Примеры лечения фобий у детей | Мел
Примеры лечения фобий у детей
  1. Блоги

Примеры лечения фобий у детей

Роль детства в формировании психосоматических расстройств
Время чтения: 5 мин

Примеры лечения фобий у детей

Роль детства в формировании психосоматических расстройств
Время чтения: 5 мин

Теория Энергия нужна для любого действия. Наше поведение тоже зависит от психической энергии. Больше, меньше, поэтому важно контролировать, насколько правильно она расходуется. Если ее расход выше, чем поступление, то человек чувствует бессилие, подавленность, тревогу. Обычно перерасход происходит, если работают внутренние механизмы подавления эмоций и потребностей. Они возникают в детском возрасте как приспособление к неадекватному отношению взрослых. Происходит интериоризация, то есть формирование психики человека через усвоение социальных отношений и опыта. В результате внутренний мир преобразуется под воздействием внешнего. Этот процесс хорошо описал Лев Выготский, знаменитый русский педагог и психолог: когда родитель уважает личность ребенка, тот растет, уважая самого себя, его самооценка и реакции не подавлены, здоровы. И наоборот, если родитель излишне требователен, если он пренебрегает индивидуальностью своего чада, то человек вырастает с низкой самооценкой, равнодушный к самому себе. Ведь ребенок принимает любое отношение как данность, которую он не может его изменить. Соответственно, он вынужден изменять самого себя — так происходит деформация личности.

Пример формирования фобии закрытого пространства у ребенка Анастасия (имя и часть данных изменены) обратилась с проблемой: ее восьмилетний сын Владимир панически боится кабины лифта (клаустрофобия встречается выборочная, лифта ребенок боится, а машины нет). Со слов мамы, элементы этой тревоги проявлялись в двухлетнем возрасте, но проблемы не было, так как лифтами не пользовались. Страх стал мешать после переезда в новую квартиру.

Обычно дети могут легко вспомнить самые ранние эпизоды. И хотя нет четкого понимания, как образуются фобии, чтобы их устранить, достаточно использовать детское воображение. Со слов мамы, набросали случаи приступов Владимира, вызванных замкнутым пространством. Оставшись наедине с ним, я попросил закрыть глаза и мысленно вернуться в ситуацию, где было «страшно», когда «сбивалось дыхание». Потом в более раннюю и т. д. Таким образом мы с Владимиром добрались до психотравмы. Ему было три года, когда родители гостили в Европе у знакомых, где было полно гостей. В один из дней ребенок оказался перед лифтом, ожидая маму, но когда дверь открылась появилось давний друг семьи, который решил пошутить и сделал страшное лицо. Осознав ошибку, он пытался взять ребенка за руку, но только усилил испуг. Владимир вырвался и ударился об угол лифта. К этому времени подбежала мама, стала утешать. Причиной слез она посчитала боль от удара.

Рассказывая об этом, Володя буквально пребывал в «предлагаемых обстоятельствах», переживая все события, как если бы они происходили наяву. В такие моменты психика человека наиболее восприимчива для внушений, поэтому я сделал установку на то, что дядя не хотел плохого, напомнив Владимиру, как тот сам пугал маму, чтобы ее развеселить.

Случай с Владимиром довольно типичный. Избавление от проблемы происходит, обычно, без осложнений. Единственное неудобство — приходится каждые полчаса прерываться, потому что дети не умеют долго находиться в концентрированном состоянии. В результате весь процесс психокоррекции сильно затягивается, иногда на две недели и больше.

Особый случай: за мамины страхи дочь расплатилась аллергией

До 6-летнего возраста человек практически не подвержен внушениям, поэтому гипноанализ может быть направлен на кого-то из взрослых, чья реакция может запускать соматику у ребенка. Но для этого должна прослеживаться эмоциональная связь, например, между мамой и ребенком.

Так было между Полиной и ее дочерью, страдавшей странной формой дерматита. Все началась буквально через два месяца после рождения. Полина как раз делила имущество с бывшим бизнес партнером. Стоило ей облиться слезами или понервничать, как дочь тут же покрывалась экземой.

Конфликт вспыхнул еще во время беременности, когда один из совладельцев решил воспользоваться ситуацией, чтобы подмять весь бизнес под себя. Из-за постоянных нервов Полина была чрезмерно возбуждена, и это отразилось на родившейся дочери. Первой зависимость аллергии ребенка от эмоционального состояния его мамы заметила бабушка, потом заговорили все и в конце концов Полине пришлось обратиться к услугам гипнотерапевта — сама она оказалась не в силах унять свои нервы.

Сеансы велись по Skype. Представляя собой переживание былых обид и угроз, они не потребовали регрессии в период зачатия и родов. Было достаточно убрать эмоциональные триггеры (Psychological Trigger), чтобы полуавтоматические реакции (вспышки гнева, жалости, обиды) прекратились. На все — про все ушло три сеанса, последний из которых позволил устранить все высыпания у дочери. Полина так же отметила появившийся «пофигизм на наезды этого крикуна» (бывшего партнера), а ещё «дышать стало легче и сил появилось раза в полтора больше».

Заикание вашего ребенка — это повод подойти к зеркалу

История коллеги. «Я сам заикался с пяти лет. Официальная версия была такова: в нашу детсадовскую группу повезли детский театр с пьесой про Карлсона. «Мужчина в самом расцвете сил» в этом спектакле разговаривал с характерным заиканием. (Кстати, много позднее телевизионный Карлсон в исполнении Спартака Мишулина почему то тоже заикался). Так вот, после этого спектакля я и начал заикаться. Вроде как хотел быть похожим на понравившегося героя. Меня водили к логопедам, но ничего не менялось. В школе были сложности с теми предметами, где надо было отвечать или читать вслух, но в институте стало полегче — я внутренне смирился с заиканием и успокоился. Сейчас, оглядываясь назад, я отчетливо понимаю, что каждый выбор в своей последующей жизни делал с поправкой на свое заикания: друзья, первая женитьба, первая профессия, характер собственного бизнеса, хобби, интересы — все стороны моей жизни принимали такой вид, чтобы была возможность поменьше говорить.

Как ни странно, но избавление от напасти началось, когда все вокруг стало рушиться — семейная жизнь, бизнес. Стресс привел не к усилению, а к ослаблению заикания. Сейчас я понимаю, почему симптом стал сглаживаться — когда человеку нечего больше терять, он становится более спокойным. И тем не менее, живое общение продолжало вызывать дискомфорт, и вполне закономерно река жизни меня вынесла туда, где я смог не только убрать расстройство, но и понять, откуда «ноги растут».

Когда я стал изучать психологию, мои преподаватели уже через неделю объявили, что к концу обучения заикания не будет. Так и случилось. Курс обучения включал много разных дисциплин, в том числе личную терапию, где за один сеанс (один, Карл!) из меня вытащили и причину заикания, и способ, его устранения, успешно примененный.

Оказалось, все дело было в моей детской страсти к чтению стихов про дядю Степу на стуле. Я отдавался этому действу как актер — читал с выражением, в лицах. Все вокруг умилялись, хлопали в ладоши, говорили слова, и только один человек откровенно выражал свое недовольство происходящим — мой отец. Очевидно, у него были причины всякий раз нервничать и повторять, что «из ребёнка вырастет клоун», но мне они были неведомы. Папа для любого ребёнка 5-ти лет является чем-то вроде полубога, и когда этот полубог всем своим видом показывал, что он «против», то ребенок пытается преодолеть противоречие. В моем случае, выход был найден в том, чтобы порадовать папу в полном соответствии с его прибауткой про «клоунов». Я решил, что папа хочет, чтобы я стал клоуном, но ещё не знал, каким. На спектакле увидел, как папе понравится Карлсон, и все стало ясно. Сразу после спектакля я стал заикой. Фактически, папа дал команду на запрет самовыражения через слова, и ребёнок доступным ему способом выполнил ее.

Сегодня я, действительно, не могу сказать, почему люди заикаются, но я могу находить причину в каждом конкретном случае. Наверное есть внутренняя логика в том, что бывший заика лечит заикание, но в моем случае приход в психологию был продиктован совсем другими обстоятельствами и мотивами. Впрочем, все «у богов на коленях» — наши подсознательные мотивы остаются сокрыты рассудку и открывающееся поле для рассуждений позволяет нам разве что морализировать и делать выводы.

Как показывает моя история, заикание может быть знаком для родителей, чтобы они обратили внимание на собственное поведение. Ещё один принцип, который следует этой исповеди: ничто не беда — «если где-то что-то убыло, то в другом месте обязательно прибудет». Благодаря ограничениям на устное самовыражение, я развил в себе способности работать руками и головой, чего бы не случилось, если бы не мое заикание. И как говорится, Бог любит Троицу, — всем, кто заикается или картавит, напоследок скажу как человек, побывавший по обе стороны баррикады, о тихом факторе, без которого снятие рефлекса не возможно. Это психологическая блокировка, которая, обычно, ассистирует недугу. Она может быть связана с чем угодно, но именно она выступает в роли дрожжей, без которых, как известно, не варится ни одна брага.»

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей