Написать в блог
КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?

КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?

Время чтения: 6 мин

КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?

Время чтения: 6 мин

Автор колонки: советник при ректорате по работе с абитуриентами Александр Владыка, основатель паблика «Абитуриенты ДВФУ»

КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ?

Терзали ли вас этим вопросом? Когда мама оставляла меня в ясельной группе, опаздывая на работу не по специальности, я оставался один на один с воспитательницей, нянечками и парой десятков большеглазых ребят, которые отвечали так, будто знают всю жизнь наперед: космонавтом, принцессой, роботом-полицейским, моделью, злодеем, спасателем, певцом, актрисой.

Если мы обратимся к разновозрастным группам сегодня, то заметим, что:

а) в части конкретики кое-что изменилось, но не в общем;

б) в версиях привлекательных профессий прослеживается деталь — они напоминают, скорее, символы, резво схваченные из потокового контента аналоговых и цифровых масс-медиа.

В общем и целом ответы детей, подростков и даже взрослых — попытка бегства от беспомощности в зону комфорта. Мы спасаемся от самих себя, подражая знакомым и понятным образам, воспетыми другими людьми с вездесущих экранов.

До известного времени в наших ответах не будет ни рефлексии, ни осознанности, потому что не каждый готов признать, что наши желания, предпочтения, видения себя и ощущения от мира — непостоянны.

Привлекательными и популярными уже лет семьдесят становятся люди, занятые в шоу-бизнесе, на телевидении, включая игры и игровые виды спорта, и кинопроизводстве. На той же удобренной почве растут ноги (и гонорары) блогеров, «поднимающих» миллионы рублей на старых добрых «рекламных интеграциях». Чем шире аудитория зрителей, тем выше заработки. Подписываясь на канал и просматривая контент, вы тратите время своей жизни, прокрастинируя и откладывая важное на потом, в обмен на иллюзию завершенного дела: «я посмотрел и узнал…». Попутно вы творите добро: оплачиваете расходы и приносите прибыль блогерам и командам продюсеров, директоров и далее по цепочке. Это прошловековое новшество: TV, радио, театры, магазины, ярмарки — все они кормятся за счет «взносов» целевой аудитории.

Экраны установлены в каждом доме. Экраны лежат в каждом кармане. Вынутые из контекста, отшлифованные, искаженные образы мужчин и женщин транслируются отовсюду, становясь приемлемой частью реальности. Все они по-прежнему пустышка, но нам важно другое. А именно — наше несоответствие. Зацикливание приковывает внимание, наделяя иллюзии колоссально мощью. В некотором смысле мы добровольно смотрим, сравниваем, оцениваем и действуем. Или бездействуем. Мы разрешаем себе и индустрии создавать и воспроизводить стресс-факторы.

Что делает профессиональные сферы, транслируемые с экранов, столь желанными? Не деньги сами по себе, но возможности, которые они дают. Власть, свободное время, доступ к здоровой еде и дорогостоящей медицине, к образованию и технологиям, разнообразным видам досуга. Мы стремимся туда, «где нас нет», следуя стереотипам. Нелегко признаться себе, но — мы живем на автопилоте и отказываемся думать. Нам кажется, что это непосильная задача. Кажется, мы не справимся. Нужно жить просто, как все. Ни рефлексии, ни осознанности. Что-то внутри замирает и ждет до известного времени.

Пока я ребенком сидел на горшке, мне в хлопающие глазенки вливали про апрель, ракеты и Гагарина. Кем я хотел стать? Водителем мусороуборочной машины. Потому что сильнее родительских были инъекции телевизора, откуда в мой ум прокрадывались трансформеры, терминаторы, робокопы. Роботизация, продвигаемая в 80-х, была сильней индустриализации, на которой выросли мои родители. Мусороуборочная машина, управляемая кнопками и рычагами была единственным реальным, т. е. не экранным обозримым примером чудо-техники в моем детстве. В конце 90-х человечеству, наконец, показали, что оно существует в матрице, искусно сплетенной машинами, что уже давно правят миром. Так распахнулось окно Овертона для кибернетики и IT.

Потребляемый контент формирует наши представления о том, кем нам хотелось бы стать.

К актерам, пробующимся на роль, продюсеры предъявляют массу требований. Как и к тем, кто мечтает стать ученым или инженером, чтобы заниматься наукой, нужно соответствовать кое-чему. Например, будь добр понимать математику и умей пользоваться инструментарием. «Математика — царица наук» частное мнение Гаусса. Можешь свергнуть царицу, только помни, что в первую очередь это — язык. Не владея им, ты не вникнешь в работу, проделанную до тебя, и рискуешь остаться не понятым коллегами.

Внимание вопрос: вы осознаете, на каком уровне выпускники школ способны «читать и излагать мысли» на языке абстрактных понятий и их отношений? Проведите опрос, чтобы выяснить оценки по «базовой» математике, которую достаточно сдать, чтобы получить аттестат, оставшись без права поступления в вузы. Присмотритесь к баллам за профильный уровень и к количеству человек, записывающихся на этот необязательный экзамен. Оцените соотношение школьников, ежегодно сдающих ЕГЭ по профильной математике на 75+ баллов, к общему числу сдающих «профиль». Не спешите с выводами. Возьмите еще математические олимпиады: от Всероса до региональных олимпиад третьего уровня. Сколько победителей и призеров? Каковы их результаты на ЕГЭ? Прослеживается ли корреляция, и какая она?

Ни в системе образования, ни где-то еще не существует объективных оценок. Чтобы уловить, к чему я веду, достаточно обратить внимание на контекст, в котором звучит вопрос «КАК СДЕЛАТЬ ПРОФЕССИЮ УЧЕНОГО ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОЙ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ?» и подумать. Я набросал штрихи к контексту. Сам он куда богаче и разнообразнее.

КЕМ ВЫ ВИДИТЕ СЕБЯ ЧЕРЕЗ 5-10 ЛЕТ?

Столбняк. Нет, можно сколько угодно рассуждать, строить прогнозы, опираться на тренды. Мы ведь оперились, проверили кое-какие способы на собственной жизни. Еще немного мудреных слов. Они действуют как волшебная пыль в глаза или пыльца, что опыляет ум, порождая устойчивые иллюзии одну за другой, уводя с курса, сбивая с толку.

Похоже, окружение, наконец, поверило, что мы повзрослели и готовы постоять за себя. Определиться, сделать выбор, поступить в институт, устроиться на работу… Совсем не как те герои нового шоу от Netflix или HBO.

Молодежи не показывают, а, значит, они не видят, что доступ к деньгам и благам открыт не только шоу-менам, моделям и фотографам, рок-звездам, блогерам, продюсерам, футболистам, политикам, топ-менеджерам, чиновникам, предпринимателям, но и ученым тоже. А это так?

Спросите поколение Z и тех, кто еще младше, что они думают о карьере ученого. Интерес есть, уже хорошо. Поговорите с кем-то постарше, разговор продолжится до тех пор, пока не упрется в реалии получения грантов, составления отчетов, условия и средства труда. Кто заказывает исследования, как они проводятся, из каких источников оплачиваются.

Ученый — это привлекательная профессия или непривлекательная? Сам по себе этот вопрос звучит странно. Вслушайтесь. Как будто «девушки — это привлекательный вид homo sapiens или…»

Попробуйте без гугла назвать пару-тройку именитых ученых-современников. Сфера — не важна. Р. Фейнман, С. Хокинг, Р. Докинз, Э. Дж. Лангер — американцы и британцы. Л. Ландау, П. Капица, С. Сахаров, Ж. Алферов — горячо. А из современников? Позвольте я начну: Константин Новоселов. Ваш черед.

Знал ли Константин Сергеевич, получая диплом, что через 13 лет станет самым молодым лауреатом Нобелевской премии по физике? Может, сегодня, наконец, ему не составит труда ответить?

КАКИМИ МЫ ХОТЕЛИ БЫТЬ и КАКИМИ СТАЛИ?

Порой приходится припереть себя к стенке, чтобы выяснить начистоту, что я творю со своей жизнью, делая или не делая чего-то?

Я стараюсь не идти на поводу у желаний. Мне понятна их природа. Она стереотипна, привнесена извне образами. Мне неинтересно крутить рукоять у этой шарманки. Я лучше поговорю по душам с близкими. Одни работают по специальности, другие нет. Меня это не волнует. Их работодателей, компаньонов и партнеров — тоже.

Среди них выпускники МГУ, ДВФУ, ФизТеха, Бауманки, ВШЭ, МАМИ, СпбГУ. Разных лет. Разных факультетов. Они занимают разные должности, у них различные сферы ответственности, зарплаты, бонусы. Вне зависимости от бренда вуза и среднего балла диплома — они ищут себя, даже если внешне похоже, будто они — состоявшиеся профессионалы, эксперты, мастера своего дела. Нет, они знают: пока жив интерес и охота, живо и дело. Работа и не-работа — не отдельные части, между которыми стоит учиться балансировать. Они выплюнули и эту очередную пустышку. Нет истины ни посередине, ни в центре, ни на краях. Они просто живы всей полнотой, насколько могут себе позволить. Они не ограничивают себя, соглашаясь, что выбора нет, когда не в чем усомниться.

Среди моих друзей есть и те, что выращивают дома водоросли, изучая новые способы дыхания вне атмосферы, имея диплом инженера по специальному машиностроению. Есть те, кто проводил лабораторные исследования на крысах, но ушел работать в продажи. Есть заботливые любящие мамы, с отличием окончившие специальности, открывавшие им перспективы на международной арене.

Советник при ректорате по работе с абитуриентами Александр Владыка, основатель паблика «Абитуриенты ДВФУ»

Не диплом собеседуют. Не с дипломом идут в разведку. Не дипломы приводят компании к краху и успехам.

Не ориентируйтесь на популярность, когда ищите свое место. Создавайте их. Легко это или трудно — расскажете внукам и искателям. А сейчас — радуйтесь жизни, замечая, что полны сил действовать.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей