Написать в блог
Гомункул 2.0 — эксперимент длиной в жизнь.

Гомункул 2.0 — эксперимент длиной в жизнь.

Как мы поучились в российской, французской, австралийской, британской и американской школах
Время чтения: 6 мин

Гомункул 2.0 — эксперимент длиной в жизнь.

Как мы поучились в российской, французской, австралийской, британской и американской школах
Время чтения: 6 мин

А что? Язык он знает!

Начну с того, что это будет длинный пост, и тот, кто осилит до конца наверняка посчитает нашу историю странной. Но спешу заверить — так живут многие тысячи людей, ни на секунду не сомневаясь в правильности своего выбора.
Итак представьте — обычная московская семья — оба заняты своей карьерой в тогда еще кажущейся интересной жизни, наполненной постоянными изменениями в первой половине нулевых.

Дома — трое — мальчик дошкольник и две девочки 4х и 2х лет. Встал вопрос — куда мы идем (мальчик) учиться? Посмотрели школы в округе, потом посмотрели чуть дальше, потом еще дальше и как всегда бывает ничего не выбрали. По сарафанному радио услышали, (а у вас разве было не так ?) что есть «ну очень хорошая школа с немецким языком» и о чудо — в 10 минутах от дома! С помощью друзей и звонков из отдела образования г. Москвы нас наконец приняли и мы были горды и уже готовы были представить как старший отпрыск делает дипломатическую карьеру где-нибудь в Берлине или Цюрихе!
Но время шло, а сын все меньше напоминал нам немца. На поверку оказалось, что школа эта — школа близнец из моего пионерского прошлого, с порядками и правилами, установленными еще на заре советской власти, со всеми этими приветственными вставаниями и линейками к праздникам.


Я не говорю уже о «сменке», дежурствах и прочее.

Тут кто-то может мне возразить — традиции! Но традиции, как позже нам удалось убедиться на примере британской системы заключаются совсем в другом. Но об этом позже.


Поняв что немецким духом там не пахнет мы решились немного «онемечить» ребенка и отправили его (лет в 8-9 уже трудно вспомнить точно) на проживание в семью на границе Германии и Швейцарии. Я сам отвез туда бедолагу и оставил одного в семье, где и без него жили трое замечательных деток, младший правда проводил основную часть времени в люльке из одеяла подвешенной к потолку в кухне. Приемные родители оказались преподавателями в прошлом, легко относящимися к жизни, то что называется — не заморачивались. Наш сын еще до всех своих приключений начал заниматься английским с милой британкой, девушкой-студенткой на стажировке в России. Поэтому, как потом оказалось, он быстро перешел на английский в общении со своей новой немецкой семьей. А как же иначе? Надо было выжить две недели! Ведь наша хваленая школа не научила его даже элементарным азам дойч за пару-тройку лет, да и немцев в то время он видел только в кино про войну.
А вот ни слова не понимающая девочка из предместий Лондона смогла привить навык общения на чужом языке, хотя приходила всего на пару часов в неделю в течении нескольких месяцев.


Тогда-то и прозвенел звоночек у меня в голове, что что-то пошло не так и гордиться сыном-дипломатом мне вряд ли доведется….


ПАРЛЕ ВУ ФРАНСЭ?
Итак, время шло, наш мальчик продолжал ходить в «немецкую» школу параллельно нажимая на английский дома. Все занятия проходили в игровой манере, раскраски, игры и просто болтовня с преподавателем, которые менялись уже несколько раз, но всегда были носителями языка. Меня лично больше всего тронула полная девушка из «Мунчестера», которая ездила на «бусе»…Замечательный укающий акцент сильно выделяет жителей этого города!
Жизнь в Москве все еще изобиловала интересными людьми со всего мира, про скрепы тогда еще не вспомнили, и мы представляли какой будет жизнь наших детей в открытом мире почти без границ и таможен…наивные мы)))
Одна франко-русская пара из Лондона, близкие друзья, подтолкнула нас к неожиданному решению. А почему бы нам не отдать девочек во Французский лицей в Москве? Я с академической скамьи обожал французский, из-за которого меня чуть не выгнали после второго курса, но в конце концов так и не смог его выучить. Идея была проста — пару лет до школы поучиться у французов, а потом, если что, перейти в какую-нибудь российскую школу с углубленным изучением французского, таких в Москве было много и после лицея/сада при посольстве нас бы наверняка приняли. Но в те наивные времена ребенку из семьи, никак не связанной с Францией попасть туда было почти невозможно. Нет, конечно там учились русские дети, «фамилии которых слишком известны, чтобы их называть» ©, но мы, не владевшие языком даже в объеме меню хорошего французского ресторана….В общем нам взялся помочь глава той самой семьи из Лондона, настоящий француз.

Суматошная московская жизнь заставила нас забыть об этом довольно быстро. И вот, в один прекрасный день я вдруг получаю звонок от того самого француза из Лондона (надеюсь он меня простит, что я его так называю), нашего друга, с сообщением, что мне должны позвонить из Лицея! О боги, я совсем не был готов к разговору с культурным атташе Французской Республики или директором Лицея!

Но мечта, когда-нибудь услышать своих дочерей «мило картавящих» на французском пересилила мой страх перед этим «звучным языком любви» и мы поехали на собеседование….

Здание Французского Лицея в Москве

Представьте себе нелепо наряженную пару (как сейчас нелепо выглядел бы правительственный чиновник в метро в час пик), приехавшую на собеседование и ни слова толком не понимающую о чем идет речь! Хорошо что милые французы быстро сообразили и пригласили переводчицу, иначе бы был epic fail как говорят наши дети.
В общем через пару недель мы получили письмо, что Лицей готов предложить нам одно место! Но дочерей-то у нас две! И колесо согласований закрутилось по-новой. Уже несколько месяцев спустя мне прислали полную переписку по нашему вопросу, в которой я с удивлением обнаружил имена французских послов в двух странах (угадайте в каких) и какого-то очень высокопоставленного дипломата из аппарата миссии при ООН. Смелость оказывается не только города берет, но и страны!!!
И так мы попали во французскую систему, о которой речь еще пойдет.


VIVA la FRANCE! или G’day mate!


Так прошло два года. Старшую девочку мы понемногу тоже подключили к занятиям английским с приходящим преподавателем, а младшую решили пока не нагружать. Сами же наконец занялись французским. Нам преподавала замечательная женщина, француженка, пламенный энтузиаст современного танца, вышедшая замуж в России и выучившая русский всего за пару лет.

Через год она уехала во Францию, прихватив с собой русского мужа и детей…

Поначалу вся переписка с Лицеем шла строго на французском как и родительские собрания. Но по мере того, как лицей наполнялся русскоговорящими детьми (а французы приняли программу расширения школы за счет местных детей в том числе) необходимость глубокого знания языка становилась все меньше. Сначала родители настояли на дублировании переписки на русском, а вскоре на всех собраниях и встречах появились переводчики. Это было приятно, но на мой взгляд совсем не нужно.
Мы расслабились и наши успехи в языке стали значительно скромнее. Наступал конец нулевых и в общественной жизни похолодало. В штатах уже накатила волна sub-prime и денежная река инвестиций начала потихоньку пересыхать. А за ней потянулись и иностранные специалисты.
Обучение дочерей нам обходилось не очень дорого, триместр стоил около тысячи евро за одного и заплатить можно было в рублях. Но как же мне было приятно услышать это «воркование “ когда девочки смущаясь отвечали по-французки нашему другу во время очередного посещения Лондона! В их реакциях совсем не было подавленной подчиненности в беседе со старшими, если таковая шла по-французски. В русском же варианте это выглядело немного иначе. «Почему? " — все время крутилось у меня в голове. Неужели культурный код зашит в лингвинистических конструкциях? А то! Еще как зашит!
А вот еще один пример из жизни французской школы. Кто скажет откуда пошла эта традиция вставать когда учитель входит в класс? Я не знаю, но предполагаю отсылку к прусским традициям давным давно позабытым в немецких землях. Заранее извиняюсь, если я ошибаюсь, но по духу очень похоже.
Французский учитель встречает учеников в дверях класса! Во времена какой из пяти республик это стало нормой знают только книжные черви и историки образования. Ясно одно — ученик и учитель равны в своем социальном статусе и таким образом уважают друг друга.
Предложение о работе downunder (в Австралии) застало меня врасплох. Мы помогали с экспертизой группе компаний из Сиднея делать инвестиции в России. И вот sub-prime добрался и до нас. Они решили уйти.

Долго думать не пришлось. Все что крутилось в голове тогда был сериал Skippi и фильм про Крокодила Данди… Едем!

Получить рабочую визу оказалось не сложно, только при прохождении стандартного для эммигрантов и выезжающих в долгосрочную командировку специалистов медосмотра в поликлинике УПДК бабушка костелянша грустно спросила меня: “ Куда же вы таких хороших деток от нас (из страны) увозите? “ «Мы не насовсем бабушка “ — пришлось ответить сердобольной женщине.
Вопрос со школой для девочек уже не стоял. Мы нашли через сеть единственную французскую школу в Сиднее Lycee Condorcet и уже написали туда кучу писем. В крови у потомков Карла Великого видимо не отвечать ни с первого, ни со второго раза. Но будьте настойчивы и вы добьетесь своего! Нас приняли при условии предоставления медсправок,
академвыписок и оплаты вступительного взноса, который идет на обустройство школы. Стоимость обучения была в два раза выше чем в Москве, но все-равно вполне терпимой.
Так мы узнали, что во всех французских школах за пределами Франции строго следят за тем, чтобы дети занимались по одной программе. Поэтому при переезде из страны в страну никто не испытывает шока от новых требований, кроме разве языковых — нужно брать местный язык в дополнение к одному иностранному. Хорошо что в Австралии говорят и пишут на английском языке!
продолжение следует….

Специальная рассылка
Для тех, кому до школы остался год. Как подготовить ребёнка и себя к походу в первый класс
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей