«Знаю, что придётся плакать в аэропорту»: как устроена работа вожатого в языковом лагере | Мел
«Знаю, что придётся плакать в аэропорту»: как устроена работа вожатого в языковом лагере
  1. Блоги

«Знаю, что придётся плакать в аэропорту»: как устроена работа вожатого в языковом лагере

4 801
0

«Знаю, что придётся плакать в аэропорту»: как устроена работа вожатого в языковом лагере

4 801
0

Меня зовут Александр Мартынов, мне 34 года. У меня два высших образования: железнодорожное и лингвистическое. Я работаю репетитором английского и немецкого для взрослых и детей, а летом — вожатым в языковых лагерях EF Education First за рубежом. Хочу рассказать о том, как устроена работа вожатого, как нахожу контакт с детьми и почему плачу в конце каждой смены.

Как всё начиналось

На первом курсе железнодорожного техникума к нам пришла работать молодая преподавательница английского. Меня поразило её произношение: она говорила очень бегло и, казалось, совсем не напрягалась. Благодаря ей я стал заниматься самостоятельно и за семь лет научился говорить свободно.

Тогда не было ни онлайн-курсов, ни других платформ для изучения языка. Я учил язык по радиопередаче «Голос Америки» и учебникам, которые нам давали в школе. Тогда я начал грезить Штатами и поставил перед собой цель когда-нибудь побывать в США.

Для изучения языка важна цель. Если цели нет, вы не сможете мотивировать себя, а учёба будет казаться скучной и неинтересной

Мечта сбылась в 2007 году, когда я поехал по программе Work & Travel в Вирджинию. После возвращения из США понял, что железная дорога не привлекает меня так, как лингвистика, но всё же доучился в техникуме и в 2013 году поступил в лингвистический университет. Потом на год уехал в Германию, где работал преподавателем английского в детском саду.

После окончания вуза в 2013 году я стал частным репетитором. Сейчас работаю как с подростками, которые готовятся к ЕГЭ, так и со взрослыми. В том же году я впервые поехал вожатым в языковой лагерь. Первая поездка была в Нью-Йорк, только с другой компанией. С EF Education First я начал путешествовать в 2016 году и до сих пор каждое лето выезжаю с ребятами за границу.

Работа вожатого

Быть вожатым в языковом лагере — не отдых, а очень ответственная работа. С тобой едут 17 детей из разных регионов России, с которыми нужно найти контакт, подружиться и стать для них авторитетом. Я обычно путешествую с подростками — от 13 до 18 лет. С ними не так легко найти общий язык: переходный возраст даёт себя знать. Я всегда ищу середину в общении — стараюсь быть ребятам и другом, и наставником. Они должны понимать, что к моим словам необходимо прислушиваться: от этого зависит их безопасность.

Программа EF построена по принципу полного погружения в культуру, поэтому, помимо учёбы, у ребят запланирована культурная программа. Мы часто выезжаем в город на экскурсии, и там нужно быть особенно сконцентрированным. Бывает, что не успеваешь смотреть достопримечательности, потому что всё внимание приковано к детям. Иногда ребята проверяют меня и в шутку пытаются сбежать. За четыре года работы никто не убегал, конечно, я сразу пресекаю такие ситуации.

Знакомство, общение и гаджеты

У EF есть своя социальная сеть для студентов. Там они могут посмотреть расписание, пообщаться с будущими одногруппниками, узнать контакты принимающей семьи и поговорить с лидером группы.

Примерно за неделю до начала поездки я пишу ребятам из своей группы общее приветственное письмо, а потом добавляю каждого в друзья и знакомлюсь. Пишу несколько фактов о себе и прошу ребят рассказать мне о себе. Многие охотно отвечают. Первая встреча после таких сообщений проходит намного теплее, будто мы уже давно знаем друг друга.

Так делают не все лидеры, это моя личная инициатива. Через общение я понимаю, кто из ребят более активный, а кто стеснительный. Таким в первые дни уделяю больше внимания и пытаюсь разговорить, используя разные игры, чтобы на программе они чувствовали себя более раскованно и получали удовольствие.

Настраиваю детей на общение ещё в аэропорту. Если вижу, что ребёнку некомфортно, разговариваю и стараюсь изменить отношение к ситуации. Разговоры по душам помогают всегда. Хотя некоторым взрослым они кажутся бесполезными, ведь «ребёнок всё равно не будет слушаться».

У нас со студентами большая разница в возрасте, разные интересы, поэтому перед поездкой я интересуюсь, что сейчас слушает молодёжь, чем интересуется. Это позволяет мне быть на одной волне с ребятами и завоевать их доверие. Я заранее придумываю игры, темы для разговоров, отмечаю ребят, которым нужно уделить больше времени.

Считается, что с поколением Z сложно найти контакт, потому что они всегда в гаджетах. Отчасти это так, но не всегда.

Доверие этих ребят нужно завоёвывать: они не будут слушать тебя только потому, что ты старше, или потому, что EF поставили тебя лидером

Нужно доказать, что ты действительно хочешь наладить контакт. В таком случае про телефоны они забывают, потому что в реальности лучше.

Часто они зависают в телефонах, когда устают. Всегда нужно быть в моменте и правильно расценивать ситуацию. Иногда лучше не заставлять играть, а просто оставить детей в покое и дать им отдохнуть.

Зарубежные студенты и конкурсы талантов

Русские ребята более закрытые, чем их зарубежные сверстники. Они стесняются говорить, стесняются знакомиться с другими ребятами. Особенно если это нужно сделать на английском. Не все, конечно, но большинство. Поэтому работа вожатого заключается ещё и в том, чтобы помочь детям раскрыться и поверить в себя. В лагерях EF для этого есть интерактивные классы, ежедневные активности после школы, общительный стафф.

Атмосфера в лагере позволяет чувствовать себя свободным от предрассудков и страхов, что тебя не поймут. Здесь ребята могут быть самими собой. Одна из популярных активностей — шоу талантов, в котором я прошу участвовать каждого. Сам тоже участвую — пою, хоть и между нот. Своим примером стараюсь показать, что не нужно бояться сцены и стесняться своей индивидуальности. Не важно, как ты выступаешь, главное, что выступаешь. Ощущение победы над собственным страхом остаётся с детьми на всю жизнь. Это очень важно.

Сложности с подростками

Любой ребёнок — личность. Естественно, не со всеми получается сразу найти общий язык, особенно с подростками. Ребята 13–14 лет всё ещё привязаны к родителям, поэтому видят в лидере того же родителя и быстрее идут на контакт. Сложности чаще возникают с подростками 15–18 лет. Они уже взрослые, могут всё делать самостоятельно. Им нужна свобода и возможность пойти туда, куда они захотят, что в рамках языкового лагеря невозможно: дети постоянно под присмотром лидеров, чтобы родители были уверены в полной безопасности. Конфликтные ситуации с подростками возникают именно на почве свободы.

У меня был случай с двумя 17-летними братьями. Они меня не принимали, не шли на контакт, отказывались посещать экскурсии. Это была их третья поездка с EF, и им было сложно перестроиться со своего прошлого лидера. Я чувствовал их протест против меня, поэтому у нас ушло время, чтобы наладить контакт. Я поделился с ними своими мыслями и беспокойством, рассказал, почему для меня важно, чтобы они были частью группы и не отбивались на экскурсиях. Они поняли, и после разговора в наших отношениях наступило потепление. Всегда важно общаться по-человечески. Дети не ведут себя так специально, всегда есть причина.

Как живёт лидер во время смены в лагере

Мы привязаны к детям. Если они живут по программе в резиденции, то и мы тоже. То же самое с принимающей семьёй. Вместе со мной, как правило, живёт лидер из другой страны. Это очень удобно, узнаёшь о другой культуре и перенимаешь опыт зарубежных коллег.

Каждое воскресенье в американских семьях мы проводим на общих мероприятиях, как и дети. Ходим на экскурсии, уезжаем к родственникам на барбекю, посещаем парки аттракционов, ходим в церковь (по желанию).

Многие подобные мероприятия американские семьи оплачивают сами, им нравится знакомить иностранцев со своей культурой и показывать страну. В Англии такое встретишь редко. Семьи там принимают студентов для дополнительного заработка, а в США все волонтёры.

Не всё радужно в моей работе. Есть и сложности, есть и плохие дни. Самое сложное — это длинные перелёты и разница во времени. Если дети могут позволить себе акклиматизацию, то лидеру нужно сразу включаться в работу, следить за безопасностью и порядком.

После возвращения домой я обычно около двух недель привыкаю обратно к часовому поясу. Это сильно выматывает и выбивает из рабочей колеи. Если еду с детьми в США на четыре недели, то вылетаю из привычной жизни почти на два месяца. Иногда это сложно принять.

Слёзы в конце смены

В начале каждой смены я уже знаю, чем всё закончится. Могу точно представить себе картину последних дней на программе: вот мы стоим в школе и плачем, потому что ребята не хотят расставаться со своими новыми друзьями; а это мы обнимаемся и плачем в аэропорту у багажной ленты в Москве, потому что за четыре недели стали маленькой семьёй и узнали друг о друге больше, чем люди могут узнать за годы общения. Я знаю всё наперед, поэтому хочу, чтобы ребята не теряли времени зря, а сразу вливались в процесс.

Первая неделя — «это что-то новое, я не знаю, как здесь жить». Вторая неделя — «вроде не так страшно, но гречки всё равно не хватает»

Третья неделя — «да тут классно, почему раньше это было неочевидным?». Мне как вожатому тоже сложно расставаться с ребятами. Я к ним очень привязываюсь за смену, привязываюсь к лидерам других групп и ребятам из других стран. Лагерь — это отдельная жизнь, которую ты проживаешь от начала и до конца. Но каждый год еду всё равно, хоть и знаю, что придётся плакать в аэропорту. Эмоции, которые я получаю от поездки и общения с детьми, невозможно ничем заменить.

Что даёт лагерь вожатому

Не только дети меняются после лагеря, но и вожатые становятся другими. За четыре года поездок я стал более стрессоустойчивым и спокойным. В работе с детьми очень важно быть скалой в любой ситуации. Когда ребёнок вдали от семьи, стресса намного больше. Нет ощущения полной защищённости, поэтому реакция на нестандартные ситуации острее.

Я стал лучше разбираться в детской психологии. Мне всё легче и легче находить с детьми контакт, приходит внутреннее понимание, когда стоит продолжить разговор, а когда стоит оставить ребёнка в покое. Я понимаю, что стал лучше как вожатый, повысился профессионализм, и это самое главное в моей работе. Ведь родители доверяют мне своего ребёнка.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей