EduNet — рынок образования: будущее и перспективы
Блоги07.05.2020

EduNet — рынок образования: будущее и перспективы

Футурологический прогноз до 2065 года

Итак, позволю себе построить некоторые прогнозы относительно будущего образования, но прежде всего сформулирую проблемы, которые есть в этой сфере сейчас. Самое интересное, конечно, будет в разделе «Прогнозы», но прежде, чем нырнуть в глубину водопада, попробуем рассмотреть подводные камни.

Среднее образование

«На дистанционке я стала больше работать в 4 раза» — так сказала мне учительница одной из коррекционных школ Москвы. И это не преувеличение: побывав на веб-конференции департамента образования столицы, могу сказать — даже чиновники от образования, обязанные организовать повышение квалификации учителей, сильно отстают в цифровой грамотности от потребностей современности. Итак, какие есть проблемы у школы в онлайн?

1. Непонимание разницы между дистанционным и онлайн образованием. Дистанционное образование — это взаимодействие преподавателя и студента на расстоянии с применением информационных технологий. Онлайн-обучение — получение знаний через интернет в режиме «здесь и сейчас». Этот формат обучения еще называют e-learning или «электронное обучение».

2. Из этого непонимания — и непонимания того, что онлайн-образование, по сути, продолжение дистанционного — возникает явление отторжения онлайн-курсов как инструмента образования, самостоятельного образования школьника. Педагоги заново изобретают велосипед.

3. Многие учителя не умеют пользоваться информационными технологиями — тем же Zoom. А научить их некому. Порой, некому даже подсказать, где искать.

4. Аналогично — с родителями. Педагоги не только учат детей предмету: они, порой, учат детей использовать Word и PowerPoint. А еще они учат этому родителей. И учатся сами. Процесс получается сумбурный и кровавый.

5. Не отработана методика подготовки уроков, ведения уроков онлайн. Машинный сбор цифрового следа и рефлексии отсутствует. Нет электронных учебников. Обучающие ресурсы не выдерживают нагрузки и «виснут».

6. Школьники завалены дополнительными заданиями и не успевают делать уроки, которые им щедро отсыпают учителя. Вроде бы, программа составлена грамотно, педагоги ей следуют, так почему объем «домашки» вырос в разы?

В целом, создается ситуация, когда все мечтают о том, как школы вновь откроются, и дети пойдут туда учится. Но в идеале именно дистанционное образование должно быть проще, легче, занимать меньше времени и требовать меньшего участия родителей и учителей в самом процессе. Что пошло не так?

Высшая школа

В высшей школе все немного проще, поскольку мамам не требуется делать с детьми домашнее задание. Предполагается, что студенты более самостоятельны. Профессорско-преподавательский состав, в большинстве своём, владеет цифровыми технологиями, многие ведут Ютьюб-каналы с лекциями или паблики. Однако и здесь не без проблем.

1. Студенты далеко не всегда знают, где им искать те самые видео-курсы, которые нужны в учёбе, но которых нет на сайте университета.

2. Посещение аудитории обязательно, а на веб-конференции можно и схитрить: часть студентов неминуемо потеряет темп обучения и покинет вуз, не выдержав сложностей самоорганизации и тайм-менеджмента.

3. Переход на проектную работу в некоторых вузах требует от преподавателей умения организовывать группы дистанционной работы. Такого умения у них может и не быть. Наставники, тьюторы и менторы всё еще являются редкостью.

4. Для дистанционного образования требуется иной материал и иначе же структурированная программа, в которую включаются новые форматы работы и отчётности. На фоне этих требований появились, конечно, новые разработки, но часто встречаются и своего рода «кадавры», маскирующиеся под онлайн оффлайн-технологии. Например, студент пишет проект, но не отсылает его в электронном виде в облако преподавателю, а фотографирует страницы и шлёт по электронной почте.

Полагаю, исследованием происходящих процессов занимается не одна рабочая группа — как минимум шесть вузов знаю, которые отслеживают происходящее. И прогнозирую в 2020 году защиту десятков двух кандидатских и пары докторских по этой тематике. Но сейчас не об этом: обозначив проблемы системы образования в эпоху пандемии, упадём же в будущее рынка НТИ Эдунет.

Краткосрочный прогноз (2020-2021)

В ближайшее время система образования будет пытаться оправиться от ударов, нанесённых эпидемией коронавируса. Кризисный период — отличная возможность опробовать новые методики, разработать свои, тотально обновить базу знаний, дать возможность студентам развиваться по индивидуальным траекториям. Создаются тысячи онлайн-курсов и школ, резко вырос спрос на онлайн-образование любого качества — в ближайшие полтора года система будет набирать массу, отсеивая нежизнеспособные проекты.

Резко ухудшится качество школьного и вузовского регионального образования, как и обычно в переходный период: но на этом темном небе зажгутся сотни ярких звёзд. Встав перед невозможностью развернуть махину Министерства образования, связанную мириадами устаревших еще в момент создания нормативных актов, нежизнеспособной структурой ОГЭ и ЕГЭ, собственно самим корпусом знания, обеими ногами стоящий в 19 еще веке… В общем, Министерство образования сможет нести только функцию модератора процесса и финансового хаба. Осознание утраты влияния будет крайне болезненным, но в 2021 году эта боль приведёт к массовой реформе Минобра.

Именно в эти годы будет становиться Эдунет как рынок НТИ, с опорой на энтузиастов, предпринимателей, инвесторов. Среди всех рынков НТИ это рынок-«газель», потому что даже в самый тяжелый кризис человек готов делать две вещи: путешествовать и учиться. В 2020–2021 году прирост рынка ориентировочно составит 85%.

Эдунет станет платформой формирования мироосознания и мироощущения нового человека: живущего в цифре, осознающего себя как автономную, но вместе с тем общественно-ответственную личность. Материальный рынок потребления изменится настолько, что информация о механизмах развития и трансформация, рождаемая и аккумулируемая в проектах, станет самым ценным ресурсом. А Эдунет предоставит возможности для обмена и покупки-продажи информации, ее создания и распространения, обучения пользованию и поиску специалистов. Здесь родится прототип следующего уровня развития сферы маркетплейсов.

Среднесрочный прогноз (2022-2035)

К 2035 году в России появится прослойка молодых цифровых инженеров, которые будут генерировать проектные стартапы сотнями, если не тысячами. Ежегодно в России будет появляться 1-3 компаний-единорогов в сфере сквозных технологий. Отомрёт олимпиадная система, модифицируется кружковое движение и кванториумы. Появится система отслеживания «тихих талантов», детей, не склонных участвовать в кружках, хакатонах, конкурсах, но имеющих выдающиеся способности. Это те самые «гадкие лебеди» Стругацких, которые умели думать дождь, нравственно превосходили своих родителей и не считали необходимым доказывать свои знания и таланты. Их наставниками были люди будущего, потому и произошел такой резкий скачок и разрыв между поколениями. В нашей реальности наставниками для цифровых инженеров и технологических энтузиастов станут вчерашние студенты, открытая база знаний и все-таки предыдущие поколения. Поэтому разрыв между «инженерами» и миллениалами (рожд. до 2003 года) будет колоссальный.

Но и в самой среде «инженеров» не будет единства: из их числа выпадают 15% поколения NEET («ни работают, ни учатся»), примерно 50% под воздействием старших поколений и объективных причин (удалённость от центра, недостаток или невысокое качество информации, отсутствие интернета и цифровых технологий, низкая мотивация — неверие в то, что социальный лифт сможет заработать, а стеклянный потолок — пробиваем) не сможет принять новую модель поведения. Оставшиеся 35% с разным успехом вольются в технологическую инициативу и образуют мощный преподавательский состав, создадут базу знаний, необходимую для появления «детей дождя».

Эдунет в этот период будет содрогаться от трёх катаклизмов:

— перед профессорско-преподавательским составом встанет жёсткая дилемма: соответствовать цифровым вызовам или уйти. Это оголит кафедры многих вузов, создаст ряд проблем морального свойства, вызовет заполнение пустующих мест кадрами, в которых, по выражению Д. Пескова, компетенции закрыты все, но это — как «масло в стакане». То есть у ряда новых ППС не будет глубоких предметных знаний. Что станет причиной профанирования дисциплин, особенно относящихся к социальным и гуманитарным наукам;

— традиционные вузы будут стремительно сдавать позиции образовательным платформам, онлайн-университетам и онлайн-школам: большая часть общеобразовательных предметов для работы по специальности не нужна, хотя и дает хороший кругозор и эрудицию. Полтора года в онлайн-университете, несколько интенсивов — и вот уже готовый специалист с несколькими кейсами приступает к работе, в то время как вузовскому бакалавру требуется только на обучение 4 года, а магистру — 6 лет;

— внедрение проектного обучения даст толчок к развитию вузам и возврату плановой системы распределения специалистов, но при этом может произойти «эффект Михайловой», когда масса внешне соответствующих параметрам проектов — нежизнеспособны, поскольку в момент их создания отсутствовало всё (целеполагание, методики, информация), кроме волевого импульса. Так российское народное хозяйство получит сотни тысяч «куряжских агрономов», с точки зрения рынка труда — неквалифицированный балласт:

«Воскобойников — высокий юноша, на лице которого бледность боролась с важностью, и обе одинаково не могли прикрыть неподвижной, застывшей темноты, — поднялся с постели, с большим усилием засунул руки в тесные карманы брюк и сказал: — Мы — агрономы. Скоро получим аттестаты…- Кто вам даст аттестаты? — Как — кто даст? Заведующий…

…Пересиливая важность и добродетель, сопротивляясь и оскорбляясь, пересыпая скупые слова недоверчивыми и презрительными гримасами, агрономы раскрыли пред нами секреты халабудовского жита и собственной головокружительной карьеры. Осенью в Куряже работал какой-то уполномоченный Халабуды, имевший от него специальное поручение посеять жито. Он уговорил работать пятнадцать старших мальчиков и расплатился с ними очень щедро: их поселили в отдельном флигеле, купили кровати, белье, одеяла, костюмы, пальто, заплатили по пятьдесят рублей каждому и обязались по окончании работы выдать дипломы агрономов. Поскольку все договоренное, кровати и прочее, оказалось реальностью, у мальчиков не было оснований сомневаться и в реальности дипломов, тем более, что все они были малограмотны и никто из них выше второй группы трудовой школы не бывал. Выдача дипломов затянулась до весны…

— Ребята, вас просто надули! Чтобы быть агрономом, нужно много учиться, несколько лет учиться, есть такие институты и техникумы, а чтобы поступить туда, тоже нужно учиться в обыкновенной школе несколько лет. А вы… Сколько семью восемь? Черненький смазливый юноша, к которому я в упор обратился с вопросом, неуверенно ответил: — Сорок восемь» © Антон Макаренко, Педагогическая поэма

В итоге сформируется база для того, чтобы реализовать идеи долгосрочного периода. На рынке Эдунета появятся более миллиона образовательных стартапов, выживаемость которых в трёхлетнем периоде составит всего 10%. Тем не менее, они выстроят «дорожную карту» развития рынка на ближайшие 20-30 лет, наметив перспективные направления.

Сильно помолодеет высшее образование: традиционно школьное начнет сливаться с высшей школой примерно в 6-7 классе, 10-11 классы будут считаться подготовкой к высшей школе и станут исключительно профильными. Самым быстро растущим подрынком Эдунета станет методический, на втором месте будет рынок стартапов, ориентированный на сбор и анализ цифрового следа. В частности, это приведет к отказу от отдельных школьных учётных ресурсов, наподобие Дневник.ру, и созданию Единого федерального реестра интеллектуальных ресурсов, который позволит отслеживать цифровой профиль ребенка не с момента его «внезапного» появления в вузе, а с начальной школы. Резко сократятся формальные домашние задания без цели, портфолио будет представлять собой набор годовых проектных кейсов. Средняя и высшая школы начнут сливаться в единую образовательную платформу. Рост рынка селекционеров (отбирающих перспективных детей для корпораций) составит до 30% в год, в то время как HR (кадровый специалист) станет менее популярен: его с большей точностью и достоверностью заменит обучаемая нейросеть.

Долгосрочный прогноз (2036-2060)

В этом периоде популярными станут интернат-школы постоянного пребывания, где дети могут временно покидать учебные корпуса для посещения семьи и наоборот: к ним могут приезжать родители. Прообразом такого учебного интерната могут служить старинные нахимовское и суворовское училища и более современная школа «Летово», отчасти — Кванториумы.

Организованные в периодически пересобираемые разновозрастные группы, решающие реальные проектные задачи, дети будут образовывать временные социальные конструкты — ингруппы. В одном интернате за несколько лет они смогут установить тысячи рабочих и творческих связей. Интернаты будут не привязаны к географическим и национальным рамкам: в них будут подбирать детей со схожими показателями. Похожая концепция описана в книге «Дивергент»: там неофиты делились на фракции «Эрудиция» (учёные), «Дружелюбие» (производственники), «Искренность» (юристы), «Отречение» (управленцы), «Бесстрашие» (силовики). Формирование интернатов в 2036 году, возможно, будет происходить по направлениям: управление, командообразование и проектная деятельность, продуктовая деятельность, сквозные технологии, кибербезопасность и администрирование. Аналогии, безусловно, просматриваются.

Кто будет учить детей/студентов?

Преподаватель — специалист в предметной области. Преподаватель может работать во всех интернатах планеты одновременно.Ментор — консультант по проектной деятельности.Тьютор — наставник по учебной деятельности, тот, кто совмещает в себе функции родителя и репетитора.Наставник — аналог воспитателя, психолог, человек, формирующий картину мира и систему морально-этических ценностей.Фасилитатор — наставник группы, обеспечивает успешную групповую коммуникацию.

Начиная с возраста 10-11 лет дети будут заниматься решением реальных производственных задач, накапливая опыт, финансовое вознаграждение, кейсы и формируя свой индивидуальный цифровой профиль. Задачи обучения — научить человека учиться (поскольку где-то в 2030 году возобладает концепция «пожизненного» образования — непрерывного образования на протяжении всей жизни) и сформировать компетенциями из него уникального специалиста, не имеющего конечного пункта развития.

Финансовые сдвижки

Одна из черт рынка НТИ — стоимость к 2035 году больше 100 млрд. долларов. Что даст рынку эту стоимость, какие стартапы и проекты?

1. Сегментарные интернаты средней и высшей школы. Требуется создать структуру интернатов, размещенных в климатически и экологически благополучных зонах Земли, обеспечить их инфраструктуру. Требуется создание связной базы данных, распределенного реестра.

2. База данных из п. 1 — это крупнейшее хранилище обновляемой информации, включая информацию, создаваемую нейросетями, виртуальную и дополненную реальность. Параллельно база представляет собой мета-хранилище цифрового следа так, что разыскать специалиста конкретного профиля не будет представлять труда. Не представляется возможным создание базы знаний такого масштаба силами одной организации или даже одной страны. Объем ее будет измеряться йоттабайтами.

3. Компьютеры, обрабатывающие титанические по нашим современным представлениям потоки данных одновременно: продукт квантовых технологий.

4. Стартапы, подхватывающие и генерирующие задачи производственно-промышленной сферы, в основном — сферы больших данных, космонавтики, астрономии, ядерной и квантовой физики, нейросетей, энергосбережения и использования ресурсов Мирового океана и ближайших планет. По сути, EduNet станет хабом генерации ошибочных и вариативно верных решений для всех рынков НТИ.

5. Проектные институты и лаборатории высшей школы, для которых потребуется оборудование и программное обеспечение.

6. Соединенные технологии Эдунета и Нейронета, представляющие собой многомиллиардный рынок усилителей мозговой активности, нейроспутников, чипов восстановления ресурсных состояний, нейроинтерфейсов, устройств дистанционного обучения дисциплинам, не использующим естественный язык, ксенобиологических трансляторов и других устройств, о существовании которых мы можем только догадываться.

7. Технологии, методики и устройства обучения perpetuum exercitatione — непрерывной учёбы и повышения квалификации в течение всей жизни. Учёба вольётся в рабочий процесс так же, как работа вольется в учебный: это своего рода осмос — прямой и обратный, обеспечить который и призван Эдунет.

***

Вот в чем я уверена точно: не будет профессии «надуватель дирижаблей». Хотя отчасти и жаль — романтика… Но посмотрите на эти дирижабли! Каждый ребенок будет мечтать стать капитаном такого. Ну, если, конечно, это не будущий Big Data Analyst. Фото из открытых источников

Елена Кулешова

Читайте также
Комментарии(2)
Мир переходит в иную эпоху. С чего начать? Государство должно озабоится, изменив подход с первого класса. Пора отказаться от ручки и бумаги при обучении чтению и письму (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/69274-gramotnost-i-deti-pochemu-klaviatura-inogda-ne-khuzhe-ruchki). А школьникам пора сменить подход к выбору вуза (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/28045-kem-byt).
Вот недавно задумалась об этом, а что вообще будет с образованием и нашла такое видео:
https://www.youtube.com/watch?v=oVXDFIa2j3c как раз там эксперты рассуждали на эту тему, интересно было послушать.
Больше статей