Написать в блог
Как сделать образование адекватным рыночным запросам

Как сделать образование адекватным рыночным запросам

Немного о несоответствии желаемого и действительного — как со стороны вузов, так и со стороны молодых специалистов, так и со стороны работодателей…
Время чтения: 9 мин

Как сделать образование адекватным рыночным запросам

Немного о несоответствии желаемого и действительного — как со стороны вузов, так и со стороны молодых специалистов, так и со стороны работодателей…
Время чтения: 9 мин

По данным Росстата, более 50% выпускников российских вузов работают не по специальности. Шоферы, курьеры, телефонные операторы, дворники — с дипломами юристов, экономистов, психологов, журналистов, пиарщиков и управленцев. Это уже давным-давно «норма». До сих пор над этой самой «нормой» подшучивают, хотя смех получается каким-то странным — скорее, сквозь слезы. Песенка про «грузчика — парня работящего» — это все, конечно, очень задорно и искрометно, но нужно понимать, что это не что иное, как разбазаривание самого ценного ресурса — человеческого.

Работодатели в большинстве своем в ужасе от качества подготовки нынешних студентов и выпускников — и это ни для кого не секрет. Нужно составить договор или исковое заявление, а этого выпускник, оказывается, не проходил. Чем занимался много лет, спрашивается? Разумеется, у работодателей все это вызывает праведный гнев, быстро переходящий в бешенство. И даже то, что составление документов несчастный студент/выпускник действительно не проходил, — его нимало не реабилитирует в глазах сурового работодателя. Всем известно, что многие студенты/выпускники на своей первой работе не проходят испытательный срок — вот как раз поэтому. Цифры статистики говорят сами за себя: по данным ВЦИОМ, 91% работодателей недоволен качеством образования студентов и недавних выпускников. Пугающая выкладка. Но она никого как будто не волнует. Даже несмотря на то, что именно это и ведет к перекособоченному рынку труда.

При этом, однако, работодателей тоже нельзя считать всецело и априори правыми по всем вопросам. В частности, работодатель легко может предъявлять к студентам и недавним выпускникам неадекватно завышенные требования, просто не желая или отказываясь понимать, что перед ним — не сотрудник с 20-летним стажем, а вчерашний выпускник, а то и вовсе еще студент, которому, быть может, тех самых 20 лет еще даже и не исполнилось. Также работодатель может платить «салагам» несоразмерно и неприлично низкую заработную плату. А особо ушлые и наглые работодатели вообще не оформляют молодых специалистов в возрасте до 20-22 лет, предлагают им поработать бесплатно, максимум за запись в трудовой книжке. Да-да, и такое встречается — более того, это явление сегодня тотально и повально. Достаточно хотя бы бегло прошерстить «Суперджоб» и «Хэдхантер» — для того, чтобы убедиться в этом, так сказать, воочию. Так что проблема конструктивного взаимодействия образования и рынка труда — на самом деле чрезвычайно серьезна и остра. И она, разумеется, не решается односторонне.

Нашим образовательным чиновникам нужно прислушиваться ко всем трем сторонам — к образовательно-преподавательскому сообществу, к студентам и к работодателям — и принимать максимально продуктивные и взвешенные решения, сообразно ситуации и потребностям сторон. Самое главное и первостепенное, что наши образовательные чиновники на всех уровнях должны сделать, — это наладить наконец-таки взаимодействие между вузами и компаниями. Пока что они существуют в параллельных измерениях. Еще советская хохма о том, что «забудьте, чему вас учили пять лет», — сегодня актуальна как никогда — с тем лишь уточнением, что сегодня — не пять лет, а четыре или шесть. Вот чтобы наше образование перестало быть комичным по форме и трагикомичным по существу и на практике, необходимо решительно поломать сложившуюся ситуацию.

Нужно все же понимать, что заказчиками на рынке образовательных услуг являются все-таки работодатели. Проще говоря, организации, которые получают деньги за счет монотонных каждодневных действий своих сотрудников. Руководство организаций знает, что ему нужно, потому что если бы оно этого не знало, то оно или перестало бы быть руководством, или угробило бы свою собственную фирму. Соответственно, если работодатель требует принтер, печать, факс и английский язык — значит, нужны принтер, печать, факс и английский язык. Этому всему и нужно учить в самую первую очередь, каким бы приземленным и низменным все это ни казалось. Философия, отечественная и мировая истории, история всевозможных учений, проблемы религии и мировоззрения, основы светской этики и прочее, и прочее — это все прекрасно и безумно интересно. Но, к сожалению, это все вообще не применимо в работе. К нудной, рутинной, приносящей деньги работе. Так что сначала дело, а потом — потеха (читай: «общее развитие», «расширение кругозора» и так далее, и тому подобное). Тогда, быть может, и проблема неадекватно завышенных запросов будет решена.

Что для этого делать конкретно? Для начала приструнить (в хорошем смысле слова, разумеется) тех наиболее рьяных преподавателей, которые считают, что студентам вообще не надо работать. Таких преподавателей, к сожалению, немало, особенно среди пожилых. У многих студентов складывается вполне, на мой взгляд, корректное ощущение того, что тем самым вуз противопоставляется работе, хотя, казалось бы, функционально он предназначен для того, чтобы к этой самой работе подготовить. Не ходи на работу, напрочь не умей и не желай работать, а ходи к нам, «готовиться к работе»: учить историю, философию, еще уйму всего, мягко говоря, мало полезного на практике… Выглядит со стороны забавно, а по существу — просто крадет у рынка труда колоссальные трудовые резервы, причем на самом деле лучших и наиболее активных представителей трудоспособного населения. За хищение колосков с колхозных полей у нас сажали и расстреливали, а вот хищение вузами колоссальной трудовой энергии в масштабах всей страны — это нормально, это в порядке вещей, к этому мы привыкли (как привыкли наши мамы, папы, дедушки и бабушки). Ни в коем случае не надо расстреливать преподавателей старой формации и старой закваски, Боже упаси! Надо им просто на уровне руководства спокойно и корректно разъяснить, что мальчики и девочки здесь для того, чтобы потом пойти работать, и ничего нет плохого в том, что они начнут работать не в 22-23-24 года, а в 18-19-20 лет. Есть в этом на самом деле только хорошее — тем более, видите как, мальчики и девочки сами стремятся.

Более того, система трудовой адаптации студентов должна стать обязательной. И не в виде фарса, как это сейчас имеет место быть со всевозможными «практиками» в вузах, а во «взрослом» формате: с оформлением в штат компании, с выплатой заработной платы и так далее. По итогам года или полугодия у работодателя нужно получать характеристику — и в зависимости от нее должна выставляться оценка по предмету, назовем его, «работа по специальности». Не прошел испытательный срок (тем более, неоднократно), сам увольняешься через 2-3 месяца работы, вообще не хочешь работать по специальности — резонный вопрос: а зачем на тебя, собственно говоря, бюджетные деньги тратить? Можно сказать, что это грубо, цинично, но это рынок: зачем ты протираешь штаны, если тебе твоя будущая специальность не нужна — либо, как вариант, ты ей не нужен? Задумайся: может, пока не поздно, пока молодой, стоит поискать что-нибудь другое, более подходящее? Все — строго на благо самих студентов, в целях их самоопределения и последующей максимальной самореализации.

Как уже было сказано выше, взаимоотношения вузов, студентов/выпускников и компаний-работодателей — это дорога с трехсторонним движением. Все движутся туда, куда им надо, но, чтобы не столкнуться, надо бы найти наконец-таки общий язык. Так вот что касается работодателей, то и за ними необходим жесткий контроль — в первую очередь, на предмет их чистоплотности. Никаких «ученических договоров», никаких работ за бесплатно, никаких самовольных увольнений сотрудников без выплат и так далее, и так далее. Только строжайшее соблюдение трудового законодательства Российской Федерации. Впрочем, это уже в большей степени вопрос к Трудовой инспекции и к прокуратуре, но это тоже, так или иначе, вопрос взаимодействия между суровым и жестоким рынком труда, с одной стороны, и еще «зелеными» специалистами — с другой.

Казалось бы, простые рекомендации: делать то, что нужно, для того, чтобы получить нужный результат. Вроде как все очевидно. Но, оказывается, не для вузов с работодателями. Так вот убедить их в необходимости конструктива, сблизить, в конце-то концов, эти две далекие планеты — сверхзадача нашего Министерства образования.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет