Написать в блог
Как ведущий аграрный ВУЗ уничтожают изнутри

Как ведущий аграрный ВУЗ уничтожают изнутри

Экшн-триллер в двух частях
Время чтения: 3 мин

Как ведущий аграрный ВУЗ уничтожают изнутри

Экшн-триллер в двух частях
Время чтения: 3 мин

Агроном

Впервые я это слово встретила, кажется, в школьных прописях. Я тогда слабо представляла, чем занимаются агрономы. Кажется, в прописях так и было написано: «Агрономы кормят людей». Ну или как-то так. Я особо не углублялась в терминологию: никто из моих друзей никогда не высказывал желания быть агрономом. Бизнесменами вот хотели, политиками, журналистами, но ни одного агронома.

Сейчас я смотрю вокруг и понимаю, что так оно и вышло: вокруг меня одни будущие бизнесмены, управленцы, журналисты. А я вот в будущем дипломе в графе специальность буду иметь уточнение «агроном». И я буду кормить огромную страну. С бизнесменами, управленцами и журналистами и прочим трудоспособным и не очень населением.

Я учусь в Тимирязевке. Это ее так для удобства называют, а официально мы называемся РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева. Рожденная 150 лет назад Петровская академия, ныне Тимирязевка, имеет богатую и интересную историю и располагается всё там же: в Тимирязевском районе г. Москвы. Самое сердце России, и вот они мы: ведущий аграрный ВУЗ страны. Вообще-то, у нас не только агрономы водятся: ветеринары ещё, зоотехники, почвоведы, химики, садоводы. Много всякой экзотики! И все мы дружно живём, учимся, работаем на огромной территории среди зелени садов, продуваемых ветрами простроных полей, лабораторий и теплиц…

Слишком хорошо не бывает. Ну или слишком хорошо бывает, а вот слишком долго — никогда. Земля в Москве стоит дорого.

Битва за поля

Одним утром ранней весной 2016 года студенты с небывалым ажиотажем обсуждали странную новость, облетевшую всех с пометкой «молния». Много текста, из которого глаза выхватывали какой-то небывалый абсурд: поля, в общем, уже и не ваши. И сады. И куча разных территорий. Если совсем вкратце: фонду РЖС очень понадобились эти земли, чтобы построить многоэтажные дома. А нам они, вроде как, и не нужны. Тут дружный коллектив Тимирязевки поперхнулся. Это как это не нужны? А вот так: проверка приезжала зимой и увидела пустыри. Раз пустырь — значит не надо. А нам надо, вот тут уже, вообще-то, и подпись стоит, что это не ваша земля.

Я, пожалуй, поясню, чтобы не было кривотолков: конечно же там никакие не пустыри. Но то зима была, снег лежит. В России это нормально. Это летом на полях работа кипит — не протолкнуться. Хотя мы понимаем, что проверка была чистой формальностью. И против домов, как таковых, я лично ничего не имею. Дома — это прямо замечательно! У каждого человека должен быть дом. Только не на чужой территории, полученной путём рейдерского захвата.

Далее следовали напряжённые недели борьбы за огласку, борьбы за подписи под многочисленными петициями, митинги, хождение волонтёров, предательства, прослушка и прочие прелести шпионских детективов. Хорошо до боевых действий не дошло. Нам удалось отстоять свои границы, хоть и дорого это обошлось. Или не удалось?

Второй акт

Долго ли коротко ли, однако руководство ВУЗа сменилось и вопрос обострился пуще прежнего. Конечно же, вслух такое не говорят, однако своими действиями нынешняя и. о. ректора показывает странный вектор развития и оптимизации, подозрительно напоминающий развал ВУЗа до основания. Я просто опишу происходящее, а вы, дорогие читатели, сами подумайте, на что это похоже. А биографию и карьерный путь Г. Д. Золиной, о которой и пойдёт речь далее, заинтересованные могут с удовольствием прочесть в открытом доступе и в других статьях про Тимирязевку. Поверьте, всё ещё хуже, чем кажется.

На данный момент число уволенных сотрудников перевалило за сотню. Кого-то увольяют за придуманные провинности, кого-то лишают стимулирующих выплат (а голый оклад кого хочешь заставит написать заявление по собственному). Вот на днях уволили декана агрономического факультета, пользуясь правом вынести 3 выговора. Всё свершилось очень быстро: вот он первый выговор за какую-то ерунду, вот второй, а вот и третий. Оно и понятно, ведь декан был, что называется, генералом сопротивления первой величины во время битвы за поля. Опальный профессор. Такие нынче в ВУЗе не нужны, будь он хоть трижды именитым учёным. Агрономы осиротели. Дальше очередь готовится для руководителя Центра молекулярной биотехнологии, который тоже имел неосторожность прямо высказать свою точку зрения. Ради этого увольнения даже пришлось немного подправить внутренний подрядок и принять парочку поправок. Дело житейское.

Но есть и положительные моменты, конечно. Положительные от слова «положить»: на чужое мнение, на хороший вкус, на рентабельность и приоритетность распределения бюджета. Нам вот столовые отремонтировали с уборными. И пластиковых коровок возле вивария поставили. Красота — страшная сила! Обновление оборудования в лабораториях, пожалуй, подождёт.

Накануне вечером и. о. ректора Г. Д. Золина осчастливила личным присутствием студентов, проживающих в общежитии, и, в комнате для самоподготовки, где ребята обычно готовятся к выступлениям, проводят коллективные занятия, играют в настольные игры, обнаружила краски и плакаты. Для одиночных пикетов. Начались проверки, студентов, заподозренных в участии в этом безобразии, возьмут на карандаш. Сейчас доступ в ректорат в режиме «никого не пущать»: только после отзвона личному секретарю. Что будет дальше? Откуда прилетит? Нам очень страшно. Локально: за своё образование. Глобально: за будущее страны, в которой возможен такой произвол.

Вместо заключения

Этот текст рождён среди ночи в воспалённом мозгу рядовой студентки в разгар зачётной недели. Не этим я должна была заниматься, ох, не этим. Однако я не чувствую себя студенткой. Скорее солдатом, шпионом, военным корреспондентом на худой конец. Наверное, это неправильно, но вот они — будни будущего агронома во всей красе.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей