они возвысились еще более, и потому требую, чтоб ученики латинских школ были, сверх того, —

7. Физиками, которые понимали бы устройство мира, силу стихий, различия между животными, силы растений и металлов, строение человеческого тела и т. п., и притом частью вообще, как эти вещи существуют сами по себе и для себя, — частью в отношении других созданий, — для употребления в нашей жизни, причем излагается часть медицины, сельского хозяйства и пр., и часть механических искусств.

8. Географами — носящими в голове карты земли, морей, и островов, рек, государств и проч.

9. Хронологами, — которым бы были известны перевороты веков, от начала мира, в их отдельных периодах.

10. Историками, которым в значительной части были бы известны важнейшие перемены человеческого рода и наиболее выдающихся царств, также судьбы церкви, равно обычаи племен и людей, их судьбы.

11. Моралистами, которые в состоянии были бы тщательно подмечать роды и различия добродетелей и пороков, и последних избегать, а к первым стремиться, — именно, сколько в общей идее, столько и в частных отношениях — к домашней, государственной, церковной жизни и т. п.

12. Наконец, я желаю также, чтоб они были богословами, которые не только обладали бы знанием основных начал их вероучения, но могли бы также доказать их Свящ. Писанием.»

Глава XXXI. Об университете (академии).

«Итак, я желаю, чтобы здесь:

1. Занимались только действительно — универсальными предметами, так чтоб не было ничего ни в науке, ни в человеческой мудрости, что не приходилось бы здесь.

2. Чтобы была введена в употребление наиболее легкая и верная метода, чтобы все проходящие туда получали прочное образование.

3. Чтоб публичными почестями были отличаемы только те, которые счастливо достигли своей цели и были бы настолько искусны и достойны, чтоб им без опасения могло быть поручено ведение человеческих дел.

Чтобы академические занятия были универсальными, для этого нужны: 1) профессора, которые, изучив и, так сказать, искусившись во всех науках, искусствах, факультетах и языках, всем своим слушателям излагали бы и сообщали всё от себя, как живые руководители; 2) избранная из различных писателей библиотека, которая была бы предоставлена в общее употребление.

Академические работы были бы легче и успешнее пошли бы вперед, если б, во-первых, сюда посылались только отборнейшие таланты, цвет человечества; остальные же отсылались бы к сохе, к станку, к торговле, кого к чему влечет природная склонность.

Высокоодаренные таланты (heroica ingenia) должны быть подстрекаемы заниматься всем, дабы не было недостатка в людях, которые знали бы многое, даже всё, и обладали полной мудростью.

Должны быть приняты меры, чтоб университеты воспитывали только прилежных, нравственных и годных людей; псевдостуденты, которые своей праздностью и расточительностью проматывают свое состояние и время, а другим дают вредный пример, — не должны быть терпимы.

Излишне было бы упоминать, как необходима школа школ, или педагогический институт (Collegium didacticum), который следовало бы открыть; а если бы не было на то никакой надежды, то, по крайней мере, следовало бы, с верой и помимо всех внешних расчетов, нести попечение об этом деле кругу тех ученых, которые призваны споспешествовать славе божьей этим трудом. Соединенные усилия этих ученых пусть направятся к тому, чтобы глубже и полнее расследовать основания наук, чтобы очистить свет мудрости и с более верным успехом рассеивать его среди человеческого рода, и новыми полезными открытиями поднимать благосостояние людей.»

Глава XXXII. О правильном устройстве всеобщего точного порядка в школе.

«Я желал бы, чтобы метода обучения была доведена до совершенства, чтобы между ныне употребляемой, издавна употреблявшейся и этой новой формой обучения обнаружилось бы такое же различие, какое мы замечаем между прежде употребительным искусством размножения книг посредством пера — и между впоследствии изобретенным и ныне повсеместно употребительным — книгопечатанием.»

Глава XXXIII. О необходимых условиях для практического применения этой универсальной методы.

«Едва ли найдется кто-нибудь, кто при всестороннем обсуждении развития школьного дела не усмотрел бы, как счастливо было бы состояние наших христианских государств и стран, если бы обучали в таких школах, каких я желаю. Но к сказанному следует, кажется, присоединить то, что было бы необходимо в действительности, дабы изложенные соображения не оставались только соображениями, но осуществились бы, наконец, в жизни с несомненным успехом.

Во всяком случае, в течение более чем ста лет, уже много было высказано жалоб на беспорядочность школ и методы обучения; но в особенности в последние тридцать лет много и с сердечным сокрушением рассуждали о средствах улучшить дело образования. Но с каким успехом? — Школы решительно остались такими же, какими они были. Если кто-нибудь в частной деятельности или в частной школе и предпринимал что-нибудь, то это не имело никакого последствия: начинатель осмеивался невеждами или терпел неприятности, которыми засыпали его недоброжелатели; или же сам по себе, лишенный вспомогательных средств, изнемогал под тяжестью трудов. Так до сих пор все попытки превращались в ничто.

Итак, нужно отыскать и изобрести такой способ, посредством которого машина, разумно построенная и приспособленная к движению или по крайней мере имеющая быть построенною на разумных основаниях, была бы приведена в движение с помощью божьей, а то, что давно задерживало движение да и в будущем могло бы задерживать его, в то же время было бы устранено благоразумным и энергичным действием.»

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей