Написать в блог
«Июнь» Дмитрия Быкова — снова о себе

«Июнь» Дмитрия Быкова — снова о себе

Время чтения: 2 мин

«Июнь» Дмитрия Быкова — снова о себе

Время чтения: 2 мин

Задумала написать большую рецензию на Быковский «Июнь», но, похоже, 2018 не оставляет мне шансов на планы. Напишу небольшую — только главное. Три новеллы — предвоенное время.

О чем здесь Дмитрий Быков? Прежде всего, Дмитрий Быков о себе. Герои — литераторы, журналисты, критики, интеллектуалы. Чрезмерно погруженные в себя еврейские мальчики без шансов на счастье вне зависимости от контекста. И женщины, которой не повезло оказаться рядом.

Толстовского отвращения к животной любви не прочувствовала — думаю, Быков не вытянул, хоть и хотел. Торопился. Падение Вали было даже не обыденным или скучным — неестественным. Сегодня донесла на невинного во всех отношениях товарища, а завтра стала настоящей шлюхой.

Но отчаяние Миши было самым настоящим. С таким пониманием мужчины и непониманием женщины хотелось бы порекомендовать Быкову писать о гомосексуалистах — будет весьма живо и чувственно.

Метание духа героя Миши символизирует метание тела — все очень в духе русской классической, в толковании которой Быков виртуозен.

Опустившаяся в подземелье — после отчисления из литературного института Крапивина трудится, как и положено исчадию ада, в Метрострое — стерва. И воздушная и утонченная Лия. В белом свитере. Однажды — даже без, но без результата.

Финал ожидаем: Лия уезжает с мужем — вот почему не дала, другой был; Валя выходит замуж за кого-то ранее не упоминаемого и нелюбимого — так ей и надо. Миша вознаграждён дважды — свободен от мук выбора и восстановлен в литературном институте.

Боря Гордон и Ариадна Цветаева — фамилия не называется, но считывается безусловно: возвращение из Парижа, брат Шур, мать-поэтесса, арестованный по признательным показаниям Али же отец. Сергей.

Он — журналист, она — журналист. Он убежден в правильности сталинского предвоенного курса, она влюблена в социалистическую Россию. Он старше на двенадцать лет и женат. Но скоро разведётся.

Увлеченность Бори добавляет ему привлекательности: при каждом случае он называет Алю женой, не допуская возражений. Жена — и жена. Уже позже, в ссылке она услышит:

— Ну, что вы, милочка. Я его жену отлично знаю — я у неё зубы лечу, — или что-то в этом роде.

Она ревнует меня, порадуется Миша. Она ревнует меня, и он больше не поедет к ней на свидание. Глаза ввалились, пальцы уже не те, в какой-то странной юбке — где она её взяла…

Сама привязка к предвоенному времени очень слабая — немного о дружбе с Гитлером и разделе Польше, арест Тухачевского мелькнул, в финале второй части всплывает образ девушки с веслом. С которой Боря Гордон внезапно быстро и радостно вступает в сексуальную связь — теперь и Аля в прошлом, и само собой страдающая жена. Очередной любовный треугольник разрублен.

О последней новелле — ничего: в ней ещё больше литературоведа Быкова, чем художника. У меня были другие ожидания, увы.

#дмитрийбыков #июнь #литератра #читаюипишу #рецензия

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей