«Тест-драйв» мечты: курсы при театральном вузе

«Тест-драйв» мечты: курсы при театральном вузе

Время чтения: 8 мин

«Тест-драйв» мечты: курсы при театральном вузе

Время чтения: 8 мин

Каждый год вопрос постпуления в театральный институт становится актуальным для тех, чья мечта стать артистом дожила до выпускного класса. Кто-то разучивает стихи перед зеркалом, кто-то записывается в драмкружок, кто-то серьезно задумывается о подготовительных курсах при вузе мечты.

Всю сознательную жизнь я хотела стать актрисой. Причем именно драматической, для академических театров. После школы под влиянием общественного мнения (и из-за собственной нерешительности) я выбрала другую специальность, а попытка поступить в театральный так и не состоялась. Поэтому желание благополучно жило со мной еще четыре года в университете.

Конечно, за это время я успела обмусолить его со всех сторон, отказаться, принять, снова отказаться, затем вернуться и еще раз начать обдумывать несколько сотен раз. Пока не пришла к простому выводу: попробовать и решить, следовать мечте или оставить ее там, в наивном школьном прошлом.

Обычно вступительные экзамены в театральные вузы приходятся на весенне-летний период. Но выбраться на них было сложно: мешали то сессия, то выпускные экзамены. А когда диплом о высшем образовании наконец-то оказался у меня в руках, я решила не терять даром еще год и попробовать поступить хотя бы на подготовительные курсы. Набор на них проводится также на конкурсной основе уже с сентября.

Где учиться?

Такие курсы есть при каждом вузе из заветной московской пятерки: Школе-студи МХАТ, Театральном институте имени Б. Щукина, Театральном институте имени М. С. Щепкина, ГИТИСе и ВГИКе. Однако учиться можно только на платной основе. Цена вопроса и длительность обучения различается, все зависит от того учебного заведения, в которое вы стремитесь попасть. Думаю, что если приходится расставлять приоритеты, то отдавать предпочтение стоит тому институту, где вам хотелось бы учиться в будущем. Хотя и тут не все так однозначно.

Сначала я пришла в Школу-студию МХАТ. Там комиссия настороженно отнеслась к моему почтенному возрасту — а был мне как-никак 21 год. Отбирали, казалось бы, случайным образом: из нашей десятки на курсы взяли троих ребят, которые, по большому счету, мало чем отличались от остальных. Но, с другой стороны, такие случаи — не исключение: при поступлении педагоги тоже не всегда будут отбирать потенциальных студентов, руководствуясь логикой и здравым смыслом. С этим обстоятельством вообще необходимо смириться всем, кто собирается в творческий вуз.

Немного огорчившись, я обратила внимание на ГИТИС. Во-первых, мне всегда хотелось там учиться, а во-вторых, чтобы стать слушателем курсов, достаточно только заключить договор. И никаких претензий к возрасту, типажу и другим субъективным параметрам! Но стоило мне переступить порог института, мне тут же вручили договор для заполнения. Никакой дополнительной информации: ни примерной программы курсов, ни количества людей в группах. Утром — деньги, вечером — все скажут педагоги на занятии. Такой подход меня немного насторожил, поэтому пойти учиться не решилась, а стала дожидаться набора на подготовительные курсы в Щуку в декабре.

Здесь прослушивание проходило морально легче, чем в Школу-студию МХАТ. Своей очереди мы ждали в аудитории, а не на улице в холод, ветер и проливной дождь. Поступающих на наш поток (а их существует два: субботний и воскресный) было немного, поэтому всех слушали внимательно и с интересом. Наверное, в том числе, это отношение и определило мое дальнейшее желание тут обучаться. Плюс рабочая атмосфера, которую можно было наблюдать: на ступеньках, задумавшись, сидели румяные девушки в платках, а за дверями разучивали фрагмент из «Федориного горя». Было от чего впечатлиться.

Когда я узнала, что нахожусь в числе принятых, немного засомневалась, стоит ли сразу же отправляться подписывать договор — обучение обходится в 40 000 рублей за два с половиной месяца занятий, а уверенности в том, что я действительно стану поступать на первый курс, не было никакой. Но все же в следующую субботу после прослушивания я начала учиться.

Чему будут учить?

Что оказалось самым прекрасным в Щуке, так это то, что программа курсов — практически демоверсия обучения в театральном институте. Читаются базовые предметы: лекции по литературе и истории театра, сценречь и пластика, мастерство актера. Несмотря на то, что даются только основы дисциплин, это уже позволяет получить достаточно полное представление о том, чем придется заниматься поступившим счастливчикам на первом-втором курсах.

На мастерстве изучаются главные принципы системы Станиславского: внимание, воображение, чувство правды, память, взаимодействие. Их отрабатывают в самых разных упражнениях. Например, могли попросить «пробежаться по горячему песку», представить свою реакцию на полученное известие. Читали стихотворения с листа. Выполняли задания на взаимодействие с партнером: разбившись по парам, один выполнял роль отражения в зеркале другого. Все это кажется ерундой, пока не начинаешь пробовать. Тут-то и выясняется, что ты уже успел стать скучным взрослым и забыть, каково это — просто играть, быть вовлеченным в процесс. Этим важным для актера качествам приходится учиться заново.

Что такое сценречь многие знают из кино и литературы. Тут практикуют задания на дыхание, снятие зажимов, артикуляцию. Так что скороговорки перестают казаться чем-то сверхъестественным, а слова вроде «размокропогодилось» начинают служить не только для тренировки дикции, но и для впечатления окружающих.

Помните этот фрагмент из «Карнавала»? Примерно так и выглядит сценречь. На курсах, конечно, упражнения гораздо легче:)

А вот самым тяжелым предметом оказалась пластика. Надежды на то, что здесь мы будем заниматься танцами или ритмикой, быстро разбились о реальность: дисциплины, связанные с движением, включают в себя в основном элементы акробатики и задания на растяжку. Когда мостики и кувырки забыты вместе со школьными уроками физкультуры, полтора часа довольно серьезной физической нагрузки становятся настоящим испытанием. Еще разбираются упражнения на координацию — а их могут попросить выполнить при поступлении.

Но самое большое удовольствие мне доставили лекционные занятия. На них рассказывают об основных произведениях из школьной программы, но так, что выходишь из аудитории с длинным списком дополнительной литературы и чувством просветления. Наверное, я бы в жизни никогда сама не прочла о том, что у «Недросля» Фонвизина было продолжение. О том, что история Древнего мира помнит целые театральные турниры. О том, как Гоголь написал «Вечера на хуторе…» на хайпе по экзотике, который в то время был в Петербурге. Такие лекции — находка для сочинений ЕГЭ по литературе. Ну и самообразования, конечно.

Учиться, кстати, приходят не только выпускники школ. Среди нас были те, кто уже получил высшее образование, отработал несколько лет по специальности и понял, что всегда мечтал о сцене. Обычно такие абитуриенты — самые мотивированные. Были те, кто рискнули и бросили учебу в вузе, чтобы посвятить себя актерской профессии. Кто-то еще учился в десятом классе и хотел заранее проверить свои силы.

Какие преимущества дают?

Так какие гарантии при поступлении дают эти самые подготовительные курсы?

Никаких.

Почему-то мальчишки и девчонки, а также их родители ждут, что занятия обеспечивают успешное поступление и дают путевку в счастливое будущее, хотя это совсем не так. Даже педагоги обычно говорят об этом прямо: «Ваше нахождение здесь еще ничего не значит». В крайнем случае — могут дать индивидуальные рекомендации по подготовке вашей чтецкой программы к экзамену, но никак не более того.

Разве что в Щуке, например, для выпускников курсов есть предварительное прослушивание в последний учебный день. С него абитуриента могут взять на первый или даже второй тур сразу. Если же что-то пошло не так и прослушивание закончилось неудачно, можно прийти на консультацию весной в порядке общей очереди. Получается, что курсы дают вам две попытки поступить в одно и то же учебное заведение, в то время как для всех такая возможность только одна.

И тут у кого-то возникает резонный вопрос: а зачем нужны платные (на минуточку) курсы, если это не значит, что я точно поступлю?

В первую очередь — это возможность оценить саму атмосферу учебного заведения. Проникнуться обычаем здороваться со всеми: с преподавателями, студентами, со знакомыми и с незнакомыми. Пообщаться с педагогами, присмотреться к студентам. И я уже не говорю о волнующем чувстве причастности к — ни больше ни меньше- самой Щуке. К институту, где работают Василий Семенович Лановой, Александр Анатольевич Ширвиндт, Римас Владимирович Туминас. Где учились Андрей Миронов, Василий Ливанов, Леонид Филатов и многие другие заслуженные, народные и любимые.

Студенты в перерывах. На вопрос, что они делают, отвечают: «Да это мы так».

Более того, это шанс получить полезный опыт. С нами училась девушка, которая в свои семнадцать поступала во второй раз — в первый дошла до второго тура — и повторно проходила подготовительные курсы. Она уже много знала о том, как проходит поступление, особенности всех вузов Москвы и Питера, как вести себя в непростых ситуациях. При этом она спокойно воспринимала поражения после первой неудачной попытки поступить и делилась опытом с «новобранцами».

Но самое главное, для чего могут быть полезны подготовительные курсы — чтобы понять, твое это или не твое. Пожалуй, те же драмкружки весьма далеки от того, что происходит в театральном институте. Готовы ли вы посвятить два года жизни бегу по воображаемой мокрой глине? Не страшно ли вашей неспортивной сущности делать кувырки через стол и стоять на голове? Не опасаетесь ли смутных перспектив после выпуска?

Из нашей группы остались те, кто прошли на первый тур и были счастливы, сделав еще один небольшой шаг к своей мечте. Были такие, кто к концу курсов признались, что на ЕГЭ будут сдавать химию и биологию — не в артисты, так во врачи. Кто-то пока не определился с выбором направления, но уже решил, что поступать все-таки не будет.

Что же касается меня, то сомнений, стоит ли идти учиться на полный курс и получать очное высшее актерское образование, стало даже больше, чем было изначально. Многие слышали фразу «Идти в артисты нужно, если ты без этого не можешь». Несмотря на некоторый пафос, она весьма точная. Наверное, если бы я не умела делать ничего другого (или не имела амбиций в других профессиях), то решилась бы на поступление. Если бы я только-только заканчивала школу, то, может быть, уже бы билась в двери всех театральных институтов, придерживая розовые очки. Сейчас я понимаю, что не готова поступать несколько лет подряд, а затем самозабвенно учиться еще четыре года.

Помните, что окончить курсы и признаться: «Не мое» — не поражение. Цена в сорок тысяч — наименьшая за то, чтобы сэкономить время и не сломать себе жизнь.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет