7 художественных книг, которые нельзя пропустить

7 художественных книг, которые нельзя пропустить

Современные пираты, ирландские гангстеры и исчезающая земля
Время чтения: 5 мин

7 художественных книг, которые нельзя пропустить

Современные пираты, ирландские гангстеры и исчезающая земля
Время чтения: 5 мин

Лишь краткий миг земной мы все прекрасны

Оушен Вуонг — молодой, но уже знаменитый поэт и эссеист, а также лауреат множества поэтических премий. Он родился в 1988 году в Хошимине, в возрасте двух лет попал в лагерь беженцев на Филиппинах, а оттуда — в США. Вонг первым в своей большой семье научился читать. Его дебютный роман, который уже переведен на 16 языков, — это письмо сына к матери, которая не умеет читать. Безумно красивый поэтический текст о том, как самые страшные моменты жизни могут быть одновременно прекрасными и нежными. О том, как мимолетна красота нашей короткой жизни. И как вспоминая свое детство — непростое, трудное и полное трагических событий — можно осознать и, наконец, принять себя.

Помнишь, как однажды — мне было пять — я решил тебя разыграть и выпрыгнул из-за двери с воплем «Бу!»? Ты вскрикнула, лицо исказила гримаса, потом ты начала глотать воздух, схватилась за грудь и оперлась о стену, тяжело дыша. Откуда мне было знать, что война все еще до сих пор идет внутри тебя, что это навсегда, что, если ты однажды видел войну, ее уже не забыть? Она так и будет отдаваться эхом у тебя в голове, звуком, рисующим лицо твоего собственного сына. Бу!

Один на миллион

Моника Вуд написала трогательную, глубокую и вдохновляющую историю о переживании горя. 104-летняя Уна с нетерпением ждет мальчика, который каждую неделю помогает ей по хозяйству. Ей казалось, что жизнь закончена, но неожиданно радость ворвалась в ее дом: мальчик, который мечтает попасть в книгу рекордов Гиннеса, становится её другом. Ему она рассказывает историю своей длинной жизни и самую большую тайну. Но однажды вместо мальчика к Уне приходит его отец. И приносит страшную весть.

Он недостаточно любил своего сына. Это сознание разъедало душу, как злокачественная опухоль. Ему хотелось верить, что мальчик в будущем — ныне утраченном и невозможном — простил бы его, взял нелепую историю их отношений, обнаружил в ней смысл, разрезал на эпизоды и наклеил на бумагу. И, возможно, эта минута — поедание торта с мисс Уной Виткус — стала бы одним из эпизодов.

Вызов в Мемфис

Роман, за который американский писатель Питер Тейлор в 1987 году получил Пулитцеровскую премию. Книга построена как воспоминание центрального персонажа Филиппа Карвера об отце. Филипп Карвер, редактор среднего возраста из Нью-Йорка, получает письмо от своих сестер. Они вызывают его в родной дом, чтобы Филипп помог предотвратить брак их 80-летнего отца с молодой женщиной. Роман перевел Сергей Карпов — именно он в соавторстве с Алексеем Поляриновым подготовил первый официальный перевод легендарного романа Дэвида Фостера Уоллеса «Бесконечная шутка».

— Ему взбрела в голову абсурдная мысль, — начала она, а потом разразилась не слезами, а каким-то истерическим девчачьим смехом, который до того дня я от нее не слышал ни разу, но услышу еще много раз после. Этот смех будет вечным спутником тех случаев, когда несчастье ее детей в новой мемфисской жизни вдруг покажется ей, как она выражалась, «слишком абсурдным» и, следовательно, когда она чувствовала, что больше не может нам ни помочь, ни даже посочувствовать.

Ночной паром в Танжер

Гангстерская трагикомедия ирландского писателя Кевина Барри. Морис Хирн и Чарли Редмонд — ирландские гангстеры, когда-то выстроившие огромную наркоимперию, но лишившиеся ее годами позже. Они прибывают в порт Альхесирас, где, по слухам, на пароходе, следующем в Танжер или обратно, будет Дилли — дочь Мориса, пропавшая три года назад. Чарли помогает своему другу — он раздает листовки с ее изображением и завязывает беседы с незнакомцами, чтобы те помогли им отыскать девушку. Кинопродюсер Майкл Фассбендер выкупил права на экранизацию этой книги.

Левый глаз у Мориса мутный и мертвый, правый — как заколдованный, жизнь в нем бьет ключом, словно компенсация. На Морисе потрепанный пиджак, черная рубаха с распахнутым воротом, белые кроссы и котелок, задвинутый далеко на затылок. Сразу видно: когда-то во все края мужик, но уже давно нет.

Флейшман в беде

Ироничная проза о природе отношений брака и о том, что мы смотрим друг на друга, но не видим по-настоящему. 41-летний врач Тоби Флейшман думал, что знает все о своей жене, — пока она не бросила его с детьми спустя 15 лет брака. Обманутый муж упивается своим несчастным положением. И попутно начинает активно и хаотично ходить на свидания. Вот только с ним остались дети, поэтому особенно не разгуляешься. Историю Флейшманов рассказывает давняя подруга главного героя: мы смотрим на их брак глазами Либби, который кажется хорошим отцов и честным мужем. Но так ли правдив её рассказ?

Невозможно говорить о разводе и не рассказывать ужасные вещи про своего бывшего или бывшую. А Тоби не хотел этого делать. Он ощущал странную потребность — вести себя дипломатично. Школа была полем битвы, и он знал, что проще простого будет перетянуть людей на свою сторону. Он знал, что мог бы рассказывать про неуравновешенность Рэйчел, ее вспышки гнева, истерики, нежелание участвовать в жизни детей. Он мог бы говорить вещи вроде «Вы ведь наверняка заметили, что она никогда не ходит на родительские собрания».

Исчезающая земля

Психологический триллер, исследующий природу зла, силу патриархальных устоев и женскую уязвимость. Однажды августовским вечером на Камчатке без вести пропадают две сестры 8 и 11 лет. Подозрения падают на представителей коренных народов полуострова, но полицейское расследование приводит в тупик. Действие романа происходит на фоне изолированной, северной, нехоженой красоты российского Дальнего Востока: героев окружают вулканы, тундра и дикий океан.

Автор книги Джулия Филлипс — молодая американская писательница, которая год провела на Камчатке, где исследовала атмосферу и особенности местного менталитета.

Колеса разбрызгивали гравий. Мимо мелькали поля с пучками травы. Солнце оставляло на дороге короткие тени. Проехали темный металлический знак, указывающий на съезд в сторону аэропорта. Машина ехала дальше.

Дорога становилась все хуже, автомобиль раскачивался из стороны в сторону. Дверная ручка с Алениной стороны дребезжала. Она представила, как потянет за нее, откроет дверь и выкатится на землю, но это значит — она умрет. Скорость, земля, колеса. И Соня. Неужели Алена бросит сестру?

Мы пираты

14-летнюю Гвен поймали за воровством в магазине. Ее наказание — общественные работы. Отец Гвен, радиопродюсер Фил, мается от обыденности жизни и не замечает, что его дочь несчастна по той же самой причине. Гвен с командой аутсайдеров угоняет лодку, чтобы стать пиратом двадцать первого века и наводить ужас на бухту Сан-Франциско, а ее отец — в командировку, которая сулит мимолетный роман. Неправдоподобный сюжет, экспрессивное повествование и узнаваемый юмор — все это показывает усталость героев от обыденности, трагичность повседневности и как будто обращается к пирату внутри каждого из нас. Автор книги написал детскую серию книг «Лемони Сникет: 33 несчастья».

Не стоило заходить в ее комнату, но он зашел.

Кровать не застелена, с одной стороны сползают простыни, а несколько декоративных подушек небрежно валяются у стены. «ЗДЕСЬ СПИТ МОЯ ПРИНЦЕССА», — было написано на одной, давнем подарке, будто Гвен — принцесса, принадлежавшая этой подушке. Шкаф оказался открыт — Марина проверяла, в чем она могла уйти, — а стол обыскали так тщательно, что минуту казалось, будто он перевернут с ног на голову. Два ящика выдвинули и положили вверх дном крест-накрест на потрепанном бюваре. По полу рассыпана куча странных книг, одновременно внезапных и знакомых, с обложками, переполненными кораблями и мечами. Фил Нидл увидел на полу маленький сложенный треугольник бумаги, почти спрятавшийся за слишком тощей ножкой стола.

«ЛИЧНОЕ», было написано вдоль одной стороны треугольника.

Читайте также
Комментариев пока нет
Больше статей