Написать в блог
«Воспринимать мир на языке собственных скоростей»

«Воспринимать мир на языке собственных скоростей»

Александр Капер — об ультрамарафоне до Пекина и преодолении трудностей
Время чтения: 6 мин

«Воспринимать мир на языке собственных скоростей»

Александр Капер — об ультрамарафоне до Пекина и преодолении трудностей
Время чтения: 6 мин

Популяризация активного образа жизни — последний тренд нашего десятилетия. Недавно нам удалось побеседовать Александром Капером, номинантом премии «Хедлайнер года», который за двести дней пробежал 8000 километров от Москвы до Пекина, и на протяжении всего пути на своем примере доказывал, что в этом мире нет ничего невозможного.

Александр, расскажите, как родился проект «Москва-Пекин: навстречу будущему!», за который вы были номинированы на премию «HeadLiner года»? Какие цели вы перед собой ставили сначала?

Изначальной целью был личный акт познания. Я непрофессиональный спортсмен, у меня нет разрядов и рекордов. В детстве занимался боксом и бегал с гантелями. Бокс со временем оставил, а бег — нет. Бегал дальше и дальше, потом были марафоны и постепенно понял, что это мое. Я считаю, что человек создан, чтобы воспринимать мир на языке собственных скоростей. Мы ведь не видим страны, когда смотрим на нее из окна автомобиля. Если же мы его проходим или пробегаем, то по дороге вбираем город в себя.

За четыре года я обежал 53 региона России. Бегал из Самары через Казань в Москву, 1500 километров. По Чечне. От Феодосии до Судака. На каждом пробеге за мной в интернете следили сотни тысяч людей, и к моменту, когда я бежал от Москвы до Пекина через четыре страны (Россия-Казахстан-Монголия-Китай), акция стала массовой: со мной на разных этапах пробежали более семи тысяч человек (знаю это по розданным значкам). Представляете, что такое семь тысяч человек разных профессий — от депутата Госдумы до врачей, учителей и коммерсантов? Представляете, насколько это сильная акция?

А как трансформировался проект со временем и какое количество человек насчитывает ваша аудитория сегодня?

Постепенно стало понятно, что проект вызывает большой интерес у СМИ, и я таким образом смогу донести свои идеи до большего количества людей. Например, когда в 2014 году произошло падение курса рубля, банковская система начала обвинять клиентов в случившемся: мол, сами брали валютные кредиты — сами виноваты. Я точно знал, что это ложь. Мне было известно, как часто банки на последних стадиях меняли запрос с рублевой ипотеки на валютную. И у меня родилась идея поддержать людей, попавших в эту трудную ситуацию.

Мы с компанией Rexona придумали акцию «Непотека»: люди занимаются спортом, а победителю по результату гасится ипотечный кредит. А я на своем примере решил показать пострадавшим в кризис, что даже в сложных жизненных ситуациях невозможного не существует и главное — никогда не сдаваться. Цель проекта, таким образом, начала трансформироваться в социальную, а результатом стали 1500 километров, которые я пробежал не зря, а реально помог какой-то семье. Этот опыт привнес в мой проект глубинную осмысленность.

Во время других марафонов я забегал в школы и детские сады, популяризировал свое увлечение. Показывал детям пример и что такое осуществленная мечта, ведь изначально я — простой парень с Дальнего востока, а сегодня у меня свой успешный бизнес. Слушая мою историю, дети вдохновлялись, а я точно знаю, что это самое важное, благодаря этому вдохновению люди меняются. Таким образом, цель расширилась до популяризационной. Это объяснимо: к проекту приковано огромное внимание СМИ и у нас, и за рубежом. Например, аудитория проекта Москва-Пекин составляла как минимум 100 млн человек: с первых же дней обо мне начали печатать China Daily, плюс все региональные СМИ. В России о проекте постоянно рассказывали Первый канал, «Россия 1» и LifeNews. В следующий забег я пригласил с собой ребят из Пражской киношколы, хотим делать фильм. Так постепенно я осознал, что этот проект реально может разрушить унылый стереотип восприятия русских людей как слабовольных персонажей с водкой и балалайкой. Что я с его помощью могу показать миру: Россия — это страна мечтающих, сильных и интересных людей. Они ее полномочные представители, ее костяк.

Думаю, именно поэтому наш проект поддержал президент, и государство выделило мне господдержку.

Есть ли в вашей жизни человек, которого вы можете назвать учителем?

Моя бабушка, Эльвира Абрамовна Капер, бабушка Эля. Она была очень стойкая. И при этом ей двигала любовь, любовь читалась в каждом ее действии. Она всегда спрашивала: «Внучок, о чем ты сегодня мечтаешь?». Она научила меня мечтать. А это ведь главное. Знаете, я за свои 37 лет никогда не был в оперном театре. А бабушка любила оперу, мы часто мечтали про оперный театр. И сегодня я абсолютно уверен, что однажды я его непременно приобрету. Я родился в Биробиджане, бабушка там похоронена. Когда я бежал обратно из Китая, я оставил бабушке на могиле значок участника пробега. Потому что она мой главный тренер.

А что вы можете назвать своей школой?

Лучшая школа — когда тебя бьют, а ты учишься вставать, и идти вперед. Я вырос в Южно-Сахалинске, в хулиганском регионе. Этой науки там было предостаточно. И именно она научила меня не сдаваться. Поступил на факультет экономики и права, а на пятом курсе перевелся на заочный: родители к тому времени развелись, нужно было помогать маме учить брата в институте. Я записался на прием к прокурору Еврейской автономной области, объяснил ситуацию, попросил работу и получил ее: меня отправили в прокуратуру в Облучинский район — самую удаленную часть области. Два года проработал там, потом ушел в свой бизнес. Это был хороший урок.

А вот мои дети учатся в Суворовском училище. Я считаю, что это классная ролевая игра для мальчишек: у них создается братство, с которым они будут рядом всю жизнь. Такой коллектив — самый важный ресурс. Чем он богаче, тем интереснее сложится жизнь.

Лучший и худший опыт учебы в жизни Александра Капера: где, когда и при каких обстоятельствах он случился и почему вы его так оцениваете?

У меня нет привычки испытывать отрицательные эмоции. Я везде нахожу свои бонусы. Любая ситуация — это опыт, а опыт — это всегда хорошо.

Был ли у вас в юности кумир — тот, на кого вы страстно хотели быть похожим?

Как любой мальчишка, я хотел быть похожим на своего отца. Он был инженером, строил мосты и туннели на Сахалине. Он был человеком очень сдержанным, собранным, аккуратным. А я по сути — его полная противоположность. Наверно поэтому я всегда смотрел на него снизу вверх.

От какой главной ошибки вы бы сегодня предостерегли самого себя семнадцатилетнего?

Я совершенно точно заставил бы себя пройти тот же путь, чтобы прийти в конечном итоге к тому, что сейчас имею.

С какого возраста вы почувствовали себя самостоятельным человеком?

С 21 года, когда стал зарабатывать и смог помогать своей семье.

Повлияли ли родители на ваш выбор первой профессии?

Да, повлияли. Но я довольно быстро понял, что это не мое.

Расскажите, что тогда произошло?

У меня был начальник, заместитель прокурора. Вот я на него смотрю: мне было 23, ему — 36. Он сидит в глубокой деревне, вся его жизнь состоит в том, что он проверяет сроки, законность и кроме бумажек он ничего не видит. И я страшно испугался, представив, что так и буду ковыряться в документах. Понял, что так не хочу. Что не готов тратить на это свою жизнь, все бросил и ушел в никуда, не имея никакого плана действий. Поработал немного в банке, затем открыл свой бизнес. С тех пор я работаю только на себя. Сейчас у меня фабрика по производству офисных диванов и кресел.

А какой жизненный опыт изменил вас сильнее всего?

Когда я понял, что люди вблизи не такие, какими они кажутся издалека. Раньше мое отношение к ним строилось на мнении окружающих. Скажем, в детстве я боялся подраться, допустим, с Васей, потому что его считали самым сильным — так мне его представляли. А потом мы встретились лично и я его понял, что гораздо сильнее него. Я осознал, что только собственный опыт позволяет вынести суждение. Будь то человек, коллектив, дело или страна. Все нужно пробовать самому.

Как легко вы принимаете в жизни решения и какое было самым трудным?

Решения принимаю очень легко. Самым трудным было решить переехать в Москву после того, как у меня забрали бизнес.

А чьи советы вы готовы слушать?

Всегда советуюсь с семьей, друзьями и партнерами. Главное — приходить за советом до принятия решения, а не после.

Что вы считаете своим главным жизненным ресурсом? Куда вы пойдете в трудную минуту?

Главный ресурс — друзья и семья. В трудную минуту я беру кроссовки и идут бегать. Мысли в этот момент проясняются. Знаете, если коробку с шарами начать трясти, самые тяжелые упадут вниз, а легкие останутся наверху. Так же и с бегом.

Какая книжка лежит сегодня на вашей прикроватной тумбочке?

Поскольку я теперь делаю новый проект — беговые экскурсии — у меня в электронной книжке Гиляровский, а на тумбе у кровати — Сорокин.

Чем определяется для вас понятие «успех»?

Успех не измеряется деньгами, деньги просто инструмент, которого должно хватать. Успех не измеряется вещами. Как улучшится качество моей жизни, если у меня будет не мой паркетник, а Maybach? Если у меня будут часы за миллион, а не за сорок тысяч? Успех — это возможность заниматься тем, что ты любишь.

В какой момент вы чувствуете себя самым счастливым человеком на Земле?

Когда я прихожу домой, к своей семье.

Ваш личный хедлайнер: человек или персона, за которой вы всегда с интересом следите.

Федор Конюхов. Я вижу в нем ту же жажду познания жизни. Его дети, кстати, тоже учатся в Суворовском, и когда мы встречаемся на проходной, я не упускаю возможности с ним пообщаться.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей